Испытание улицей

Испытание улицей

Известно, что нездоровая атмосфера в семье непременно сказывается на детях. Элементарное отсутствие достаточного внимания со стороны родителей приводит к неправильному формированию личности юного человека. Последствия мы постоянно наблюдаем вокруг себя, а также находим в сводках криминальных новостей.
Сегодня мы беседуем с девушкой, которая, как вы уже догадались, является «воспитанницей улицы», что стало для нее настоящей трагедией. Ее зовут Ольга. Ей 19 лет.— Оля, расскажи, пожалуйста, о своей семье.

— Для меня эта тема является очень болезненной. Обычно дети гордятся своими родителями, а у меня все наоборот. Сколько себя помню, мать с отцом не выходили из запоев. Усядутся вечером на кухне с друзьями и «гульбенят» до самого утра. А я, будучи совсем маленькой, бегаю вокруг стола. Тогда я еще не понимала, что происходит.

Спать меня укладывали часа в три ночи. Вернее, как укладывали — сама засыпала, где придется. Утром мать отводила меня в садик, забирала поздно вечером. Иногда за мной никто не приходил. Напьются водки, а про ребенка и не вспомнят. В такие дни домой меня возвращала няня, которая знала, где мы живем. Дошло до того, что воспитательница пожаловалась в соцслужбу, и родителям пригрозили, что отберут ребенка. Но это не помогло. После того случая в детский сад я больше не ходила. Вот вам и решение вопроса.

Пока родители были на работе, я оставалась дома одна. Уму непостижимо, как можно быть такими безответственными. А вдруг пожар или другое несчастье? Хотя, думаю, они были бы только рады, если бы я погибла. Зачем им лишний «хвост», который требует денег? Лучше потратить на спиртное и гулянки.

Так и росла я без любви и внимания.

В семь лет впервые не ночевала дома. Это было летом. Гуляла с друзьями на улице, а возвращаться не хотелось. Знала, что дома пьяное застолье. Зашла в подвал и заснула на каких-то тряпках. Это была самая спокойная ночь за всю мою предыдущую жизнь. Без звона бокалов, пьяных тостов во все горло, без крика матери, избиваемой отцом.

Кстати, никто так и не заметил моего отсутствия. Вернувшись домой под вечер следующего дня, я услышала от отца претензионный вопрос: «Почему так рано пришла?» Мол, иди еще гуляй, не путайся под ногами. Вот так вот.

Я завидовала ребятам со своего двора, которых любили родители. Их звали кушать, одевали нормально. Я же носила лохмотья, из которых давно выросла. Питалась тем, что осталось из закуски. Кусок хлеба и ломтик колбасы, если повезет. Иногда ребята выносили мне покушать из дома. Этим и спасалась. Их родители одевали меня в старые вещи своих детей.

— Но почему же никто из соседей не предпринял попыток спасти тебя?

— Даже не знаю. Видимо, считали, что плохие родители лучше любого детского дома. Взяли заботу на себя. Я была таким себе ребенком всего двора. Думаю, мне было бы лучше в детдоме…

В 13 лет я совершила свою первую кражу — стащила из магазина булку хлеба. Есть хотелось невыносимо. А потом были еще и еще. Воровала одежду на рынках, продукты и прочее. Правда, брала лишь то, что крайне необходимо для жизни. Как говорится, не корысти ради. А что делать, если тебя не кормят нормально и не одевают?

В том же возрасте первый раз попробовала алкоголь в компании местной шпаны. Обычные ребята со мной водиться уже не хотели. Кому приятно находиться рядом с неухоженной оборванкой? Вот и кучковалась с такими же, как я, — неблагополучными.

— А как же школа?

— Да что там школа?! Мне было не до нее. Ходила время от времени, чтобы не забывали, как я выгляжу. Учителя оценки рисовали, чтобы не оставлять на второй год. Знали, что за семья.

В принципе, я после седьмого класса в школе больше не появлялась.

— Наркотики пробовала?

— Пробовала коноплю, нюхала клей. Тяжелых наркотиков не употребляла, слава Богу. Денег не было. Самое дешевое — клей. Тогда это было явлением распространенным. Нанюхаешься — и живешь в другом измерении. В общем, полный «неадекват».

В этой же компании я в первый раз вступила в половую связь. И это в 13 лет!

— Неужели родители вообще не проявляли интереса к твоей жизни? Дочь ведь!

— Им было не до меня. Они так опустились, что пропили все, что было в доме. Работу потеряли. Промышляли сбором бутылок и металлолома. Куда там до меня.

Когда мне исполнилось 14, умер отец. Напился и заснул на улице зимой. Погиб от переохлаждения. Кстати, это событие заставило маму пересмотреть взгляды на жизнь. В том числе и на мою. Гибель отца нас немного сплотила. Мама, оставшись одна, нуждалась в поддержке. Кроме меня, у нее никого не было. Собутыльникам она была неинтересна. Это все «друзья» отца.

Мать бросила пить и стала искать работу. Деньги были очень нужны. К тому моменту в квартире были отрезаны свет и вода — за долги. В таких условиях нормальному человеку жить невозможно.

Мама устроилась уборщицей в торговый комплекс. Через время нашлась вакансия и для меня. Теперь мы вместе выкарабкивались: она — из плена алкоголя, а я — из сетей улицы.

Это был сложный период для нас обеих — психика-то нарушена. Благо справились.

— Тебе нравились перемены?

— Сложно сказать. Чтобы встать на правильный путь, нужно откреститься от всего старого. Но как это сделать, если я ничего другого не видела? Мне предстояло прекратить контакты со всеми своими приятелями. Отказаться от вредных привычек и того мира, в котором я жила прежде. Это, честно скажу, нелегко.

Но перемены в жизни матери меня не могли не радовать. Теперь она вспомнила, что у нее есть дочь. На трезвую голову у нее начали просыпаться материнские инстинкты. Конечно, между нами оставалась пропасть упущенных лет, но она постепенно сокращалась. После первой зарплаты мы отправились в магазин и купили одежду. Потом постепенно начали налаживать быт. Привели квартиру в порядок, рассчитались с долгами.

Наша реабилитация длилась несколько лет. К семнадцати годам я стала совершенно иным человеком. Поступила в вечернюю школу. Окончила курсы парикмахеров. Сейчас встречаюсь с молодым человеком.

— Собираешься заводить семью?

— Как говорится, поживем — увидим. В принципе, семья у меня уже есть — мама, ребенок.

— Ребенок?

— Ну так получилось. Возможно, благодаря ему мы с матерью смогли выбраться. Я не хочу, чтобы мое дитя узнало все то, через что мне довелось пройти. Да и моей матери рождение внука очень помогло. Она получила возможность ухаживать за ребенком. Теперь она дает ему то, что не дала мне. Сын счастлив. Он растет в здоровой атмосфере любви и заботы. А это для меня сейчас — самое главное.

Страшно, когда у человека отнимают детство. Это период формирования личности. Мне хоть и удалось вырваться из бездны, но все равно она сформировала во мне целый «букет» комплексов. Мне-то и вспомнить нечего, по большому счету. Мои коллеги делятся яркими воспоминаниями из детства, смеются, а у меня горечь на душе. Жизни-то как таковой я видела всего несколько лет. Упущенного, увы, не наверстать.

Благодарим нашу героиню за откровенный разговор. Очень хочется, чтобы как можно меньше людей прошли ее путь. Но даже если беда постучалась в дверь, знайте: выход есть всегда. Стоит только по-настоящему захотеть. Яркий пример этого — данная история.

Фото Д. Метелкина (из архива редакции).

Другие статьи этого номера