Краеведческий ликбез

Краеведческий ликбез

Краеведение — это не только познание родного края любопытства ради. Прежде всего это прикладная наука о биологическом и эстетическом выживании и сохранении родного края для потомства. Природа не дойная корова, пустив которую на мясо, временно можно и потерпеть без молока, пока новую вырастишь. Если жить не одним днём, то с природой надо дружить, питаться её щедротами и дарами, не пожирая её тело, возрождение которого — процесс долгий, а порой и невозможный. И эту азбучную истину человеку надо повседневно внушать начиная с детского сада.Впечатление, что взвалившие на свои плечи груз ответственности за это самое выживание и сохранение Севастопольского региона или не познали азбучных краеведческих истин, или осознанно, не без корысти их игнорируют. В свою очередь «мироеды», уже более двадцати лет «не мытьём, так катаньем» грабящие и расхищающие всенародную, в прошлом социалистическую собственность, для родного края, что непарный шелкопряд для листьев древовидных, способны лишь пожирать и пожирать…

Кажется, очень важный и непростой вопрос: обеспечение Севастополя питьевой водой. Хотя бы те, кто непосредственно имеет отношение к роду этой деятельности, должны конкретно знать, откуда и сколько её в регионе берётся. Забавно слушать наивную повседневную «дискуссию» с телеэкрана: будем или нет пить днепровскую воду в этом году?

Ура! В Чернореченском водохранилище воды уже 20 млн кубов, если дальше так дело пойдёт, то обойдёмся без днепровской воды. Ой-ой-ой! Слабо прибывает! Если не выпадут осадки, придётся пить днепровскую воду, она ведь тоже хорошая. Хотя в нынешней природной ситуации вывод напрашивается однозначный: дай Бог, чтобы днепровской воды хватило, так как на чернореченскую в это лето рассчитывать не приходится.

Справка, и не только для любознательных: питьевая вода у нас, как и питающая все крымские реки, на 100% осадочная. Причём от осадков, которые выпадают на яйлах главной гряды гор, в меньшей степени на склоны гор главной гряды. Главное её накопление происходит во время снегопадов в январе-феврале, а поступление в водохранилище в ходе весеннего половодья от снеготаяния — в марте-апреле. А в водохранилище в основной массе вода поступает, просочившись с горной поверхности через карстовые пустоты, на основе принципа сообщающихся сосудов, по естественным подземным водоводам.

К сожалению, случаются и аномалии, как в этом году, когда снег в избытке завалил всю Украины, а до нашей главной гряды так и не дошел.

Да, в январе-феврале водохранилище пополнилось несколькими миллионами кубометров воды, но только по причине сверхтёплой зимней погоды, благодаря чему раньше весны растаяли выпавшие в горах крохи снега. Но главного весеннего половодья от таяния снега на яйлах и верхних склонах гор главной гряды, которое способно пополнить запасы воды в Чернореченском водохранилище хотя бы до гарантированного минимально допустимого уровня в 40-50 млн кубометров, не предвидится. Таять нечему. По этой причине Севастополю хотя бы с днепровской водой дотянуть до спасительных осенних дождей.

Такова реальность. Вся остальная вода из источников в городской черте, в том числе и предполагаемых, — только техническая: выпьешь без очистки и длительного кипячения — «козлёночком станешь». Решить проблему за счёт рек Севастопольского региона — Бельбек и Кача — в обозримом будущем не представляется возможным по двум причинам. Во-первых, они давно превращены в чурук-су (дурно пахнущая). Чурук-су крымские татары называли протекающий через Бахчисарай и используемый в качестве канализации приток реки Кача. Во-вторых, сложно технически, и затраты «на стройку века» для Севастополя неподъемные, нам бы на очередные или неочередные выборы и прочее, в такой же степени важное, наскрести…

Кто проживал в Севастополе в пятидесятые-шестидесятые годы прошлого века, прекрасно помнит, насколько неполноценно в смысле комфорта город воспринимался. Во-первых, из-за неотразимо одолевающей даже в собственной квартире известняковой пыли. А во-вторых, сплошные камни и всё вокруг каменное в летний зной превращали жизнь в городе в пекло. Да и самая совершенная архитектура полноценно воспринимается только в сочетании с растительным миром. Сегодня отнюдь не в интересах Севастополя и его жителей, а ради наживы «всеяды» готовы застроить каждый клочок севастопольской земли. При этом уничтожив украшающий, облагораживающий, охлаждающий, спасающий город от пыли растительный мир, созданный подвижническим трудом севастопольцев. И это при непрерывном бесконтрольном сплошном потоке машин, превращающих улицы города в газовые камеры.

В Севастополе — сверхпатриотический горсовет, под стать ему и горгосадминистрация. Уйма умных (или умничающих) всевозможных отделов, комиссий, организаций, представители которых, заливаясь соловьём, в прямом смысле не слезают с телеэкранов. Послушаешь — аплодировать, как некогда на съезде былой партии, хочется. А на деле Севастополь (как облик, так и содержание) бесцеремонно уничтожают. И виновных нет, зато появились богатые…

Да нет, я не слепой, могу перечислить, что делается хорошего. Но надо срочно накладывать табу на достройку уже застроенных микрорайонов, тем более ценой уничтожения растительного мира. Но об этом — в другой раз.

P.S. Считаю, нашей главной севастопольской газете было бы полезно хотя бы раз в неделю преподавать на своих страницах краеведческий ликбез. Правда, те, кому его особенно полезно изучить, видимо, разучились читать. Вернее, могут осилить лишь то, что пишут сами о себе или на благо себе или что пишут их оппоненты. Многих интересует ещё, где и что плохо лежит, это ведь тоже своеобразное краеведение.

Другие статьи этого номера