Саблей, пером и добром

Саблей, пером и добром

В Художественном музее имени М.П. Крошицкого работает выставка живописи и графики из коллекции А.Н. Витмера. Около десяти лет назад «Слава Севастополя» на своих страницах первой рассказала об этой незаурядной, если не выдающейся, личности — военном деятеле, военном ученом, писателе, успешном предпринимателе, меценате. По случаю организации показа части некогда богатейшего собрания произведений изобразительного искусства нам представлена возможность продолжить повествование об Александре Николаевиче. Тем более что в течение прожитого нами десятилетия выросло новое поколение читателей. А главное — стали известными некоторые новые факты из жизни и деятельности героя нашей прежней публикации.Особо внимательной части нашей аудитории хочу напомнить, что Александр Витмер — датчанин по происхождению. Его предки служили Екатерине Великой и её наследникам. В 1863 году 24-летний Александр Витмер, верный своему воинскому долгу, участвовал в усмирении мятежных поляков. 14 августа отряд из 42 сабель Гродненского гусарского полка под руководством молодого офицера совершил невероятное: в течение трех часов до подхода подкрепления он сдерживал яростный натиск 1200 польских кавалеристов и 400 пехотинцев. В неравном бою погиб почти весь отряд. Живыми остались четыре человека, в том числе и Александр Витмер. Под ним была убита лишь лошадь.

Бой проходил возле польского населенного пункта Сендзионовице. На десятилетия дело при Сендзионовице в военной науке стало хрестоматийным. По нему учились, как, используя рельеф местности, тактику действия и другие факторы, устоять перед значительно превосходящими силами врага.

Александра Витмера и оставшихся в живых его товарищей отметили специальными бронзовыми медалями «за усмирение польского мятежа». Все они сделали блестящую военную карьеру. Например, Александра Николаевича, когда ему исполнилось всего 26 лет, произвели в подполковники и утвердили в должности адъютант-профессора по военной истории Николаевской военной академии в Санкт-Петербурге.

В 1876 году он возглавил штаб 2-го армейского корпуса. Год спустя адмирал Бутаков добился перевода героя Сендзионовице на должность начальника штаба войск береговой и морской обороны в стратегически важном Свеаборге.

В последние дни августа того же года А.Н. Витмер поменял погоны полковника на знаки отличия генерал-майора. Последние четыре года военной службы Александр Николаевич провел в генеральном штабе. 43-летним он вышел в отставку «с мундиром и пенсией».

Вдохнув воздух академии, Александр Витмер приобрел вкус к военной науке. Всю жизнь его занимали её проблемы. Им написаны фундаментальные труды «Французские военные учреждения конца прошлого века и кампании 1800 года в Италии», «Крепостные вопросы», «Военные силы Америки», «Задачи русского флота» и другие. В работе, названной последней, военный теоретик выступал за развитие в то время подводного флота и ввод в строй быстроходных крейсеров.

Первым в России Александр Николаевич выступил против взглядов на историю и философских теорий, изложенных Л.Н. Толстым в четвертом томе своего главного произведения — «Война и мир».

Опытному военачальнику и знающему ученому всегда полностью доверяли. Но однажды в высоких кругах взяли под сомнение его выводы, сделанные после посещения им в 1869 году Франции и Пруссии. После Крымской (Восточной) войны французскую армию считали самой сильной в Европе. Но Александр Николаевич без тени сомнения предсказал скорую войну между Францией и Пруссией. Не сомневался он и в том, что Париж потерпит в ней сокрушительное поражение. Так и случилось в 1872 году.

По праву Александр Николаевич гордился своими учениками — такими как герой войны с турками генерал М.Д. Скобелев и генерал А.Н. Куропаткин, проявивший себя в ходе русско-японской войны. Помнится, М.Д. Скобелеву он поставил оценку 14 при 12-балльной системе. Им написан труд «Скобелев и его юность». Александра Витмера ввели в круг воспитателей цесаревича.

Куда уж больше! «Под псевдонимом Аэнвэ (Александр Николаевич. — Авт.) писал для сцены; одна из его пьес, «Акростих», имела выдающийся успех» («Словарь Брокгауза и Ефрона»). «Акростих» включили, мы бы сегодня сказали, в культурную программу Нижегородской ярмарки для постановки в присутствии государя. Естественно, «Акростих» перекочевал на подмостки театров столицы. Александром Витмером написаны воспоминания «Что видел, слышал, кого знал».

После случайно полученной в 1872 году травмы ноги где только Александр Николаевич не лечился: и за границей, и у знаменитого Николая Пирогова. Ничего не помогало. Медики настоятельно рекомендовали отставному генералу переехать на постоянное место жительства в Крым. Так он и поступил в 1878 году. С Полуденным краем его связывали глубокие корни. Мать Александра Николаевича принадлежала к роду крымского мурзы, который в 1430 году перешел на службу к Василию Темному. Древний Боровск стал его вотчиной.

Александр Витмер прочно осел на Южном берегу Крыма. В Ялте он владел знаменитой по сей день гостиницей «Ореанда» с рестораном, купальней, ваннами, почтой и телеграфами. В ней останавливались все знаменитости. Ему принадлежали также типография и дом, в котором он жил. На стыке набережной и Пушкинского бульвара были расположены его особняки, как и некоторые объекты недвижимости на Воронцовской, Балаклавской улицах и в Балаклавском тупике.

Свое имение в Балаклаве предприниматель назвал «Благодать». Как же иначе, если в его границах были разбиты сад и виноградник, табачная плантация. До наших дней в районе улицы Строительной в Балаклаве можно найти следы винзавода Александра Витмера. В Севастополе он запустил первый в России устричный завод, а Подгородно-Петровской волости под Симферополем — завод буковой клепки. Древесная стружка из его цехов шла на упаковку яблок.

Анализируешь предпринимательскую деятельность Александра Витмера и приходишь к заключению, что больше всего его занимала отнюдь не денежная выгода, а сам процесс. Вот взялся он доказать, что, например, Южный берег Крыма подходит для выращивания дюбека — табака высшего сорта. Долго подступал к решению этой проблемы и добился убедительного успеха. Так и во всем.

Витмер не дорожил богатством. Он писал: «Я занимался крупным виноградарством и виноделием, пока не подарил Балаклаве свое имение «Благодать» в 275 десятин с обширным подвалом на сводах, встроенным мною без архитектора». (Думаете, предприниматель не мог нанять специалиста-строителя? Самому хотелось мозгами пораскинуть. — Авт.)

В «Благодати» балаклавские ребятишки проходили уроки, мы бы сегодня сказали, по профориентации. Александр Николаевич призывал и своих коллег-предпринимателей не сторониться проблем воспитания подрастающего поколения. В Балаклаве на его деньги построены дома начальной школы и городской управы. В настоящее время это Дом детского творчества и районный суд.

Ялте Александром Витмером подарены некоторые объекты, в их числе гостиница «Ореанда» — «как фонд для капитала общества поощрения изобретений и инвалидов труда». (Из письма сыну Борису. — Авт.). Этим владелец решил «бесповоротно ещё при жизни пожертвовать». Какая восхитительная подсказка нынешним предпринимателям, если они, конечно, претендуют не на мандат депутата, а на самое ценное — уважение нынешнего и будущего поколений.

Стены уже не раз упоминавшейся в этих заметках «Ореанды» украшали картины И.К. Айвазовского, И.И. Шишкина, В.А. Серова, А.П. Боголюбова, В.Д. Орловского, Л.И. Соломатина, К.Е. Маковского, Н.С. Сверчкова и других известных мастеров. В 1927 году большая их часть оказалась в Севастополе. В годы Великой Отечественной войны ценой огромных усилий и лишений их сохранил для города М.П. Крошицкий.

Сегодня часть этих уникальных полотен выставлена на обозрение желающих в малом зале музея. Изумительные работы! Наверное, нет нужды рассказывать о картинах, к которым открыт доступ. Но как все-таки не поведать об одной из них. В последних числах июня 1997 году замечательному произведению живописи посвятила свои заметки работавшая в то время в художественном музее заместителем его директора по научной работе Наталья Григорьева. Они были опубликованы на страницах «Славы Севастополя».

В декабре 1992 года она добилась оформления командировки в Санкт-Петербург с целью с полной достоверностью установить авторство хранящегося в фондах музея полотна в четверть стены. На нем с высоким мастерством изображена пара охотничьих собак. В Эрмитаже ведущий специалист по немецкому искусству Б.И. Асвариш спросил Наталью Викторовну об истории реликвии. «Из коллекции Александра Витмера», — ответила гостья. «Боже мой, мир тесен», — ответил ученый. Оказалось, что он женат на Л.Ю. Меншиковой — праправнучке Александра Николаевича.

Между женщинами установилась прочная дружба. Они встречались, переписывались. В 1997 году Л.Ю. Меншикова участвовала в проводившейся в Севастополе конференции «Коллекционеры и меценаты».

Автором картины «Собаки» был признан немецкий художник Г. Норд. Её можно увидеть на выставке. Кстати, она посвящена не только личности А.Н. Витмера, но и Н.В. Григорьевой. Настигнутая коварным недугом, она ушла от нас ровно десятилетие назад.

А.Н. Витмер, видимо, был страстным охотником. Об этом могут свидетельствовать изображения собак маслом, акварельными красками; воплощены они и в бронзе. Экспонаты также свидетельствуют не только об интересах их бывшего владельца, но и о его неординарном вкусе.

В 1916 году Александр Николаевич опубликовал в одной из ялтинских газет статью «Религиозность в армии и в народе». В ней, в частности, он выразил недоумение по поводу борьбы ветхозаветного Иакова с ангелом. Он не мог также понять, «как это Иаков родному брату, голодному, мог отказать в таком скромном кушании, как блюдо чечевицы».

Тут же в отношении 77-летнего генерала было развернуто судебное преследование. Александра Николаевича обвинили в «оскорблении святыни», в «непростительной насмешке над священными предметами верований». Конечно же, обладатель миллионного состояния, А.Н. Витмер мог нанять компетентного адвоката, и не одного. Но и в данном случае он защищал себя сам. Он стоял на строгом соблюдении текста Библии. А это, по его убеждению, не может быть оскорбительным ни для одного из описанных в святом письме лиц, в том числе Иакова, который жил 3800 лет назад.

После продолжительной и изнурительной судебной тяжбы суд оправдал А.Н. Витмера. Вскоре, однако, он слег. Сказалось перенесенное нервное напряжение. Последними его словами были: «Я не боюсь смерти — она неизбежна. Но только не сейчас… Хочется узнать результаты войны… Многое ещё не сделано… Оставляю все на распутье».

Военачальника, предпринимателя, литератора, мецената похоронили в ближайших окрестностях старой Ялты — на Аутском кладбище. Оно не сохранилось. В 50-е годы прошлого века по нему взад-вперед прошли бульдозеры. Земля пошла под иные нужды. Так затерялось место погребения А.Н. Витмера. Но светлая память о нем жива и будет жить долго.

На снимках: репродукции картин из коллекции А.Н. Витмера.

Другие статьи этого номера