КОЛЧАК

КОЛЧАК

7 февраля 1920 г. в Иркутске, на берегу реки Ушаковки, был расстрелян Александр Васильевич Колчак. Для моряков он адмирал, командующий Черноморским флотом. Для многих других — защитник тысячелетней России. Ее традиций и веры отцов. Для коммунистов он — злейший враг. В Севастополе по инициативе общественности предпринята попытка увековечить память А.В. Колчака, установив памятную доску. Ветераны и командование Черноморского флота воспротивились: «Нецелесообразно».ПОСМОТРИМ, ЗА ЧТО ВОЕВАЛ АДМИРАЛ

Сначала заглянем в «Морской биографический словарь», изданный в 1995 году под редакцией И.В. Касатонова. Вот, что мы там узнали. «Видный деятель русского флота, военно-морской теоретик, исследователь Севера. Участник русско-японской войны. За храбрость награжден золотым оружием. Участвовал в создании Морского Генерального штаба. Командовал минной дивизией Балтийского флота. С 1916 по 1917 гг. — командующий Черноморским флотом».

От себя добавлю, что А.В. Колчак был знатоком минного дела и всемирно признанным специалистом по организации минных постановок. Уже отстраненный от командования Черноморским флотом, он был приглашен в США для обмена опытом применения минного оружия. Тут уместно напомнить, что благодаря минным постановкам по инициативе командующего флотом (флот противника оказался заблокированным) боевые действия на Черном море фактически прекратились. За время его командования ЧФ мы потеряли лишь одну подводную лодку «Морж».

С учетом всего сказанного А.В. Колчак как командующий Черноморским флотом (независимо от его политической ориентации) заслужил о себе добрую память, как видный военный специалист, профессионал высокого класса. Но Колчак — это и история нашего города. Это уже немало. Правда, тут меня может поправить простой школьник: «А потеря новейшего линкора «Императрица Мария»! Эта катастрофа произошла именно при Колчаке! Что ж, благодарить его за это!?»

Все это так. Но не все.

Большевики ради захвата власти над Россией уже готовили сепаратный мир с Германией, разложили армию и флот. Как писал А.В. Колчак Анне Тимиревой, уже назревал «более опасный взрыв — революционный». И тут, даже если и немцы подорвали «Марию», то это не боевая потеря, как минзаг «Морж», а диверсия. Без участия «сознательных» матросов, таких как Матюшенко и Вакуленчук, поднявших бунт на «Потемкине» еще в 1905 году, расстрелявших командира и старпома, а также ряд других офицеров, не обошлось.

Вот эти «беспредельщики» увековечены в названиях улиц. У нас есть даже бухта Матюшенко. А командующий флотом адмирал Колчак этого не удостоился. Хотя сначала, в неразберихе, даже красного революционера лейтенанта Шмидта перезахоронил торжественно и принародно. Правда, не все наследники «революционной славы» знают, что надгробные плиты флагманского идеолога революции Шмидта взяты с могилы убитого под руководством Афанасия Матюшенко командира броненосца «Князь Потемкин Таврический» капитана 1 ранга Голикова.

Если за время командования Черноморским флотом адмирала Колчака немецкий флот был заблокирован у входа в Черное море, то позже и линкор «Гебен», и крейсер «Бреслау» свободно гуляли в окрестностях Севастополя, а «Гебен» даже проходил доковый ремонт в нашем Северном доке. Мы же вместо организации отпора завоевателям топили свой флот. В здоровую голову это не укладывается.

Это допустил не Колчак. Это — преступление большевиков.

Вот севастопольские ветераны говорят, что недопустимо «увековечивать то, что нанесло вред самому государству». С этим я полностью согласен. Только есть вопросы. Потопление кораблей Черноморского флота в Цемесской бухте — это вред государству или польза? Передача большевиками ради власти над страной почти всей Украины вместе с Крымом и Севастополем немцам — это польза для государства или преступление? А превращение оборонительной войны в гражданскую? И все эти «патриоты» увековечены и до сих пор живут в народной памяти в виде памятников и улиц их имени. Они — герои. Пример для подражания.

А как было с затопленными в Новороссийске кораблями? Никакой ценности как боевые корабли они, пролежав длительное время на дне, уже не представляли, а стали серьёзной помехой судоходству. С затратой многих сил и средств корабли были подняты. Руководил их подъемом наш земляк, заместитель директора нашего «Севморзавода» Николай Иванович Горюнов. Он же поднимал и «Императрицу Марию», но в 1930 году был расстрелян как враг народа. Расстрел такого специалиста, принесшего пользу стране, — это что? Доброе дело или вред? Мы в этом до сих пор не разобрались.

Оказавшийся под угрозой захвата немцами запертый в Гельсингфорсе Балтийский флот капитан 1 ранга А.Н. Щастный в критической ситуации перевел в Кронштадт с целью исключения захвата наших кораблей немцами. Всем известно, что командующий морскими силами Балтийского моря за это был расстрелян. Теперь ясно, что большевики — такие же враги России, как и немцы. А то и больше.Тут небезынтересно отметить, что если спасавшие народное достояние страны патриоты Щастный и Горюнов были расстреляны, то топивший наш Черноморский флот Ф. Раскольников был положительно отмечен вождями революции и позже даже командовал Балтийским флотом.

Тут даже черт перекрестится.

А КТО ЖЕ В ГЕРОЯХ?

По непонятным причинам у нас все эти деяния опричников Октябрьского переворота до сих пор не вызывают вопросов. И воспринимаются не как вредоносное, а доброе дело. Кто же считает по-другому — тот враг. До сих пор.

Моряк и патриот адмирал Колчак с этим согласиться не мог. И не только он. Крестьянские восстания прокатились по всей бывшей империи. И погашались эти очаги, кроме пули в лоб или в спину, еще и газами. Понятно, один вооруженный бандит поставит на колени тысячу безоружных. Расстреливали из своих же каждого десятого из колеблющихся и нерешительных. Децимация! Как в Древнем Риме. Даже кронштадтские красные матросы взбунтовались, увидев, во что вляпались по агитации большевистских эмиссаров. Нам 90 лет не хватило, чтобы осознать это злодейство.

Но это не просто отдельные, не связанные эпизоды нашей истории. Все у большевиков было по плану. Вот мы берем в руки «Секретные материалы» N 19 за октябрь 2010 года и читаем: «…В Кронштадте… Бунтовщики дошли до исступления. Они не только резали на куски и жгли на кострах офицеров, но и просто разрывали живых на части, а потом топтали и жгли… Больше 1000 офицеров были убиты таким образом.»

Вот какими методами большевики в соответствии со своими нравственными нормами утверждали свою власть.

На этот счет советский человек скажет: «Война есть война». Тем более — Гражданская. Но это было в 1917 году. Еще до Гражданской. Гражданскую большевики еще только готовили. А офицеров уничтожали заранее. Приведенный эпизод выходит за рамками понятия любой войны. А убийство императорской семьи? Это тоже война? Дорого заплатил народ за навязанную нам советскую власть. Правда, главный большевик Ленин нас даже за народ не считал. Он писал: «Русской массе надо показать нечто очень простое, очень доступное ее разуму», «беспощадное истребление». Вот так и показывали. Это политическое завещание «товарища» Ленина.

А подельник товарища Ленина Л.Д. Троцкий вообще нас считал «дровами мировой революции». Если остановиться на «дровах», то вот лишь выборочные эпизоды злодеяний большевиков: «Большинство арестованных «контрреволюционеров» направлялось на металлургический, кожевенный и, главным образом, Балтийский заводы… На металлургическом заводе красногвардейцы бросили в пылающую доменную печь до 50 человек юнкеров и офицеров, предварительно связав им руки и ноги…»

Вот они, «дрова мировой революции»! Вот оно, беспощадное истребление, на котором настаивал Ленин! Вот мораль «молодой Советской республики»!

Приведенная цитата — из материалов созданной А.И. Деникиным комиссии по расследованию злодеяний большевиков. Целью работы было «выявление перед лицом всего культурного мира разрушительной деятельности организованного большевизма».

Эту «разрушительную идею» адмирал А.В. Колчак разглядел и понял раньше других. И встал на защиту тысячелетних традиций и устоев своей родины. Что можно поставить ему в вину?

Читаем дальше: «…Ужасной смертью погиб штабс-капитан, адъютант начальника школы прапорщиков: его, тяжело раненного, большевистские сестры милосердия взяли за руки и за ноги и, раскачав, ударили головой о каменную стену».

Заглянем на Дон. Тут «в одной из станиц с целью изничтожить казачество вырезали животы у беременных женщин, хватали детей за ноги и разбивали им головы о столбы…»

Вот так утверждалась советская власть.

Сейчас что у нас, в Украине, что в России, возрождается казачество. Ни один казак не осознал этого злодейства, не потребовал от властей объяснения этого варварства, а надел казацкие штаны, взял себе генеральское звание, нагайку в руки и стал «казаком». Как ни в чем не бывало! Не будет из него казака.

А вот Пенза. «На соборной площади был поставлен памятник Карлу Марксу, который охранялся китайцами и латышами. Но в одну ночь памятник был разрушен. Начался красный террор. Было арестовано 150 офицеров… Все они были расстреляны».

Уместно отметить, что у нас, в Севастополе, и в Крыму были свои «герои». Это Надежда Островская, Розалия Залкинд, Бела Кун, тот же Фрунзе.

Эти «герои», совместно и поодиночке, самым зверским образом лишили в Крыму права на жизнь до 150000 человек, в основном, офицеров. Только в Севастополе и Балаклаве в первые недели после Исхода было уничтожено 29 тысяч человек. Трупы висели на деревьях с вырезанными на плечах погонами. В ялтинской Багреевке к месту казни гнали стариков, даже беременных женщин. Не хочется об этом говорить. А еще тяжелее молчать. Ведь это до сих пор не осуждено! Считается геройством. В лучшем случае — принудительно замалчивается.

Известный богослов Фома Аквинский говорил: «Бойтесь человека одной книги». Похоже, не все из нас до сих пор не выпустили из рук «Краткий курс истории ВКП(б)». Потому и памятники палачам оскверняют наш город, так же, как и палач Роза Залкинд «украшает» Кремлевскую стену в Москве. У нас что ни улица, то имени какого-нибудь великого деятеля Великой революции — Ленина, Пожарова, Бела Куна и др. И любое предложение о возвращении исторического топонима встречает яростное сопротивление почитателей «Краткого курса…» Это тем более странновато, что революция и гражданская война, т.е. насильственная смена власти, обошлись нам в 20 миллионов россиян, остальных добили потом. В тюрьмах и лагерях.

Уместно в этом контексте отметить, что если в «тюрьме народов», как называли царскую Россию, находились лишь сотни политических заключённых, то в «свободной Стране Советов» — миллионы. Мы до сих пор прославляем, оберегаем своих убийц, перешагнув через эти жертвы.

А сейчас вопрос ко всем жителям бывшей «Страны Советов». Широко известно, что после революции наступила в нашей истории новая эпоха. Так вот, где проходит граница между этими эпохами? У нас! В Севастополе! По Графской пристани!

Кроме сиротливой памятной доски об этих событиях, перевернувших страну, унесших 20 миллионов жизней россиян, никаких памятных обозначений там не найти. И памятную доску о всенародной драме — Исходе — с большим трудом удалось установить общественности по инициативе сотрудников Музея Черноморского флота О. Ивицкой и Г. Парамоновой.

Это не простое упущение или забывчивость. Это целенаправленное вытравливание из народной памяти тех драматических событий. Ущербная история. Ущербное сознание.

Колчак, столкнувшись с большевиками и их покровителями, разглядев в их идеологии угрозу существованию тысячелетнего государства и общественной морали, без колебания взвалил на себя непосильную ношу противостояния. Знал меру ответственности. Не исключал и свою гибель. Но ничто не послужило для него препятствием. Были лишь ответственность и желание спасти страну от большевистского нашествия. Адмирал остался верен присяге и флагу. До конца.

Тут на Колчака правильнее всего взглянуть не только как на командующего Черноморским флотом, а как на Гражданина и Человека. И как ни разглядывай моральный и гражданский портрет Александра Васильевича Колчака, меньше чем Героя он не заслуживает. Он бесстрашно взял на себя всю боль тех зверств, с частью которых мы уже познакомились.

Адмирал Колчак — это не только «минный заградитель» и командующий Черноморский флотом. Это еще и врожденный дальновидный государственник. Кто знаком с материалами допроса Колчака, тот знает, что адмирал выражал уверенность, что в случае союза с немцами будем отбиваться от Антанты. Предупреждал и относительно немцев. Мы для Германии, «как навоз для удобрения германских полей, чтобы соответствующим образом нас третировать в будущем».

Так все и получилось. Но Колчак до сих пор для нас — злейший враг.

Многие скажут: «Колчак — зверь и палач. И нечего тут его защищать». Даже фотографии «расправ» могут привести. Могут. Но правды в них мало. Свои злодейства большевики сваливали на белых. И демонтировали фотографии своих же расправ. Достаточно вспомнить расстрел чекистами польских офицеров. Под «музыку» тракторов и бензопил было уничтожено 22 тысячи человек. Это злодейство свалили на фашистов. Такова советская «правда». Мы на ней воспитывались. Правда, и советской власти уже нет, но мы все те же.

В ЗНАК УВАЖЕНИЯ И ПАМЯТИ

Тут закономерно возникает одна проблема: советская власть утверждалась за счет «героизма» красных вождей и героев — Ленина, Троцкого, Тухачевского, Буденного, Чапаева, Щорса, Бела Куна, Фрунзе и др. Но она оказалась несостоятельной. Союз распался. И мы вернулись к такому же «проклятому капитализму», что и был до того. Тогда и «шевроны» героев правильно было бы поменять. В ранг героев нужно возвести тех, кто противостоял насильственному эксперименту с коммунизмом. Может, тогда и Гражданская война наконец закончится.

Ни «любители» истории, ни правительство этим вопросом не задаются. В лучшем случае считают, что конец Гражданской войне в России пришел в 1920 году с «изгнанием» Врангеля или в 1922-м, когда из Владивостока ушла эскадра адмирала Старка. Но я хочу дату окончания этой гражданской драмы увидеть в календаре, в школьном учебнике. Об этом говорят даже школьники. Есть отдельные военные эпизоды. А даты окончания войны нет. Ущербная история. Ущербное сознание.

…Памятная доска в честь командующего Черноморским флотом вице-адмирала А.В. Колчака не только послужит знаком памяти и уважения к герою Гражданской войны и Великому Гражданину, свидетелю и участнику наиболее кровавых страниц нашей общей истории, но и подтолкнет к здоровым мыслям.

А пока что мы собственную трусость, отсутствие гражданской позиции и ответственности прикрываем войной с павшими героями. Тут опасности — никакой. Можно проявить и геройство. Двойная мораль и лицедейство.

Союз распался сам собой как нежизненная искусственная структура, обошедшаяся в 20 миллионов жизней наших граждан. Но герои для нас — все те же. А кто еще тогда понимал и бесстрашно боролся против этого эксперимента — тот до сих пор враг. И тут беда наша не только в людских потерях в Гражданскую и во время сталинского «репрессанса». Не менее важно и то, что за время существования Союза настолько деформировалось наше сознание, что хотя СССР давно уже и нет, но нам до сих пор белое видится черным.

Насчет памятной доски. Вопрос установки — решаемый. Это не деньги. Это наша мораль. И совесть. Ни белая, ни красная, а человеческая и гражданская.

Насчет места. Это северо-восточная часть гостиницы Киста, где в своем кабинете около 100 лет назад принимал граждан Севастополя командующий Черноморским флотом Александр Васильевич Колчак. Хочется думать, что и сегодняшний командующий Черноморским флотом России, да и Главком, от своего коллеги не открестятся. Колчак — равный среди равных, а то и выше.

Другие статьи этого номера