Экскурсия с дендрологом

Экскурсия с дендрологом

Кандидат биологических наук, дендролог Александр Максимов крайне обеспокоен состоянием деревьев в парках и скверах города.
Даже беглый осмотр деревьев на Приморском бульваре пытливому глазу даст обильную информацию о состоянии «зеленых легких» города. Увы, большая часть растений достигла своего предельного возраста и находится на грани гибели. Эти деревья по весне еще пускают побеги, раскрывают почки, зеленеют скромной листвой. Но живых ветвей остается все меньше, а грибов-трутовиков — все больше.В лесной гуще, в естественных природных условиях такая картина вполне объяснима. Там действуют свои законы саморегулирования лесного сообщества живых организмов. Но в условиях парков и скверов деревья должны и декоративные функции выполнять, и эстетическую нагрузку нести. Усохшие ветви являют угрозу здоровью людей, оказавшихся в парке. Но они становятся еще и источником вторичного заражения растений: на них собираются споры различных грибов, колонии вредоносных насекомых.

До поры соседние здоровые растения отбивают атаки болезней. Но критическая масса инфекции со временем ослабляет деревья, приводит к угнетению. Ну а больной парк уже не способствует отдыху людей и больше напоминает кладбище растений.

К примеру, на Малаховом кургане вырубкой сухих деревьев, похоже, занимаются жильцы соседних частных домов с печным отоплением. Хорошо, что мертвые деревья хоть кто-то вырубает. Но остаются пни различной толщины и высоты, торчащие по всему кургану. Эти же пни становятся рассадником древоточцев и короедов.

Такая же картина, с небольшими отличиями, наблюдается и в других парках и скверах. Лечение перезрелых и больных деревьев — дело затратное и неблагодарное. Они должны удаляться из зеленой зоны и заменяться новыми.

Клён ясенелистный (он же — клён американский) можно демонстрировать как пример тщетных усилий по спасению конкретного дерева. Он полностью поражен грибной инфекцией. У основания ствола прогрессируют плодовые тела трутовика. Дерево не имеет эстетического или декоративного значения, заражает окружающую территорию. Разумнее было бы его заменить молодым деревом. Да и, судя по состоянию ствола, сделать это нужно было еще лет 10 назад. Рядом — десяток софор, уже обильно зараженных грибами.

Еще один типичный пример того, как не надо вести парковое хозяйство, — ели на Приморском бульваре. Это солнцелюбивое растение было высажено в тени кленов, платанов, конского каштана. Ели колючие голубые чахли, страдали, росли кривыми и облезлыми. Их редкая хвоя говорит о том, что долго они не протянут.

Вместо них на свободном участке земли под сенью больших деревьев нужно было высадить устойчивые к тени растения. Например, тис ягодный. Результат был бы куда привлекательнее. А чудные голубые ели следовало высадить на открытых солнечных площадках. Да и грунт для них нужно в условиях Севастополя особым образом готовить.

Северная гостья, береза, чувствует себя в нашем климате не очень комфортно. Летняя жара ее донимает. Да и зимних морозов ей для устойчивого развития недостает. Плохая перспектива на бульваре для кедра атласного, высаженного по ошибке в тени лиственных деревьев. Летом он почти не получает солнечного света и уже сейчас выглядит угнетенным. А он способен жить более 1000 лет и достигать 50 метров в высоту!

Есть, правда, и положительные примеры на Приморском бульваре. Это — платан восточный, очень перспективное для нашего города дерево. Его можно рекомендовать к повсеместной высадке. Но для этого гиганта и котлован нужно готовить не менее 2 метров глубиной и в сечении. С обязательной заменой грунта. Интервал посадки — 15-20 метров.

На бульваре встречается несколько особей тиса ягодного, крымского эндемика. Есть его рощи уже и в Европе, в Средиземноморье, на Кавказе. Растение выносливое, устойчивое к климатическим перипетиям. Для Севастополя крайне желательное в качестве «подлеска» в парках и скверах.

Осенью 2012 года на бульваре были высажены магнолии крупноцветковые. Они вполне способны выдержать севастопольские морозы (до -25 градусов) и стать украшением парков. Но они требуют особого ухода. В том числе и обильного полива. Особого внимания на Приморском бульваре заслуживает кедр ливанский. Красивое растение с горизонтальной кроной способно украсить любой парк.

Распространена в Севастополе гледичия трехколючковая, устойчивая к нашей почве и осадкам, не требующая дополнительного полива. Деревья живут до 300 лет и имеют высоту до 40 метров. Этот вид обильно плодоносит и хорошо приживается. Белая акация также способна самостоятельно распространяться. Она обильно плодоносит, но после 50-70 лет начинает деградировать, теряет свои декоративные свойства.

Акацию в Севастополе часто сопровождает плющ крымский. Это лазающее вечнозеленое растение, стремящееся к солнцу. Плющ имеет свою корневую систему и не является паразитом. Он может служить интересным элементом ландшафтной архитектуры. Но его влияние на живое дерево-опору, конечно же, весьма негативно.

Лох узколистый широко распространен по всему Крыму. Он достоин использоваться как парковая культура. Может расти как куст с постоянной декоративной стрижкой или как дерево высотой до 3 метров. На Приморском бульваре несколько особей лоха растут возле лестницы.

Также для паркового хозяйства важно соотношение вечнозеленых насаждений и листопадных, хвойных и лиственных. Процесс удаления больных и ветхих деревьев сегодня в нашем городе крайне затруднен многоступенчатой комбинацией согласований. Но каждое больное дерево грозит болезнями соседним. Работа по обновлению зеленых насаждений должна быть непрерывной и многолетней. Внимания заслуживают и посадки во дворах и на улицах. Их значение для общего озеленения города трудно преувеличить.

Фото автора.

Другие статьи этого номера