«Люди слишком зациклены на «пожрать» и «одеться»

"Люди слишком зациклены на "пожрать" и "одеться"

В семье вундеркинда Саши Кревинса родители уверены, что воспитание гораздо важнее учебных процессов.КАК ВОСПИТАТЬ ВУНДЕРКИНДА?

Десятилетний Саша (Алекс) Кревинс заканчивает 10-й класс. Об этом мальчике наша газета рассказывала около года назад. Мы снова побывали в семье вундеркинда и ближе познакомились с его родителями.

Неудивительно, что мама и папа незаурядного ребенка оказались сами людьми «вне шаблона».

О характере деятельности Владимира и Ольги Кревинс в двух словах не расскажешь. По духу, по складу ума оба они — учителя, тренеры. «Мы сами учимся всю жизнь!» — говорят супруги. А на просьбу конкретно уточнить — чему? отвечают широкой улыбкой: «Да всему!» На момент нашей встречи Саша был в школе. «Каково вашему сыну среди десятиклассников?», — спрашиваю. «Да Саше все равно, с людьми какого возраста общаться. Он одинаково просто выстраивает отношения и с маленькими, и с большими», — отвечает мама. Наверное, в данном случае и хорошо, что мальчик отсутствует. Может быть, его родители расскажут, как воспитать вундеркинда, приоткроют секрет?

— Да нет никакого секрета! Мы абсолютно открыты. Другое дело, что далеко не все современные родители могут и хотят жить так, как мы. Вот я, например, ежедневно встаю в пять, а то и в четыре часа утра. Иначе многое не успеваю. А вы? — Владимир Юрьевич Кревинс глядит на меня с хитроватой улыбкой.

Опускаю глаза. Зачем этому внимательному человеку знать, что пять утра, с моей точки зрения, — это рань неподъемная…

— Давайте проведем тест. На листке бумаги напишите, сколько вы тратите своего времени на сон, на работу, на приготовление пищи, чтобы привести себя в порядок, на магазины, на дорогу в течение дня. Подсчитайте!

В «моих» сутках оказывается 25 часов.

— А где же взять время на полноценный отдых, на личностное развитие? — спрашивает В.Ю. Кревинс.

В этой семье режиму дня отводится большая роль. Но это можно объяснить тем, что десятилетний Саша Кревинс изначально находится на индивидуальном обучении, а это значит, что по истечении сорока пяти минут звонок не зазвучит. В школе мальчик сдает положенные экзамены и пишет контрольные. Но основными его наставниками являются родители, функции которых, в соответствии с их знаниями и возможностями, поделены.

— Что вас не устраивает в современном школьном образовании?

— Стандартизация, которой подлежит все: от времени занятий до степени усвоения учебного материала. А это неверно. Обучение — процесс творческий. Учитель в обычном классе не в состоянии уследить, не осталось ли у какого ученика пробелов. А это важно. Появились пробелы — пропал интерес. Дальше — по нарастающей. На то, что обычные школьники изучают весь учебный год, мы тратим несколько месяцев. Химию за 9-й класс, например, мы прошли за один месяц, но, правда, занимались этим предметом по три часа в день, — рассказывает Ольга Кревинс.

— А как к такому ученику относятся учителя в школе?

— Бывало по-разному, но в основном хорошо. Я вспоминаю, как в 6 лет Саша сдавал английский язык за 6-й класс. Мы ждали его, а он не выходит. Зашли в кабинет, спросили: может, возникли проблемы? «Ну что вы, — машет рукой учительница. — «Отлично» я ему уже давно поставила. Просто мы разговариваем. Мне так интересно!»

ЧТО ТАКОЕ ДЕТСТВО?

Когда Алексу Кревинсу исполнится 12 лет, он окончит школу. Дальше мальчик поступит в институт, и родители уже знают, в какой. К слову сказать, двое детей Владимира Юрьевича от первого брака уже проделали такой путь. В свое время они получили полное высшее образование к 18 годам. Их карьера складывается успешно. Таким образом, можно предположить, что Саша своим феноменальным способностям (которые, тем не менее, очевидны) обязан не просто природе, а системе воспитания, существующей в его семье.

— Это верно, — соглашается Владимир Юрьевич. — Воспитание на самом деле гораздо важнее всех учебных процессов. Саша с детства приучен к самоорганизации и дисциплине. Для этого мы не делаем ничего специально. Саша видит, что мы все время работаем. Это не принуждение, а атмосфера. Мы требовательны к себе и к нему соответственно.

— А… как же детство?

— А что такое детство? — переспрашивает Ольга, мама десятилетнего вундеркинда. — Мультики с утра до вечера? Мобильный телефон, какой хочется ребенку? Очень часто под «детством» современные мамочки реализуют свои фантазии. Ничего полезного в будущем это не даст. У нашего сына есть друзья. В доме полно игр, в основном развивающих. Сын практикует занятия каратэ, так как его отец — в прошлом тренер по этому виду спорта…

— Мы просто хотим, чтобы для нашего сына не было трагедией встать, например, в пять утра, — продолжает Владимир Юрьевич. — Чтобы он без проблем мог выйти на зарядку в плохую погоду. Чтобы, если ему кто-то скажет «Нет!», он воспринял бы это без лишнего драматизма, очень кстати, опасного, под маской которого часто скрывается глубокая, подсознательная гордыня. Мы все хотим, чтобы наши мальчики вырастали мужчинами. Так откуда же им взяться? Главное — последовательность в укладе жизни, о котором мы говорим. Это движение не должно быть «по настроению», «рывками».

— О чем бы мы не рассуждали с вами, получается, что у детей должны быть ограничения, правила…

— Либо их придется выстраивать.

ЗДОРОВЫЙ АСКЕТИЗМ!

— А вам кто-то скажет: «Мы не хотим нынче жить по правилам! У нас демократия, XXI век!»

— Кто-то из великих сказал: «Демократия — изощренная форма рабства, когда раб думает, что он свободен», — смеется Владимир Юрьевич и продолжает: — А Черчилль считал, что демократия отвратительна, но ничего лучшего пока не придумано. Но мы же сейчас не о государственном устройстве рассуждаем. Хотя, к сожалению, многие понимают демократию весьма ограниченно. В основном все сводится к меркантильному интересу, а точнее — к неконтролируемому доступу к этим благам. Теряя здоровье, люди зарабатывают деньги, чтобы потом тратить их на бесполезные вещи. Сегодня многие слишком зациклены на «пожрать» и «одеться». Я намеренно использую такую лексику.

— В итоге становясь рабами этих вещей. Выходит, через ограничения и правила — к внутренней свободе? Вы говорите об этом?

— Здоровый аскетизм никому не помешает. Полезно для духа и тела. Возьмите английский уклад жизни. Вспомните воспитание кадетов и юнкеров, воспитание барышень из аристократических фамилий. Меня пестовал дедушка, бывший штабс-капитан, воспитанник Николаевского кадетского корпуса, сын крупного помещика, начальника пороховых заводов Санкт-Петербурга. Он прожил 101 год и успел привить мне, как и моему отцу, любовь к труду, к знаниям, привычку вставать в пять утра и не тратить на пустяки свое время.

— Неплохое, скажу вам, наследство!

Фото Д. Метелкина.

Другие статьи этого номера