Наше дело — верить!

Что есть вера в Бога? «Бог есть любовь, и пребывающий в любви пребывает в Боге и Бог в нем». Любовь к Богу и любовь к ближнему — одной природы. Нельзя любить Бога и не любить ближнего.Но если мы верим в Бога, верим Богу, доверяем Богу, то нужно также верить в ближних, верить ближнему. Например, приходит мне письмо из тюрьмы. Человек пишет, что уверовал во Христа, старается жить по Его заповедям. И ради Христа просит милостыню — продукты, средства гигиены, одежду, обувь. Верит ли этот человек во Христа так, как об этом пишет? Я не знаю. Но я должен в это верить. Даже если веры у заключенного нет, помочь Христа ради — всегда богоугодный поступок. И если есть у меня возможность, я должен помочь. Быть может, я помогаю нераскаянному грешнику, у которого, как говорится, нет ничего святого, или сектанту. Наврал мне заключенный, лишь бы «выбить слезу», лишь бы получить просимое. Не мое это дело. Мое дело — верить.

Так же и с нищими, просящими подаяние. В душу просящего мы заглянуть не можем. Может, он ни в чем не нуждается, а просит на развлечения или еще на что-то не первоважное. Вот он слезно жалуется, что просит себе на операцию, на лечение детей или просто на хлеб. Мы должны верить, должны подать. Ибо подаем Богу, а Бог потом спросит человека, зачем и на что просил подаяние. Наше дело — дело любви, дело милосердия.

Почему очень многие из нас не подают милостыню? Потому что окружили себя холодной стеной неверия и скепсиса: мол, просит на водку, да он (просящий) одет лучше, чем я, да он (она) работать не хочет, чего я буду помогать тунеядцу? Про зэков вообще говорить не приходится: для очень многих «цивилизованных» людей они как бы заочно прокляты, извержены из общества, «получили по заслугам». Им не помогать нужно, их презирать нужно — так думают, увы, многие. А то, что это такие же люди, как мы, то, что многие «сидят» без вины, «посаженные» по сфабрикованному делу или потому что милиция просто не нашла настоящего преступника, что об этом скажете?

«Да уж, если осуждены, значит, виновны!» — скажет кто-то. Но ведь и Христос был осужден и казнен, не имея не то что никакой вины, а вообще какого-либо греха. Это как?

Наше дело — верить! Верить в человека, в его нужду, в его скорбь. Верить, не оглядываясь на «смягчающие вину» нашего равнодушия обстоятельства. Верить и помогать, посильно, конечно, с рассуждением. И тогда совесть наша не будет обличать нас, когда мы состаримся, тяжело заболеем или когда смерть станет для нас неотвратимой наступающей реальностью. Пусть мы ошибемся в человеке, пусть будем им обмануты — мы совершаем дело любви, помогая ему. Думаю, что вера в Бога не может быть полноценной без веры в человека.

Будем верить!

Другие статьи этого номера