Такой хоккей нам не нужен!

К такому выводу пришли участники «круглого стола», посвященного ювенальной юстиции.
В минувшее воскресенье российские и украинские СМИ сообщили о том, что в Новой Зеландии социальные службы отобрали у граждан России новорожденную дочь Викторию и родителям запрещено не только видеться с ребенком, но и искать его… В начале апреля в дом священника-старовера Димитрия Бугунова (с. Никольское Светловодского р-на Кировоградской обл.), отца четверых детей, ворвались трое неизвестных (один был в милицейской форме) и изъяли младшего ребенка — трехлетнюю Василису… Это то, что в мире называется ювенальной юстицией…
В Севастополе прошел «круглый стол» на тему «Ювенальная юстиция как контроль над рождаемостью в Украине. Опыт России и стран Европы, демографические и политические риски для Украины». Его инициатором выступило общественное движение «Украинский выбор».Организаторы «круглого стола» его главную задачу определили так: помочь гражданам Украины и властям предержащим осознать опасность и недопустимость введения ювенальной юстиции в Украине, помочь скоординировать усилия для противодействия «проталкиванию» ювенальной юстиции и добиться полной отмены в Украине всех связанных с ювенальной юстицией инициатив.

Координатор проекта общественного движения «Украинский выбор» «За здоровый образ жизни» Евгений Школьный, выступая в ходе «круглого стола», отметил: «На сегодняшний день родители, к сожалению, еще не имеют полной информации о ювенальной юстиции. Но проект по ювеналке, который реализовывался как пилотный в Полтавской области, показал, что для семьи ряд положений в ювенальной юстиции — не просто неестествен, но и губителен.

В законодательстве Украины по вопросам изъятия детей из семьи есть тринадцать пунктов. И благодаря наличию этих пунктов в Украине уже зарегистрированы случаи изъятия здоровых детей из нормальных семей и, как следствие, суицида их матерей. Мы сегодня обсуждаем, как эти положения воздействуют на семьи, родителей и, самое главное, — на детей».

Ювенальная юстиция — продукт абсолютно западный, уже несколько лет активно насаждаемый в нашей стране и наталкивающийся на активное сопротивление множества общественных организаций. Зародилась она в США еще в 70-е годы XIX века, когда граждане американского города Бостона Кук и Аугустус начали предлагать судьям не применять к несовершеннолетним, способным встать на путь исправления, наказания, а передавать их под присмотр органов попечительского надзора.

А в июле 1899 года в США в Чикаго на основании закона штата Иллинойс «О детях покинутых, беспризорных и преступных и о присмотре за ними» был учрежден первый детский суд. Для рассмотрения дел о несовершеннолетних было введено новое понятие «виновный», «правонарушитель» (англ. delinquent), отличающееся от понятия «преступник» (англ. criminal), нашел закрепление статус несовершеннолетнего правонарушителя, который стал субъектом ювенальной юстиции.

Позднее идея ювенальной юстиции получила развитие в Великобритании, где в 1908 году была принята серия законов о детях и молодежи. Во Франции первый ювенальный суд был учрежден в 1914 году на основе опыта США. К настоящему времени в мире сложилось несколько моделей ювенальной юстиции: англо-американская, континентальная и скандинавская. В отдельных государствах ювенальная юстиция является частью ювенальной системы органов и общественных организаций, занимающихся вопросами семьи и правами детей.

«Быть может, изначально идея была неплоха, но впоследствии она обросла такими «новшествами», что без содрогания воспринимать их нормальный человек не в состоянии, — считает хотя и не принимавший участия в «круглом» столе, но имеющий четкую позицию по этому вопросу народный депутат Украины Вадим Колесниченко. — Дело в том, что ювенальная юстиция превратилась, по сути, в инструмент изымания детей из их семей, а родителей наделила статусом людей с презумпцией виновности».

В чем же суть данного понятия?

«На первый взгляд, ничего особо крамольного в нем не содержится, потому что преподносят ювенальную юстицию нам в качестве механизма по защите прав ребенка. Однако эта благородная цель в реальности призвана установить совершенно иные отношения в семье, а именно: уравнять ребенка в правах с родителями, а в отдельных случаях даже наделить его большими правами, — уверен Колесниченко. — Естественно, при таком подходе институт семьи претерпит радикальные изменения, равно как и вся система социальных отношений в целом.

В частности, это грозит увеличением количества дел по лишению родительских прав, распадом семейных союзов и, соответственно, ростом преступности среди несовершеннолетних. Судебные же споры в отношении незаконности изъятия ребенка из семьи — дело очень хлопотное и нередко длительное: отдельные процессы могут тянуться годами. Психика не каждого родителя выдержит такое испытание, а отсюда — рост суицидальных настроений. Естественно, памятуя обо всем этом, в украинском обществе отрицание принципов ювенальной юстиции нарастает как снежный ком. Да и опыт соседней России со всей убедительностью показывает, насколько пагубное воздействие на человека оказывает ювенальная юстиция».

А российский опыт показывает, что изъять ребенка из семьи очень даже несложно. Достаточно социальному работнику посмотреть содержимое вашего холодильника, пересчитать на упаковках продуктов указанные калории и прийти к выводу, что их количества не хватает для полноценного питания ребенка. Или посчитать, что квадратных метров вашей комнаты в общежитии недостаточно, чтобы на этой площади ребенок мог резвиться.

Аргументы, приводимые сторонниками ювенальной юстиции в ее пользу, зачастую бывают откровенно смешными. Действительно, с соблюдением прав детей в нашей стране не все гладко, но не настолько, чтобы давать кому-то повод навязывать обществу подложные и фальшивые семейные ценности (заложенные в самой концепции ювенальной юстиции), причем с использованием мощных финансовых вливаний из-за рубежа. К сожалению, приходится признать, что Украина и так уже давно стоит на пороге демографической катастрофы, а ювенальная юстиция только поспособствует дальнейшему вырождению страны.

Кстати, многие европейские державы уже и сами осознали, что собой представляет бомба замедленного действия под названием «ювенальная юстиция». Теперь подростки там могут почти беспрепятственно творить что угодно, вплоть до шантажа, угрожать родителям жалобой в социальные органы, совершать правонарушения без боязни быть сурово за это наказанными, потому что система в действии. То же самое хотят слепить и из украинских детей.

«К тому же не стоит забывать, что ювенальная юстиция — это еще и бесконечное поле для распространения коррупционных схем, — считает Колесниченко. — Что, к примеру, мешает работнику социальной службы придумать самому себе «анонимный сигнал», приехать по адресу и поставить вполне благополучных и интеллигентных родителей перед фактом жалобы на их отношение к ребенку?

И, естественно, за небольшую мзду закрыть глаза даже на не имевший места инцидент? Разгул взяточничества в масштабах Украины будет просто чудовищным! А социальные работники смогут называть себя не только вполне обеспеченными людьми, но и вершителями судеб человеческих. Еще точнее, детских. Потому что сама система ювенальной юстиции вовсе не предполагает уважения к институту семьи. Налицо банальная подмена защиты прав ребенка ювенальной юстицией. Но эти два термина не имеют между собой абсолютно ничего общего».

Согласен с ним и Иван Комелов, координатор общественного движения «Украинский выбор» в Севастополе: «Я могу назвать спорными положения по изъятию детей, не всегда европейские новшества должны действовать в нашей стране. У нас, славян, другой менталитет, другие традиции воспитания детей, другой подход к образованию. Потому не стоит навязывать нашему обществу зачастую чуждые устои».

Совершенно очевидно, что внедрение ювенальной юстиции повлечет за собой отторжение детей от семей и водворение их в детские дома. Не этот ли момент лоббируют состоятельные иностранные граждане, которые спят и видят, как бы им принять в свои семьи детей из стран постсоветского пространства? Судя по всему, эта мысль не лишена здравого смысла: на наших детей ведется самая настоящая охота американскими и европейскими усыновителями. Таким образом, Украину хотят лишить ее будущего, и опять же под маской гуманизма и сострадания. Какой выход?

«В создавшейся ситуации у нас не остается другого выбора, кроме как всеми доступными средствами и методами держать оборону и не допустить посягательства на свои традиции, мораль и ценности, — уверен Вадим Колесниченко. — В конце концов, речь идет о том, чтобы не потерять свою идентичность, не раствориться в общей массе стран, одурманенных бредовыми и деструктивными идеями. Нельзя позволить «новаторам» вмешиваться в институт семьи!

По моему глубокому убеждению, Украине необходимо не создавать новые структуры для соблюдения прав ребенка, а усовершенствовать уже существующие. Когда этим сложным вопросом начнут заниматься чиновники-коррупционеры, пиши пропало: нужно поручить данный участок общественным комиссиям, которые изначально не будут настроены предвзято по отношению к той или иной семье и смогут не стричь всех под одну гребенку, а рассмотреть каждый эпизод в отдельности. В противном случае очень и очень жесткий конфликт между государством и социумом неизбежен».

Другие статьи этого номера