Долины ближних окрестностей Севастополя — это бесконечная во времени творческая мастерская с живописными полотнами непревзойденного мастера — Природы.

Долины ближних окрестностей Севастополя - это бесконечная во времени творческая мастерская с живописными полотнами непревзойденного мастера - Природы.

В Чернореченской долине уютно расположилось село Родное (бывшее Уппа). С околицы открылась изумительная панорама: речка Уппа живописным каскадом водопада Мердвен-Тубю («подножие лестницы») устремляется с пятиметровой высоты скального обрыва в пруд, отражающий небесную синеву.

Через территорию частной страусиной фермы с любезного разрешения хозяев диковинных птиц мы прошли к пруду и вошли в грот Коба-Чаир («пещера чаира, лесного сада»). Изнутри водопад выглядел еще эффектнее благодаря «занавесу» из плюща. Причудливые натеки стен грота напоминали крымские сталактитовые пещеры.

В Шульской долине, над селом Терновка (бывшим Шули — «эхо»), на скале Челтер-Кая отчетливо просматривались ярусы пещер монастыря Челтер-Мармара, а далее по ходу движения — строения монастыря Шулдан. По мнению многих историков, обе обители основали в конце VIII века нашей эры монахи Византии (Восточной Римской империи), спасаясь от гонений в период иконоборчества. Но есть версия, что первые монахи-отшельники появились здесь еще в I веке нашей эры, на заре зарождения христианства в Римской империи.

В Каралезской долине, за величественным Мангупом, в селе Залесном под горным склоном с монументальными «сфинксами» обосновалась ферма «Чудо-ослик», где длинноухие подопечные, словно на машине времени, перемещают туристов на стезю давних исторических эпох. Через перевал Бичке («кабаний») в средневековье проходил вьючный маршрут, ныне сложную трассу штурмуют любители экстремальной езды. На полянке в лесном массиве нас очаровали белые подснежники — словно узоры на ковре сухой осенней листвы.

Вид ковра местами портили горки бытового мусора. Дамы и господа! Ну что за пещерный менталитет? Неужели так трудно собрать мусор в пакеты и увезти, а затем выбросить в контейнер? В глубь леса любители пикников пройти, видимо, поленились. И здесь ничто не нарушало гармонии природы. Стволы буков, увитые плющом, так и просились на живописное полотно. С подснежниками соседствовали крокусы — и ярко-желтые, и белоснежные с розовато-сиреневым оттенком. Мы словно получили эти цветы в дар, который сохранится в памяти гораздо дольше, чем букет в вазе.

С высоты перевала открылся потрясающий вид на Бельбекскую долину и в бескрайнюю даль с заснеженными вершинами главной горной гряды.

С противоположной стороны в обрамлении голубовато-сиреневых гор предстала Байдарская долина. Среди ее сокровищ близ села Передового запомнился путь по сказочному лесу вверх по течению речки Кубалар с мини-водопадиками в русле. А с 14-метровой скалы она низвергалась водопадом Козырек, названным так благодаря туфовому выступу на вершине. Водопад яркий, декоративный, с потрясающей энергетикой. Летом, как многие крымские водопады, он практически пересыхает, зато весной являет себя во всей красе. В одном из уголков Байдарской долины прямо из-под земли бьют ключи, пополняющие небольшое озеро. А близ села Родникового (Скели) хранят тайны тысячелетий таврские камни-менгиры. К неповторимой скельской пещере ведет римская дорога в обрамлении скал, поросших тысячелетними древовидными можжевельниками. В селе Орлином (Байдары) есть фонтан, который в 1820 году видел А.С. Пушкин.

На обратном пути мы заехали в уютное урочище Алсу — в монастырь Святого преподобного Паисия Величковского. Обитель, основанная не столь давно, получила имя великого подвижника XVIII столетия, который на протяжении долгого праведного иноческого жития сделал не меньше, чем святой Сергий Радонежский для Московского царства или Антоний Печерский для Киевской Руси.

Несмотря на то, что службы уже не было, монах отец Севастьян приветливо встретил нас, открыл главный храм с красивым алтарем. Запомнилась небольшая искусно расшитая бисером икона Божией Матери Касперовской. Одно из чудес этой реликвии: во время Крымской войны, в апреле 1854 года, при осаде Одессы британским флотом жители крестным ходом принесли чудотворную икону в город — и Одесса осталась невредимой. Затем отец Севастьян любезно сопроводил нас в небольшую часовню чудотворца Нектария, где хранятся частица мощей этого великого целителя и еще 800 частиц других святых угодников.

На финише увлекательного путешествия, любуясь видами Варнутской и Балаклавской долин, мы убедились, что неповторимые во все времена года крымские долины весной особо восхищают лирической тонкостью и обаянием, нюансами, созвучными движениям человеческой души.

Фото автора.

Другие статьи этого номера