Гомеопатический иммуномодулятор дал фантастические результаты!

Гомеопатический иммуномодулятор дал фантастические результаты!

Туберкулезники с открытой формой заболевания переставали выделять палочку Коха через две-три недели приема препарата, а у ВИЧ-инфицированных туберкулезников при внутривенном его введении поднимался иммунный статус, вылечивались туберкулез, тубменингит, исчезали даже вирусные и герпетические инфекции… После этого открытия врач-фтизиатр из Чернигова Валерий Дубров стал первым украинцем, получившим престижную международную премию мира Гузи.

«Теперь мир знает, что такое Украина…»
У заслуженного врача Украины Валерия Дуброва дел невпроворот. Четыре телефона перед ним не умолкают ни на минуту. Попутно главный врач принимает у себя посетителей, подписывает бумаги, консультирует больных… Услышав, что стал номинантом премии мира Гузи, он хоть и обрадовался, но засомневался, поедет ли на Филиппины на ее вручение. А выяснив, что с собой нужно везти смокинг, два костюма и две бабочки, одиннадцать личных фотографий, четыре флага Украины, два видеофильма (один — о Чернигове, другой — о тубдиспансере), да к тому же двенадцать часов лететь на самолете до Бангкока, а потом в Манилу, окончательно решил не ехать.

Ситуацию изменил звонок посла Барри Гузи — основателя и председателя Фонда премии мира Гузи. Барри позвонил Дуброву и скомандовал: «Немедленно собирайтесь и высылайте документы! Если не приедете — премия будет аннулирована. И, кстати, привезите, пожалуйста, из Киева икону Богоматери». Валерий Павлович опешил (ведь он даже не был знаком с послом!), но в считанные дни успел собрать и отправить все необходимое. В Маниле украинский фтизиатр понял, чего он мог лишиться: из нескольких тысяч номинантов со всего мира лауреатами премии Гузи стали всего двадцать человек. И Валерий Павлович оказался в их числе, составив компанию российскому академику Борису Астафьеву, известному своими трудами в области философии, социологии и медицины, председателю Верховного суда Уганды Бенжамину Одоки — борцу с коррупцией, принцессе Кувейта Аль-Саба, отстаивающей права арабских женщин… «Теперь мир знает, что такое Украина», — заявил Валерий Дубров, вернувшись на родину.

«В доме обязательно должен быть врач»
— Я вообще-то никогда не думал, что стану врачом, — признается Валерий Дубров. — Хотя мама у меня была медсестрой, помогала раненым на поле боя. Они с отцом познакомились в Германии в военные годы. Вся моя юность прошла в Кременчуге. Еще в школьные годы я увлекался баскетболом, играл в очень сильных командах, наша сборная выигрывала областные соревнования.

Когда оканчивал школу, умер отец — неожиданно заболел туберкулезом и сгорел за несколько месяцев. Мама одна воспитывала нас с сестрой. Было трудно. Окончив школу, я придумал, как могу помочь своей семье: решил стать вертолетчиком. Тогда эта профессия была очень популярной и денежной. Говорили, что малый винт каждым оборотом считает копейки, а большой винт — рубли. Да и учиться на вертолетчика нужно было всего пару лет. Но мама была против моей затеи и уговорила поступать в медицинский институт. Наверное, из-за смерти отца — ей хотелось, чтобы в доме обязательно был врач.

Приглашений из вузов у нас дома лежал целый ворох — и в политехнические, и в хозяйственные, и в гуманитарные. Спорт был в моде, и заполучить в институтскую команду хорошего баскетболиста считалось престижным. Мама читала все эти приглашения и отсеивала одно за другим. В конце концов я поступил в Винницкий медицинский институт.

«…Ты еще полюбишь туберкулез!»
— Сразу решили стать фтизиатром?

— Я оканчивал институт педиатром и никем другим быть не хотел. Обожал маленьких деток, грудничков, и с их молоденькими мамочками тоже было приятно общаться (улыбается). Хотя туберкулез меня тоже интересовал. Я из-за папы злой был на эту болезнь и изучал пульмонологию с большим интересом. Мне еще тогда заведующий кафедрой говорил: «Попомни мое слово, ты еще полюбишь туберкулез!» Но я только плечами пожимал.

— Как же вы все-таки стали главврачом противотуберкулезного диспансера, если вы педиатр?

— О, это была смешная история. Я здесь проходил интернатуру, и мой наставник, шеф Леонид Яковлевич Замдборг, не спрашивая моего согласия, отправил меня в Репки помогать жене, тоже врачу-фтизиатру, в туббольнице. Мы сделали там ремонт и… поменялись с Таней местами: теперь уже я стал главврачом, а она сидела на приеме. Леонид Яковлевич очень хотел, чтобы я стал его заместителем здесь, в Чернигове, но я не соглашался. Как это — еще вчера был студентом, а сегодня буду командовать маститыми медиками? Я упросил Замдборга послать меня на стажировку за границу. Это был 1978 год, в Алжире бушевала эпидемия туберкулеза. Отвоевав Таню у ее родителей, которые не хотели отпускать дочь, как они думали, на верную смерть, мы поехали на четыре месяца в Ленинград на стажировку. Учили пульмонологию, французский язык.

В Африке местное население на медиков смотрит, как на богов. Там врачи — люди очень богатые, миллионеры. И лечат, конечно, только тех, у кого есть деньги. Бедные люди от болезней просто умирают. Вот именно их, неимущих, мы с коллегами и лечили. Ездили по деревням, делали флюорографию, прописывали лекарства. Сколько спасенных жизней на нашем счету, не берусь сказать, но тысячи — это точно. Когда через четыре года мы возвращались в Советский Союз, эпидемия в Алжире была побеждена.

А дальше жизнь потекла своим чередом. У нас с Таней родился сын Дима, мы оба перешли работать в Черниговский тубдиспансер. В 1993 году я стал главврачом.

Гомеопатический иммуномодулятор
Все было тихо и спокойно, пока в нашу больницу не попал американец Дэвид Кристнер. Он взахлеб рассказывал нам о каком-то гомеопатическом иммуномодуляторе и предлагал использовать его в лечении туберкулезников. Обещал фантастические результаты. До этого я слушал вполуха, как обычную рекламную информацию, а тут не выдержал: «О каких результатах вы рассказываете? Мы лечим больных хорошими препаратами, в том числе и теми, которые поднимают иммунитет. Никаких чудес не случается». Дэвид улыбнулся и тихо сказал: «Я бесплатно пришлю вам препарат в виде гуманитарной помощи. Вам останется только испробовать его на больных. Или боитесь?» В общем, он меня взял на «слабо». Я согласился. И был потрясен! Туберкулезники с открытой формой, над которыми мы бились по полгода, переставали выделять палочку Коха через две-три недели приема иммуномодулятора. У ВИЧ-инфицированных туберкулезников при внутривенном введении препарата поднимался иммунный статус, вылечивались туберкулез, тубменингит, исчезали даже вирусные и герпетические инфекции.

— Это правда, — улыбаясь, подтвердила слова Валерия Павловича пациентка тубдиспансера 26-летняя Ольга Смоляр. — Я узнала о своем ВИЧ-статусе два года назад, когда заболела туберкулезным менингитом. Голова болела так, что невозможно было терпеть. У меня, как при инсульте, полностью отнялась и стала неподвижной правая рука. Я лечилась девять месяцев, но состояние улучшалось очень медленно. А после приема препарата я словно на свет родилась. Посмотрите (женщина радостно помахала еще недавно недвижимой правой рукой). И от ВИЧ-инфекции надеюсь скоро вылечиться. Это настоящее чудо!

— Глядя на больных, я не верил своим глазам, — продолжает Валерий Дубров. — Но история каждого пациента подтверждала, что лекарство действует потрясающе. О своем открытии — внутривенном использовании иммуномодулятора для лечения туберкулезников и ВИЧ-инфицированных — я написал статью в международный научный журнал. Именно из него обо мне узнали организаторы премии Гузи.

«На Филиппинах хорошо, а дома лучше»
— Как вас приняли на Филиппинских островах?

— С нами, лауреатами, там носились, как с хрустальными, — говорит Валерий Дубров. — Вкусно кормили, проявляли максимум внимания. За четыре дня до награждения я еще консультировал больных в соседнем Таиланде, в Бангкоке, рассказывал местным врачам о наших методах лечения, делился наработками.

После этого филиппинцы мне предложили остаться у них и обещали платить 40 тысяч долларов в месяц. Я вежливо поблагодарил и отказался. Дома лучше.

— Вы познакомились с другими лауреатами?

— Я подружился с одним малазийским пастором, — вспоминает Валерий Павлович. — Еще — с принцессой Кувейта. Она очень тепло ко мне отнеслась. Когда я сказал, что специалисты у нас отличные, а аппаратуры не хватает, получил в подарок для тубдиспансера отличный фибробронхоскоп за 12 тысяч долларов. А узнав, что я мечтаю о компьютерном томографе (он стоит около миллиона долларов), пообещала помочь в его приобретении. Мне остается только заполнить и отправить необходимые документы в Кувейт, и я получу аппарат. Был среди лауреатов и американец Дэвид Кристнер, который привез мне в больницу наш чудо-препарат. Правда, премию он получил не за иммуномодулятор, а за изобретение двухтактного двигателя.

(По материалам статьи Д. Горской, газета «Факты» за 13 февраля 2013 года).

В тему

Коварная палочка Коха

Кажется, что давно минули те времена, когда болезнь, называемая в прошлом чахоткой, была неизлечима и поражала только социально незащищенные слои населения.

Вы глубоко ошибаетесь — она не побеждена до сих пор. Увы, она среди нас. Причем сейчас туберкулез вернулся к людям в своей новой, устойчивой к большинству лекарств форме. В данный момент каждый из нас находится в группе риска. Туберкулезом болеют и работники министерств, и учителя, и врачи, и студенты, и бизнесмены… И Крым, к сожалению, не является исключением.

В 2012 году территориальным управлением Счетной палаты Украины по АР Крым и Севастополю в рамках аудита эффективности использования средств государственного бюджета, выделенных Министерству здравоохранения Украины на выполнение мероприятий по профилактике и лечению заболеваний туберкулезом, проведена соответствующая проверка на территории полуострова. Установлено, что, к сожалению, ожидаемые результаты от потраченных государственных средств на приобретение лекарств для больных туберкулезом неутешительны.

Судите сами. На учете в медицинских учреждениях автономии состоит два процента жителей Крыма. Показатель заболеваемости туберкулезом взрослого населения ежегодно увеличивается на 6 процентов. Причины — разные, но основные из них — это: ослабленная иммунная система современного человека; отсутствие на предприятиях ежегодных медицинских профосмотров, при которых обязательным было обследование методом рентгенофлюорографии; игнорирование населением участковых врачей при кашле, продолжающемся более трех недель.

Все это привело к тому, что трудоспособное население Крыма в возрасте от 25 до 54 лет наиболее поражено этой болезнью и составляет 63 процента больных. Как следствие, по данным статистики, каждый год от туберкулеза умирает более 6 тыс. крымчан.

В лечении туберкулеза самое главное — четкое соблюдение всех рекомендаций врача. Неправильное лечение (нерегулярный прием препаратов, прием не всех назначенных врачом лекарств, раннее прекращение лечения) приносит больше вреда, чем пользы, так как легко излечимая форма болезни превращается в трудноизлечимый лекарственно-устойчивый туберкулез.

Специалистами территориального управления Счетной палаты Украины установлено, что проблема обеспечения населения необходимыми лекарственными препаратами является чрезвычайно острой. Так, в 2011 году за счет централизованных поставок было обеспечено противотуберкулезными препаратами только 14 процентов больных крымчан. Без внимания Министерства здравоохранения Крыма остались 28 тысяч больных туберкулезом. Проверка показала, что, рассчитывая потребность в лекарствах на 2011-2012 годы, министерство использовало только статистические данные о количестве больных туберкулезом в активной форме (около 4 тыс. человек), а это в девять раз меньше, чем фактически состояло на учете больных во всех медицинских учреждениях автономии.

В результате количество полученных в 2011-2012 годах медицинских препаратов позволило обеспечить лекарствами лишь треть страдающих туберкулезом крымчан. Не удалось соблюсти в полном объеме и процедурные требования по лечению больных туберкулезом. Практически интенсивное лечение болезни не осуществлялось, а свелось к приему медицинских препаратов, которые лишь поддерживают состояние здоровья больного. Как следствие — положительная динамика лечения в 2011 году отмечается всего у 40 процентов больных I-III категории. В то же время 7 процентов больных прервали лечение, а почти у 10 процентов больных этой категории установлена вторичная мультирезистентность заболевания.

Несмотря ни на что, все же надеемся, что здоровье жителей полуострова станет главным приоритетом для всех, и в первую очередь — для Министерства здравоохранения Автономной Республики Крым.

И. МИЗЕРОВСКАЯ, главный специалист теруправления Счетной палаты по АР Крым и Севастополю.

Другие статьи этого номера