Борис НЕСТЕРЕНКО: «Надеюсь, что за эту книгу Бог простит мне все мои грехи»

Борис НЕСТЕРЕНКО: "Надеюсь, что за эту книгу Бог простит мне все мои грехи"

В СЕВАСТОПОЛЕ ПРЕЗЕНТОВАЛИ КНИГУ «ЖИЗНЬ И СМЕРТЬ САПОЖНИКА».
В севастопольском издательстве «Рибэст» вышла в свет книга члена Национального союза писателей Украины, нашего земляка Бориса Нестеренко «Жизнь и смерть СаПоЖника. Эпизоды еврейской жизни». Автор — бывший офицер Советской Армии, подполковник в отставке, журналист, лауреат городского форума «Общественное признание». Его перу, как принято говорить даже в век компьютеров, принадлежат шесть книгу. Пять из них пронизаны иронией и юмором, нынешняя — их полная противоположность: по жанру она — политический детектив, как характеризует ее сам автор. Наш корреспондент встретился и побеседовал с писателем.— Борис Яковлевич, что подвигло вас на написание этой книги?

— В последнее время проблема возрождения фашизма и ответственности за преступления нацизма и коммунизма получает новое звучание в Европе, в России и в нашей стране. Да и в нашем городе тоже. Не секрет, что в Севастополе есть проявления российского шовинизма. А любой шовинизм — это основа фашизма. Как раз этим темам и посвящена моя книга. Работая над ней, я исследовал около сотни трудов по проблеме Холокоста, преследования евреев в СССР и возрождения фашизма, думаю, что могу назвать себя специалистом в этой области.

Для построения сюжета книги мною использована исследовательская работа учащихся школы деревни Елизаветово (до войны — Кары) Сакского района АРК, которую они проводили под руководством учителя Дмитрия Владимировича Вязинько. Елизаветово — один из множества крымских Бабьих Яров.

— О чем все же ваша книга?

— Она рассказывает о судьбе молодого крымчанина, который в 1941 году по собственной инициативе принимал участие в истреблении евреев, потом сумел скрыть свое прошлое, устроился служить в КГБ и занимался этим на протяжении всего периода существования Советского Союза — до 90-х годов. Выйдя на пенсию после крушения СССР, он помогал членам российских нацистских организаций на территории Крыма. Случайно был «вычислен» севастопольским таксистом-евреем…

— Я уже успел пролистать книгу, вижу, что художественное повествование переплетается с документами. Для чего это сделано?

— Это подлинные документы. Сделано это не случайно. Потому что когда читаешь подобного рода произведения, порой закрадываются сомнения: так ли это было на самом деле? Для того чтобы таких сомнений не было, я привел порядка 100 подлинных документов, которые подтверждают: все именно так и было. Это документы, характеризующие тот или иной исторический период, а также те или иные действия властей нацистской Германии и коммунистического СССР.

Я хотел бы отметить, что, помимо документов, книга основана на реальных фактах и имеет много прототипов. Так, под фамилией Салуган в книге выведен бывший руководитель Сакского района АРК Владимир Витальевич Галуган, который организовал восстановление памятника расстрелянным евреям в Елизаветово. Прототипом Фукермана, который преследовался в СССР как еврейский функционер, является севастополец Дмитрий Григорьевич Футерман. Некоторые эпизоды из жизни героини книги Розы Гартман взяты от жительницы Севастополя Анны Моисеевны Мишук, которую фашисты расстреливали вместе с другими евреями, однако ей чудом удалось выжить и выбраться из-под горы трупов. Кстати, на форзаце книги использованы копии свидетельств о смерти, которые она мне предоставила.

— Борис Яковлевич, наверное, не случайно в названии книги вы выделили три буквы?

— Конечно не случайно. Этот человек работал в КГБ под конспиративным псевдонимом Сапожник, а за глаза его звали СПЖ — Специалист По Жидам.

— Кто потенциальный читатель вашей книги?

— Книга предназначена прежде всего для школьников старшего возраста и молодежи. Дело в том, что люди среднего возраста уже имеют устойчивое представление о тех событиях, в основном навязанное советской пропагандой, и их переубедить практически невозможно. Молодежь, она немного по-другому мыслит, по-другому воспитана, по-другому образована, и, считаю, ей эта книга будет полезна. Думаю, ее можно использовать в качестве пособия при изучении темы Холокоста в Украине.

— Для политического детектива книга богато иллюстрирована…

— Да, в ней много иллюстраций, которые нарисовал молодой художник-график Станислав Пищанский.

— Как восприняли вашу книгу коллеги?

— В писательской организации, в которой я состою, была презентация моей книги. Я подарил коллегам по экземпляру. Так они крайне негативно ее восприняли. Потому что там написана правда, а не те мифы, которыми нас потчевала советская пропаганда.

— «Жизнь и смерть СаПоЖника» выпадает из ряда предыдущих книг…

— Пять предыдущих книг были пронизаны иронией и юмором, они были написаны в стиле рассказ-анекдот. А «Жизнь и смерть СаПоЖника» — это серьезная книга. Первая и последняя серьезная книга. Я надеюсь, что Бог все мои грехи мне простит за эту книгу.

А следующая книга опять будет юмористической — «Севастопольские рассказы». Наверное, после «СаПоЖника» такая и должна выйти. Говорят, писатель должен написать семь книг, а потом может заканчивать с этим ремеслом. Вот это и будет моя седьмая книга…

— Борис Яковлевич, не смущает, что в мировой литературе уже есть «Севастопольские рассказы»? О чем ваша будущая книга?

— Не смущает, потому что у Льва Толстого — «Севастопольские рассказы». А рабочее название моей новой книги — «Севастопольськi розповiдi». Я пишу ее на украинском языке. Это, как я определил для себя, будет сборник из 50 рассказов — пяти десятков веселых историй, связанных с любовью, сексом, неожиданными ситуациями.

На сегодняшний день написано уже 43 рассказа, не хватает еще семи. Все они — на основе реальных историй. Думаю, каждый человек может рассказать в компании подобную историю. Не про себя, конечно, Боже упаси, а про какого-нибудь знакомого или знакомого знакомого. Поэтому уверен, что с поставленной задачей справлюсь.

В международном литературном журнале «Склянка часу — Zeitglas», выходящем на украинском, русском и немецком языках, с которым я сотрудничаю, уже дали оценку некоторым из написанных рассказов — предлагают вначале напечатать у них…

— Ну что ж, побольше вам веселых историй.

Другие статьи этого номера