Любитель выпить «на шару»

Лет двадцать назад, в пору моей бурной студенческой молодости (я учился на мехмате Уральского политехнического института), так получилось, что очередная избранница моего сердца настолько сильно меня полюбила, что я был даже приглашен на «смотрины». Такого до той поры в моей жизни никогда не случалось, но вот довелось…

У моей подруги Вероники (кстати, я так на ней и не женился) была любимая сестра Вера. Вот на её день рождения в узкий семейный круг я и был приглашен.

Все прошло нормально, я даже, как мне показалось, вроде бы и пришелся ко двору. Во всяком случае, когда отец Вероники, дядя Сережа, изрядно выпив, стал рассказывать кое-какие случаи из своей следственной практики (он занимал некогда важный пост в городском управлении МВД), Вероника мне на ушко доверительно сказала, что, мол, «при посторонних» отец, как правило, на такие «мемуарные» откровения не решается.

Ну не о том речь. Вот какую интересную историю рассказал тогда отец моей возлюбленной (на том этапе моей жизни, разумеется):

-Я в 1970 году был послан на практику (он учился в Ташкентской школе МВД.-Ред.) в Денау-небольшой городок на юге Узбекистана,-так, помнится, начал свой рассказ Сергей Ильич.-Местность, признаться, забытая цивилизацией. Что характерно, там среди узбеков и таджиков проживало немало русских. Вот на одном из дежурств я и оказался свидетелем подачи весьма любопытного заявления. Пришла русская женщина, бледная, трясущаяся, и попросила защиты от… мертвяка. Я, конечно, принял её за сумасшедшую, но она призывала опросить всех соседей в качестве свидетелей того, что её заявление основано на реальных фактах…

О чем же дальше поведал Сергей Ильич? Оказывается, на протяжении более двух лет в летнее время, если выпадал случай какого-либо застолья в доме тетки Вари (это женщина, подавшая заявление), без всякого приглашения к ней на веранду являлся, как с неба свалясь, омерзительный и подозрительный мужик. Его никто никогда не видел раньше. От него пахло какой-то тухлятиной, глаза закрывала промасленная брезентуха, в форме куля надвинутая на брови.

Он вынимал из ватника замусоленный, грязный стакан и жестом, в котором читалась угроза, приказывал налить ему самогона. Что интересно: все гости и хозяйка дома, закостенев от ужаса, сначала молча смотрели на него, а потом исполняли его безмолвный приказ-насчет стакана с горилкой…

Уходил он, выпив 200 граммов спиртного, как правило, не через калитку, а… сквозь изгородь.

Одна из свидетельниц потом сообщила, что в том месте, куда он загадочно «просачивался», никого прохода не было.

В тот, четвертый по счету приход таинственного выпивохи так получилось, что в самый разгар разбитного распития в неподалеку расположенной воинской части раздался громкий звук сирены. Мужик вздрогнул, судорожно допил стакан горилки и, забыв его на столе, удалился в сторону нужника и… как всегда, исчез.

Сергей Ильич, взяв с собой сержанта-милиционера, пришел по адресу тети Вари. Все было запротоколировано, всех свидетелей выслушали. А шустрый сержантик возьми да и подкинь начальнику такую идею: «Товарищ старший лейтенант, а давайте-ка со всех стаканов снимем отпечатки пальцев».

Сергей Ильич вначале поколебался, а потом согласился. Отвезли стаканы в областной центр, проверили все отпечатки пальцев по картотеке. Никого из «знакомых» не нашли, зато стакан «покойника» кое о чем рассказал. Оказывается, это были «пальчики» семь лет назад убитого в Андижане грабителя-преступника по прозвищу Шкворень.

Как он стал появляться вживую на людях спустя семь лет? Никто на этот вопрос так и не смог ответить. Чудеса, да и только.

Другие статьи этого номера