Смуглолицый джентльмен

Мальчик ромской национальности появился в семье киевлянки Евгении два года назад. Женщина знала, что такое быть мамой, так как воспитывала родную дочь Викторию. Когда Вике исполнился годик, папа и мама решили подарить ей братика.Когда родители усыновляли Назарчика (так они назвали своего приемного сына), ему было всего лишь 10 месяцев от роду.

Евгения понимала, что скрыть факт усыновления будет сложно, ведь в отличие от родителей у ребенка были темные волосы и смуглая кожа. Но, живя в большом городе, семья, к счастью, не ощутила на себе лишнего внимания дотошных сограждан.

Шло время. Маме Евгении посчастливилось увидеть первые шаги и услышать первые слова сына. Слово «мама» он осознанно произнес в год. А потом наступил целый месяц молчания… Но после этой паузы, неожиданно для всех, начали сыпаться все новые и новые слова.

«В детском садике заведующий и врач знают, что мы Назарчика усыновили, и воспринимают это на ура. Сына называют не иначе как «Звезда». Он эмоциональный, подвижный, очень любит танцевать, но если нужно, сразу же сосредоточивается и слушает. В своей группе он лучше всех прошел тест на сообразительность. Я не стараюсь его чем-то выделять. Вместе с Викой воспитываю их одинаково, они оба для меня — самые родные дети на свете».

По словам Евгении, особых проблем в семье с появлением Назарчика не возникало. Вика старше брата всего на год. Вначале, когда Назарчик требовал большего внимания, она ревновала маму. Но за два года совместной жизни дети нашли общий язык и сейчас, наверное, уже не представляют своей жизни друг без друга.

Назар растет настоящим джентльменом — воспитанным, предупредительным.

«Интересно наблюдать, как он помогает своим подружкам по детскому саду надевать верхнюю одежду и обувь. Порой меня поражает умение сына общаться с женщинами. Например, если его за что-то пожурит воспитательница, Назар может сделать ей комплимент: «У вас такие красивые туфли, Мария Ивановна!» Ну какая женщина после этого не сменит гнев на милость?!» — рассказывает Евгения.

Однако в семье возникали и психологические проблемы. Казалось бы, ребенок и года не прожил в специализированном детском учреждении, но и за это небольшое время успел обзавестись многими комплексами и страхами.

«Мы целый год не могли попасть на прием к врачу: как только заходили в помещение, у сына начиналась истерика, — рассказывает Евгения. — Он очень боялся официальных учреждений для детей, где были женщины в белых халатах. Как мы его только не успокаивали: и задабривали, и обманывали — все напрасно. Лишь постепенно, с течением времени нам удалось преодолеть все страхи».

На днях Назарчику исполнилось три года. Евгения пока не спешит рассказывать сыну историю его появления в семье — он еще слишком маленький для этого. Но, по словам женщины, в будущем она не собирается скрывать от ребенка правду о его рождении.

«Ничего страшного не вижу ни в соблюдении тайны усыновления, ни в ее отмене, — утверждает Евгения. — Если ребенка заранее морально подготовить, то в будущем это лишит его многих психологических комплексов».

Евгения сама работает в социальной службе и убеждена в том, что каждый ребенок требует индивидуального подхода. И даже биологические родители порой не всегда самостоятельно могут его найти.

«Мы живем в Киеве, и нам в этом плане проще: легче найти нужных специалистов, можно обратиться за помощью к тому же психологу, — говорит Евгения. — Но даже если бы такой возможности у меня не было, при необходимости я все равно искала бы помощи у специалистов, когда возникают противоречия и проблемы».

Вот так сложилась судьба Назарчика, анкета которого когда-то была размещена на сайте sirotstvy.net. Искренне желаем этой семье благополучия, счастья, здоровья и уверенности в завтрашнем дне!

(По материалам сайта sirotstvy.net).

Другие статьи этого номера