В старину считалось, что нет двух колоколов одинакового звучания, а у каждого звонаря — свой почерк

В старину считалось, что нет двух колоколов одинакового звучания, а у каждого звонаря - свой почерк

Православная тема набирает обороты — впереди празднование 1025-летия крещения Руси. Как уже писала наша газета, в начале весны в результате серьезной реконструкции обрел «голос» Владимирский собор на Центральном холме. На его звоннице появились 10 колоколов: 9 свежеотлитых и один старинный бронзовый, с маяка. Особое место занял 600-килограммовый колокол — «Адмиральский». Но этой весной запланировано еще одно знаменательное событие в православном мире. Как сообщалось в СМИ, в настоящий момент идет заключительная стадия отливания 13-тонного(!) колокола в честь святого Владимира, для Свято-Владимирского собора в Херсонесе. В информации подчеркивалось, что колокол отливается по спецзаказу на заводе «Донецксталь» с использованием древних технологий.Колокола как спутники религиозных обрядов (и не только) известны очень давно. Современные исследователи выделяют две формы колокола — тюльпанообразную и бочкообразную, и три основных типа — западноевропейский, русский и восточноазиатский. Но колокольчики разных форм существовали, как это подтверждают археологические находки, еще задолго до наступления нашей эры. В Китае, например, в 1978 году во время строительных работ в одном из могильников были найдены 64 колокола, отлитых в 433 году до нашей эры в царстве Чу. Они располагались в три ряда, были подвешены на деревянных стойках. Общая масса комплекта составляла около двух с половиной тонн, масса самого большого колокола — 203,6 кг. Это был своеобразный ансамбль колоколов с определенным звукорядом.

Можно приводить разные суждения об изначальной, подлинной функции колоколов, но уж наверняка одна из них была информационно-сигнальной. Особенно там, где на широких равнинах отмечалась низкая плотность населения. Колокола, установленные на звонницах, которые являлись в те годы особым центром общественной жизни, были способны передавать для людей важные сигналы на весьма большие расстояния. Интересен такой факт: чтобы раскачать Годуновский колокол Успенского собора Московского Кремля, требовалось 24 человека… А царь-колоколу, изготовленному из бронзы, можно разве что изумиться: масса его — 202 тонны. Правда, находится он не в подвешенном состоянии.

Настройка колоколов-курантов должна быть осуществлена по определенным правилам. Поэтому не случайно в Севастополь во Владимирский собор для этих целей приезжал руководитель Санкт-Петербургской епархиальной школы звонарей П. Радин. Среди звонарей существует убеждение, что для хорошего колокольного звона нужно самому быть глубоко верующим человеком. Известны слова знаменитого в определенных кругах звонаря-учителя Смагина, убеждавшего, что звонарь — это не специальность, это дар Божий. Колокольный звон, как и стихи, должен иметь свою рифму, «умозрение в звуке». Бытует также мнение, что нет двух колоколов одинакового звучания, даже если и металл, и формы, и технологии одинаковы. А когда звонарь обращается к колоколам напрямую с молитвой, звонит его душа, поэтому у каждого звонаря — свой почерк.

Возможно, нам, севастопольцам, в ближайшее время предстоит убедиться в справедливости этих слов.

Фото Д. Метелкина.

Другие статьи этого номера