Внучатый племянник Антона Макаренко: «На арест Антона Семеновича дважды выписывался ордер»

125 ЛЕТ НАЗАД РОДИЛСЯ ВЫДАЮЩИЙСЯ СОВЕТСКИЙ ПЕДАГОГ, АВТОР «ПЕДАГОГИЧЕСКОЙ ПОЭМЫ»
В советское время нигде и никогда в биографии классика советской педагогики Антона Макаренко не упоминалось о существовании его младшего брата Виталия — офицера царской армии, который в 1920 году, спасаясь от гибели, эмигрировал за границу и больше никогда не смог увидеться с родными. Виталий Макаренко умер во Франции в 1983 году, пережив брата на 44 года. Антон Семенович вырастил его единственную дочь Олимпиаду. Педагог был женат, но своих детей не имел. О жизненной драме Антона Макаренко «Фактам» рассказал его внучатый племянник, брат народной артистки России Екатерины Васильевой, поэт и режиссер, преподаватель ВГИКа Антон Васильев.— Антон Сергеевич, нетрудно догадаться, что вас назвали в честь вашего двоюродного деда — Антона Семеновича Макаренко…

— Да, это так. До девяти лет я считал, что он — мой родной дед. Антон Семенович вырастил мою маму. Он называл ее «единственной кровинушкой». И только в 1962 году мы узнали, что родной отец моей мамы, Виталий Семенович, жив. Сколько эмоций у всех нас было! Переписка братьев Антона и Виталия прервалась после 1928 года. Живя во Франции, на протяжении многих лет Виталий Семенович разыскивал родных, но, увы, встретиться с ним никому из семьи так и не удалось. Я побывал уже только на его могиле.

И вот мистика. Когда я первый раз посетил могилу в 1988 году, произошло необъяснимое явление. У меня была иконка, я ее прислонил к деревянному кресту, помолился и оставил, а утром пришел на кладбище перед поездом, беру иконку, а она… не берется никак, словно «примагнитилась». У меня мурашки пошли по коже. Я понял: ее не нужно трогать — дед меня «держит», словно отпускать не хочет. Первый раз его посетили родные!

— Сколько лет было вашей маме, когда она в последний раз видела отца?

— Они никогда не виделись. Когда Виталий Семенович покинул родину, бабушка была беременна мамой. Конечно, мама знала о родном отце. Более того, она пошла учиться в институт иностранных языков на французское отделение, так как не теряла надежды, что отец объявится. Антон Семенович говорил ей, что Виталий во Франции.

Однако не суждено было дочери увидеться с отцом. Только дважды они говорили по телефону. А жена Виталия Семеновича, Анна Петровна, умерла в 1953 году, так и не дождавшись от него никаких известий. Замуж она больше не вышла. Жила под Харьковом, в Люботине, питалась со своего огорода — фактически одной картошкой: как жену белогвардейца на работу ее никуда не принимали, даже уборщицей. Поэтому Антон Семенович и забрал маму, сказав, что иначе они погибнут обе.

— Как же все-таки братья оказались по разные стороны баррикад?

— У Виталия не было выбора. Он не стремился быть ни белым, ни красным. Отвоевав три года, был контужен, несколько раз ранен, имел боевые награды… Хотел работать учителем — трудился вместе с Антоном в школе, преподавал физкультуру, рисование, военное дело. Но тех, кто уклонялся от службы в Красной Армии, ждал трибунал как дезертиров.

Как уклониста Виталия искали большевики. Он прятался с товарищем, тоже бывшим царским офицером, в доме в школьном саду. Их там и окружили ночью. Первым схватили Виталия. Его спас друг детства, сказав: «Беги, я выстрелю в воздух».

— Правда, что ваша мама воспитывалась в колонии и в коммуне вместе с беспризорниками?

— Да. Она всегда была со сверстниками на равных. Ее очень любили.

— А у ее родного отца в Париже, читала, было модное фотоателье, услугами которого пользовались министры, кинозвезды…

— Виталий Семенович был очень талантливым человеком. В Париже, кроме ателье, он владел небольшой фабрикой по производству сувениров, дизайн которых сам и разрабатывал. Но ни по паспорту, ни по духу французом так и не стал. Он был апатрид — человек без гражданства. Точнее, до последних дней своих оставался гражданином Российской империи. И писал, что если бы имел такую возможность, пешком бы пошел на родину. В эмиграции он дважды женился, но детей, кроме мамы, у него не было. Умер в полном одиночестве в доме престарелых на юге Франции, проиграв все свое состояние в казино. Единственным близким существом там ему стала собачка Дружок.

— Нельзя спокойно читать переписку братьев, фрагменты которой Виталий Семенович приводит в книге своих воспоминаний об Антоне Макаренко. К примеру, в одном из писем Антон Семенович писал, как грустит по Виталию их мама и иногда его именем называет Антона. Но за эту переписку Антона Семеновича могли ведь и репрессировать…

— Более того, дважды выписывался ордер на его арест. Один раз, когда Антон Семенович работал в Харькове, второй — в Киеве, куда летом 1935 года был переведен для работы в НКВД Украины. И дважды друзья предупреждали его об опасности. Антон Макаренко тут же садился в поезд и ехал в Москву, так как республиканский ордер на арест там не действовал. В Москве он пережидал, пока все утихнет. А поводом для ареста могло послужить все что угодно. Тогда писали доносы на многих.

— Каким человеком был Антон Макаренко по рассказам вашей мамы?

— Очень начитанным, образованным. Мама вспоминала, как ее, 17-летнюю, Антон Семенович заставил от корки до корки прочитать полное собрание сочинений Достоевского — дореволюционное издание. А когда в колонии ставились спектакли, Антон Макаренко играл в них эпизодические роли.

— Как педагогу удавалось к каждому из подопечных найти подход?

— У него были нестандартные методы воспитания. К примеру, один из воспитанников, Алексей Явлинский, отец известного российского политика Григория Явлинского, вспоминал, как однажды обидел девочку и педагог вызвал его к себе. Парень вошел в кабинет, где Антон Семенович что-то писал. Провинившийся ждал наказания, но Макаренко беседовать не спешил. Дал парню книгу и усадил читать. Прошло несколько часов, а педагог будто бы забыл о нем. Алексей признавался, что любое наказание было бы для него легче ожидания, которое становилось невыносимым. А закончилось все вот чем. Антон Семенович встал из-за стола и лишь спросил: «Ты все понял?»

Когда же к Макаренко приводили новенького — в наручниках, под арестом — и вручали его дело, Антон Семенович на глазах у прибывшего клал папку в сейф и говорил: «Я это не читал, и никто читать не будет». Каждому из беспризорников он давал возможность начать свою жизнь сначала.

— Смерть Антона Макаренко полна загадок. Он умер неожиданно в вагоне поезда 1 апреля 1939 года… По одной из версий, в Москве, куда он направлялся, его на перроне должны были арестовать.

— Версий много. Официальная — сердечный приступ. Из дома отдыха Союза писателей в Голицыно он ехал в Москву на киностудию им. Горького — вез свой сценарий. Отчего случился разрыв сердца? При вскрытии было видно: оно, словно яблоко, распалось на две половинки. Говорят, когда так происходит, это действие яда. Кто и зачем мог его отравить — можно только предполагать.

Антону Макаренко был 51 год. Виталий узнал о кончине брата спустя несколько дней, купив в Париже русскую эмигрантскую газету «Последние новости». В ней сообщалось, что в Москве умер советский писатель Антон Макаренко. К слову, хоронили Антона Семеновича как литератора. Классиком педагогики его признали лишь после смерти.

(По материалам газеты «Факты» за 20 марта 2013 г.).

Другие статьи этого номера