Суше, морю и небу — благословение

Около двух десятков лет назад севастополец — полковник в отставке, кандидат технических наук С.Т. Аксентьев ушел на заслуженный отдых. В течение этого времени он все крепче и крепче держит в руке перо. Очерки, эссе Сергея Терентьевича регулярно появляются на страницах журналов «Наука и жизнь», «Наука и религия» (Москва), «Север» (Петрозаводск), «Странник» (Саранск) и некоторых других периодических изданий. Им выпущены замечательные книги — такие как «Записки островитянина», «Россия на всех одна», «Звездная гавань», «Надежда и три сердца», «Беспокойные дали», «На уровне сердца», «Тайны старых маяков»… В конце минувшей недели в помещении Морской библиотеки имени М.П. Лазарева неутомимый автор представил читающей публике свой новый труд.Всегда, а в последние годы особенно, наш город поднимает этажи. Но им не дано заслонить храмы. Уважаемый читатель, взгляни на золотокупольный собор Святого Владимира в Херсонесе, как только либо на машине, либо на троллейбусе ты начнешь спуск по улице Вакуленчука. Из разных точек города доступна взору увенчанная крестом пирамида Свято-Никольского храма на Северной стороне. Как не заметить ещё церквушки, часовенки, поднятые в новых микрорайонах?!

Культовые сооружения всегда служили доминантой архитектурных ансамблей. Их ставили в центр своих замечательных пейзажей Левитан, Саврасов, Поленов… Вчитайтесь в лучшие произведения классической литературы и в очередной раз убедитесь в том, что Чехов, Бунин, Шмелев и другие писатели при упоминании храмов обращались к особо запоминающимся словам.

Иной читатель скажет: Чехов, Бунин, Шмелев принадлежат пусть к прекрасному, но прошлому. В таком случае обратимся к трехтомнику дневников Олеся Гончара. Писатель вел их в течение десятилетий, по существу, всю жизнь, в том числе и в сложнейших фронтовых условиях. В них он бессчетное количество раз касается вопросов религии, веры в Бога, восхищается красотой культовых сооружений.

«Древняя архитектура требовала, — писал автор соцреалистических «Знаменосцев» и романа со сложной судьбой «Собор», — чтобы храм стоял на видном месте, чтобы открывался издали — с путей сухопутных и (обрати внимание, уважаемый читатель. — Авт.) водных… Он должен был являться одинаковым — белый храм с золотыми куполами — как маяк среди рек и озер, бескрайних лесов и полей… Святые с фресок смотрят на тебя прямо, как и стены собора и его золотые «башни» — маковки».

Как видим, храм — доминанта не только архитектурного ансамбля, но и живописи, и изящной словесности.

Для представителей творческих профессий объект не нов. Но С.Т. Аксентьев (и это отмечалось в ходе презентации его книги) — первооткрыватель. Не спорю, можно найти описание бегло замеченного с борта корабля культового здания. Но Сергей Терентьевич охватил взором цепь соборов и церквушек. «Храмы! Храмы над морем! — пишет он в предисловии к книге. — Вот доминанта, связующая все планетарные стихии: воду, небо и береговую твердь». Свою новую книгу С.Т. Аксентьев так и назвал — «Храмы над морем».

Всякий раз они благословляли его во время путешествий по тихому и бурлящему морю вдоль крымского Южнобережья: Владимирский собор в Херсонесе, Георгиевский монастырь на Феоленте, Форосская церковь…

Уже этого было достаточно, чтобы сесть за книгу. Тем более что Сергей Терентьевич побывал во всех храмах Южнобережья, познакомился с их настоятелями. Замысел, однако, созрел окончательно после того, как он обратился к творческому наследию А.П. Чехова. Ему стало известно о предпринятой признанным классиком литературы в 1897 году поездке в Георгиевский монастырь. Своими яркими впечатлениями, полученными от этой поездки, писатель делится в письме к своей сестре Марии Павловне.

Антон Павлович вполне мог встретиться с широко известным тогда и теперь В.В. Верещагиным. Василий Васильевич тоже посетил обитель в том же 1897 году. Об этом может свидетельствовать выполненный художником этюд с видом на известную своим крестом скалу. В.В. Верещагин, его посвященные нашему городу произведения живописи — отдельная крупная тема в творчестве С.Т. Аксентьева. Тем более что в Москве, в Третьяковской галерее, нашему земляку была предоставлена возможность ознакомиться с собственноручными записями выдающегося мастера изобразительного искусства.

В книге «Храмы над морем» приведены интереснейшие факты. Так, её автор прослеживает удивительнейшие судьбы колоколов. Сегодня прихожан Форосского храма созывает на молитву зычный звон колокола, который в течение десятилетий исправно нес службу на маяке, установленном на мысе Сарыч — самой южной точке полуострова. На звоннице Владимирского собора — усыпальницы адмиралов можно провести ладонью по натруженному, но все ещё звонкому благовесту с Евпаторийской маяка.

Гидрографы, смотрители маяков называли колокола самой важной деталью «динамического сигнального устройства». Когда опускался туман, который был не в состоянии пробить даже самый яркий луч света маяка, наставал черед колоколов. Их голоса предупреждали судоводителей об опасности. Вот так и сейчас те же колокола со звонниц храмов указывают людям верный путь к спасению души. Примечательно, что некоторые колокола попадали на маяки, а затем — на колокольни церквей с военных кораблей.

Есть книги, создатели которых начинают их с высокоэмоционального накала. Часто к концу иного повествования он едва-едва теплится. Иначе построены «Храмы над морем». С.Т. Аксентьеву удалось удержать интерес читателя до последней страницы. Особенно Сергею Терентьевичу удался очерк «О чем умолчали скрижали…» Это его версия посещения императором Александром I Георгиевского монастыря, пожалуй, в самый драматичный момент его царствования.

Посвященная «морским пилигримам», книга содержит очерки не только о цепочке выстроенных храмах Южного берега Крыма, но и о знаковых культовых сооружениях Мурманска и Соловков, где автор также побывал.

В день презентации своей книжной новинки С.Т. Аксентьев был, что называется, нарасхват. Мне не удалось переброситься с ним словом-другим. Зато я познакомился с его другом — отставным офицером высокого ранга В.А. Потаповым. Вполне возможно, что Сергей Терентьевич и Виктор Алексеевич — выпускники высшего военно-морского училища имени П.С. Нахимова. Жаль, не уточнил этот момент в их биографиях. Но точно знаю, что службу молодые офицеры проходили на затерянном в студеном море острове Кильдин.

Это гиблое место для людей слабых, лишенных жизненного стержня, но не для таких, как С.Т. Аксентьев. На Кильдине он вынашивал знаковый замысел и, по-моему, много сделал для его воплощения. Я имею в виду его «Записки островитянина». Сергей Терентьевич на острове выполнил минимум, называемый кандидатским, что позволило защитить диссертацию. Дальнейшая его карьера связана с преподавательской работой, в том числе и в Севастополе.

Очевидно, глядя на друга, В.А. Потапов тоже взялся за перо. Его увлекла переполненная драматизмом история легендарной 30-й береговой батареи.

С выходом очередной книги С.Т. Аксентьева сердечно поздравили благочинный Севастопольского округа отец Сергий (Халюта), бывший руководитель службы гидрографии Черноморского флота В.М. Педько, известный в городе военный журналист и писатель-маринист С.П. Горбачев, председатель городского литературного объединения имени Алексея Озерова Л.В. Матвеева и другие товарищи. «Поболеть» за Сергея Терентьевича также пришла заведующая филиалом имени Константина Паустовского Центральной библиотечной системы для взрослых Н.К. Соколова.

— В нашу библиотеку, — сказала Наталья Константиновна, — Сергея Терентьевича привело его страстное желание детально познакомиться с творческим наследием К.Г. Паустовского. Его «Повесть о жизни» он читал с поразительным усердием.

— Надо же, — откликнулся на эти слова заведующей библиотекой В.А. Потапов, — тональность некоторых произведений моего друга очень созвучна с творениями Константина Георгиевича. Об этом я как-то сказал публично. Но у Сергея Терентьевича все-таки своей почерк.

Кто-то на мероприятии в Морской библиотеке, кстати, глубоко содержательном и эмоционально окрашенном, заметил, что «Храмы над морем» — продолжение книги «Тайны старых маяков». С этим утверждением можно было с натяжкой и согласиться, если бы не одно «но». Ведь сам Сергей Терентьевич заявил, что в настоящее время усиленно работает над историей маячного дела, начиная с древних костров на морских берегах. Он уже посетил все черноморские маяки. Удивительная получится книга.

В заключительном слове С.Т. Аксентьев выразил глубокую благодарность работникам Морской библиотеки имени М.П. Лазарева, городского государственного архива и других учреждений, а также представителям духовенства за помощь и содействие в сборе материалов, которые предшествовали написанию книги.

В зале, где проходила презентация, была устроена впечатляющая по масштабу выставка книг Сергея Терентьевича. Вряд ли за подвижнический труд он имеет хоть копейку, наверное, счастлив, когда удается выпустить книги на безгонорарной основе за счет спонсорской помощи. Цель создания книг, признался С.Т. Аксентьев, — просветительная. Прежде всего лица молодежи ему хочется повернуть к отечественной истории, непреходящим духовным ценностям.

— Есть золотое правило, — убежден Сергей Терентьевич, — если оскудеет память, если ослабнет вера и исчезнет интерес к урокам прошлого, не будет и государства.

На снимках: С.Т. Аксентьев и его новая книга.

Фото автора.

Другие статьи этого номера