Взойдет ли звезда Балаклавы?

Взойдет ли звезда Балаклавы?

Балаклава — наша боль и яркий образец паразитического выживания человека на планете Земля. Сюда бы надо привозить на экскурсии и старых и малых, дабы наглядно убедить, как нельзя хозяйничать на своей земле. Так рукотворно изувечить, запакостить, довести до порога экологической катастрофы уникальное по ландшафтной, экзотической и исторической ценности творение природы, с позиции человечества, — преступно.Выживание всё спишет! А разве с основания Киевской Руси в нашей истории отыщется хотя бы год, когда простой народ жил, а не выживал? Уже много лет витает в умах правителей Севастополя и «подлинных хозяев» Украины (народ — не в счёт) идея превращения Балаклавы в туристическую «изюминку». Даже много с этой целью всякой всячины понастроили и карманы для денег от туризма до колен удлинили. А ради чего отдыхающие, словно пчёлы на мёд, слетаются на ЮБК, в Балаклаву, Севастополь и на прочее побережье?

Солнце, воздух и вода — наши лучшие друзья! Эта триада для ценителей летнего отдыха воспринимается в единстве: лишив одного — обесценишь два других. Затем уже ландшафтная экзотика, достопримечательности, сервис и т.д. С солнцем в Балаклаве всё в порядке, с дарованным природой воздухом — тоже. Но когда задействует свою дробильно-обогатительную или грузит в вагоны флюсы рудоуправление, то жителям Балаклавы приходится задраивать каждую щель в квартире, как на подводной лодке при погружении. Но даже это от опыления квартир мраморовидным известняком не спасает. Да ещё добавляет неудобств регулярная канонада от взрывов в карьерах. Для жителей всё это — повседневная головная боль, а для отдыхающих, естественно, — антиреклама. В данном случае выбор невелик: либо продолжаем выживать, добивая природу с экологией, либо находим этому разумную, природосберегающую, возрождающую первозданную экологию альтернативу. Третьего не дано.

К морской воде, третьей составляющей, уже десятки лет в Балаклаве относимся вообще по-свински… Десять лет назад мне пришлось сотрудничать с известными экологами Украины, в том числе и в ранге докторов наук. Естественно, Балаклаву они не минули, «полюбовались» её побережьем и со стороны моря. А так как я вынужден был выполнять функции экскурсовода, то и все интересующие вопросы — ко мне. И как ни старался обогнуть это место и отвлечь гостей, но они всегда задавали убийственный для меня вопрос: «А что это за грязная жижа вытекает из ниши Крепостной горы пониже генуэзской крепости?» Сказать правду, что это и есть вытекающая в море без очистки городская канализация, — потеряет своё лицо и романтический облик Балаклава. Соврать, и обман откроется, — потеряю своё лицо я. Тем более врать не умею (краснею, как варёный рак, глазки бегают, поэтому ни во власть, ни в политику не рвусь), но в том случае пришлось врать, спасал и летний загар, и мой авторитет краеведа. Ну не мог я, язык не поворачивался сказать, что на входе в бухту фонтанирует канализация легендарной Балаклавы прямым сообщением… И хотя я до этого на сердце не жаловался, но после каждой подобной экскурсионной экзекуции начал принимать валидол, а после третьей наотрез отказался в них участвовать.

Подобный вандализм давно бы превратил Балаклавскую бухту в сточную канаву, если бы не одна спасительная особенность Чёрного моря. На северо-западе, в районе Одессы, в Чёрное море единым потоком впадают две мощные реки — Днепр и Дунай. Благодаря их потоку поверхностный слой воды шириной до 2 км со скоростью 1,5-2 км/час движется против часовой стрелки вдоль всего побережья Чёрного моря. Это течение и спасает Балаклавскую бухту, частично вентилируя и унося от неё нечистоты. В этом и секрет того, почему на пляжах от Голубого залива до мыса Сарыч и далее на восток вода в море вдруг, в течение двух часов, «остывает» до ледяной. Виной тому встречный данному течению западный ветер, который прогретый поверхностный слой воды глубиной 1,5-2 метра вытесняет (даже при встречной волне в 2-3 балла) в открытое море, замещая всплывающей с глубин холодной водой. Именно поэтому если западный ветер, то и в рекордно знойный день вода в море будет непременно холодной, не стоит даже сомневаться (но только при западных ветрах).

Еще одна проблема Балаклавы — обилие машин. Узкая горловина Балаклавской долины в городской черте, особенно в курортный сезон, запруднена авто сверх всякой меры. Они везде, где только можно их приткнуть, и настолько впритирку, что в прямом смысле яблоку негде упасть. В этом хаосе не до экзотики, к тому же прогуливаться по улицам из-за загазованности безопаснее в противогазе. Всё остальное, кроме вышеизложенного, для превращения в туристическую «изюминку» у Балаклавы есть или относительно легко решаемо. Кажется, согласовано (даже на правительственном уровне) выделение средств на очистные сооружения, назначена окончательная дата прекращения добычи руды, но столько раз уже назначали эти даты, и каждый раз окончательно, что на этот раз и рад бы поверить, но не верится. Не окажется ли Балаклава при распределении средств на решение её общечеловеческих проблем в очередной раз крайней? Пусть она достанется хотя бы олигархам, но в подлинном облике туристической «изюминки», с собой в могилу они её не унесут. Главное — спасти Балаклаву, а там видно будет. Огромные карьеры и так надолго останутся громадными уродливыми шрамами на её благодатной земле.

Когда же вновь взойдет твоя звезда, сказочно-легендарная Балаклава?

Да и взойдёт ли вообще при нашем самоедском выживании…

Фото автора.

Другие статьи этого номера