Карантинная бухта

Карантинная бухта

(Продолжение. Начало в номерах за 22 и 24 мая).

За южным севастопольским волноломом в западном направлении (в сторону Херсонесского маяка) находится одна из небольших, удобных для стоянки бухт с современным названием «Карантинная». Современным потому, что получила его безымянная гавань всего 200 лет назад — во времена основания города, достойного поклонения, тогда Ахтиара.

Как до этого называлась бухта — вопрос… На её берегах, судя по тому, что под средневековыми фундаментами найдены фундаменты базилик — церквей, а под фундаментами базилик — сожженные синагоги; город много раз строился заново, и то, что было ценно для первых жителей, теряло свою ценность для последующих поколений. А вопрос выживания ввиду общего врага стирал все условные грани, в том числе моральные, и для защиты города разбирались кладбища, из могильных камней укреплялись сторожевые башни. Но что оставалось неизменным, так это акватория бухты — небольшой, но очень удобной.

25 веков назад на эти берега высадились воинственные и трудолюбивые греки из Гераклеи Понтийской (сейчас на том месте раскинулся турецкий город Ирегли) и с маленького острова Делос в Эгейском море. Как гласит история, греческие политики двух течений — аристократии и демократии — вошли в конфликт, и последние в связи с поражением и потерей права собственности на землю вынуждены были покинуть родину.

Нужно сказать, что приверженцы демократии, как и их противники, аристократы, по сути были рабовладельцами, и все, что мы видим в остатках фундаментов (особенно впечатляют античный театр, мощные крепостные стены), строили не свободные, имеющие демократическое право голосовать греки, а простые рабы, бесправные, обреченные на всю оставшуюся жизнь заниматься каторжной работой, люди, захваченные в войнах и разбоях.

Увы, время не пощадило древний город. Прекрасный тесаный камень из городища шел на строительство пристаней и домов во вновь образованном городе, а мы и теперь ходим по мостовым, сложенным из штучных камней руин Херсонеса.

С 1827 года началось, как тогда казалось, планомерное раскапывание города. Работа сия продолжается и по сей день, и, что интересно, копать хватит и нашим внукам — Херсонес освоен археологами лишь на треть.

…Название «Карантинная» само говорит о предназначении гавани. Цель — ставить корабли на карантин. Нам с высоты сегодняшнего дня тяжело уяснить, какие болезни могли «прихватить» корабли из-за границы в XIX веке, но даже самые неопасные из них, по меркам сегодняшнего дня, косили моряков того времени беспощадно.

Достаточно вспомнить адмирала Федора Клокачева, приведшего первую эскадру в гавань Ахтиарской бухты. Буквально через два месяца чума убила молодого и талантливого адмирала, и нет его могилы, он похоронен в безымянном чумном рву под Николаевом…

Гавань в те годы жила в тревожном оцепенении: приходил корабль в Севастополь, вешался под рею желтый флаг, и командирам оставалось только ждать первой дурной вести… Занемогших свозили в карантинную больницу, которая была построена на берегу. От чумного барака, откуда мало кто выходил живым, постепенно и возникла маленькая слободка Карантинная, где жили служители карантинного приюта. Слободка, кстати, дала дорогу в жизнь писателю-юмористу Аркадию Аверченко (его в городе за глаза звали «карантинный босяк»). Может, отсюда неповторимый мрачноватый стиль этого писателя, прожившего молодые годы в приютском флигеле.

Во время Крымской войны бухта разделила врагов: на Карантинном мысу французы поставили орудия и вели артиллерийскую дуэль с Александровской батареей, да так, что Карантинную балку вместе с Загородной просто замостили ядрами…

Далее на месте центра городища был построен мужской монастырь, в ходе его возведения были разрушены многие достопримечательности, а к концу XIX века здесь построили Владимирский собор — на месте крещения великого князя Владимира Святославовича.

К 1902 году здесь, у выхода из Карантинной бухты, появились казематированные минные станции, предназначенные для управления минным заграждением. Рядом были расположены две казематированные батареи под N 12 и 13, в это же время была построена временная земляная батарея, вооруженная пушками Канэ. Она располагалась на возвышенности, над Уваровским пляжем, недалеко от знаменитой одноименной базилики.

Батареи N 12 и 13 так и не были использованы по назначению. После оставления Севастополя защитниками в 1942 году немцами здесь была оборудована восьмиорудийная батарея, и во время освобождения Севастополя в 1944 году окруженные оккупанты на территории заповедного Херсонеса оказали весьма ожесточенное сопротивление в этих бастионах.

Углубляя Карантинную бухту для подготовки размещения здесь военно-морской базы во времена СССР, гидростроители сваливали в море ил и песок со дна по линиям херсонесских фарватеров. Теперь это — любимые реки, то есть места для погружений севастопольских дайверов. А все потому, что с илом и грунтом землечерпалки поднимали амфоры и прочие античные артефакты, утопленные жителями Херсонеса, Корсуня за долгие-долгие века.

Берега бухты, ее поросшие травой холмы хранят многие тайны для археологов, тем паче, что вокруг со всех сторон расположено стародавнее кладбище. И тут парадокс: древние захоронения сохранили военные, разбив огороды прямо за забором воинской части, завозя насыпную землю для огородов. Таким вот образом и «дожили» до археологов древние склепы под растущими на грядках луком и клубникой, и теперь могилы херсонеситов периодически открывают исследователям свои новые тайны.

Сейчас в бухте мирно уживаются маленький яхт-клуб, школа водолазов, ведущая свое начало от легендарного ЭПРОНа, и детский пляж. Ну и по-прежнему основную часть бухты используют российские военные для стоянки ракетных кораблей.

Фото В. Батанова.

Другие статьи этого номера