Вслед за Пушкиным по Петербургу…

Вслед за Пушкиным по Петербургу...

Абонемент ЦГБ им. Л.Н. Толстого в преддверии Дня памяти великого поэта представил читателям книжную выставку «Пушкинский Петербург».Безусловно, Петербург без Пушкина немыслим. Петербургский период жизни gоэта — два с половиной десятилетия, начиная с его первого приезда в этот город летом 1811 года, и заканчивая трагическими событиями зимой 1837-го. Все это отражено на выставке.

Петербург для Пушкина был родным домом: здесь прошла юность, здесь — знакомые с детства улицы и дома, здесь жила память о товарищах, ушедших раньше него. И последние, непростые годы жизни великого поэта, тоже были связаны с Петербургом.

Если отрешиться от литературного образа, то «Петербург Пушкина» даже географически легко различается на карте современного мегаполиса… Он умещается между Фонтанкой и Невой, занимает острова Заячий, Петровский и Васильевский. Здесь жили друзья Александра Сергеевича и герои его произведений, здесь находились и все петербургские квартиры поэта.

Выставка в ЦГБ им. Л.Н.Толстого словно проводит читателей по петербургским маршрутам первого стихотворца России, на какое-то время останавливаясь там, где останавливался сам Пушкин: у задушевных друзей, в великосветских салонах или знаменитых трактирах. Подразделы книжной выставки повествуют и раскрывают, почему так любил он «Петра творенье».

Правда, есть и небольшое отступление. Царское Село, например. Всю жизнь оно оставалось для поэта «счастливым городком» и «мирным уголком», который он сам навсегда и прославил. В книге Галины Семеновой «Царское Село. Знакомое и незнакомое» приводится множество малоизвестных, любопытных сведений о литературной колыбели будущего великого гражданина и сочинителя России. Впервые в одном издании так обстоятельно рассказывается об этом, пожалуй, самом знаменитом пригороде Санкт-Петербурга. Вообще, по мнению многих исследователей, «Петербург Пушкина» — не красивый эпитет, а историческая реальность. Доказательство тому — опыт энциклопедического словаря «Быт Пушкинского Петербурга». Вся информация, изложенная в нем, выступает как фон, как собственный контекст биографии поэта.

Особенности петербургского уклада тех лет, малозначащие, на первый взгляд, детали городского быта, «внешность» площадей и улиц, наряды горожан, салоны, театры и многое другое наглядно иллюстрируют жизнь Пушкина и его окружения. Но кто же так или иначе входил в «орбиту» поэта и только поэтому не канул безвестно в Лету? Современников Александра Сергеевича, составивших ряд литературоведческих портретов, «выписанных» пушкинистами, — достаточно. И о многих из них можно узнать, рассмотрев нашу книжную выставку.

Об этом, в частности, книги Наума Синдаловского, исследователя и непревзойденного знатока петербургской жизни. А главное — известного собирателя легенд и мифов о Петербурге. Его книги «Пушкинский круг», «Пороки и соблазны Северной столицы. Светская и уличная жизнь — в городском фольклоре» позволяют читателям сквозь тщательно отлакированный и канонизированный образ Пушкина разглядеть обыкновенного человека со всеми присущими ему достоинствами и недостатками.

Невозможно не остановить взгляд на книжных новинках: это Лариса Черкашина, «Последняя дуэль, или За что убили Пушкина»; Ирина Ободовская, Михаил Дементьев, «Роковая красавица Наталия Гончарова»; Наталья Павлищева, «Наталья Гончарова. Жизнь с Пушкиным и без»; Наталья Горбачева, «Наталья Гончарова против Пушкина? Война любви и ненависти»; Владислав Романов, «Дневник Пушкина» и многие другие книги. Часть из них — подарок Комитета по культуре правительства Санкт-Петербурга — гордость фонда Центральной городской библиотеки им. Л.Н. Толстого.

Все они читаются, как прекрасный роман, увы, так печально закончившийся.

Почему же так много и разнопланово написано о Пушкине, почему его личность, его творчество до сих пор рождают у литераторов желание вновь и вновь возвращаться к их исследованию?

Юрий Михайлович Лотман, авторитетнейший литературовед, пушкиновед, был первым, кто простым и убедительным образом сформулировал все, что происходило, происходит и будет происходить вокруг имени Александра Сергеевича после его гибели: «Прижизненная биография Пушкина — жизнь Пушкина-человека — закончилась, началась вторая — посмертная».

Собственно, об этом — вечном Пушкине — и повествует выставка в «толстовке».

Т. ЧУПРИНА, заведующая абонементом ЦГБ им. Л.Н. Толстого.

Другие статьи этого номера