Видимость благополучия

Видимость благополучия

Интересная все-таки штука жизнь. С её зигзагами и поворотами, прелестями и разочарованиями, радостями и печалями. Порой так закрутит-завернет, что кажется: всё, финиш, не выкарабкаться. Но проходит время, и вроде бы все не так плохо. Как говорится, жить можно.
И ведь живем. Не скажем, что не тужим. Но живем. Кто-то — принимая как должное все превратности судьбы, кто-то — наплевав на всех и вся, оградившись от проблем, не печалясь и не огорчаясь, кто-то, кого никак не устраивает видимость благополучия, — возмущаясь и борясь.
Наши читатели в основном борцы. Они видимостью благополучия не удовлетворяются. Им нужна конкретика, а не разглагольствования и рассусоливания. Им нужен результат. Вот его-то они и добиваются, обнародуя существующие в городе проблемы. А мы со своей стороны оказываем борцам всяческую поддержку и, конечно же, предоставляем трибуну. Ну, трибуну, сами понимаете, — громко сказано. А вот возможность высказаться — в самый раз. Нынешняя пятница — не исключение, а время традиционного откровенного разговора о важном.
Его начинает жительница дома N 172-б на проспекте Генерала Острякова Валентина Пархоменко.ЗАЧЕМ НАМ ТАКОЙ РЭП?

«Здравствуйте, уважаемая редакция! Вот уж никогда не думала, что придется писать в газету и жаловаться. Я не специалист в этих делах. Но пишу не от хорошей жизни. Наверное, как и большинство из тех, кто, отчаявшись найти справедливость и добиться результата, обращается за помощью в «Славу Севастополя».

Наша история не исключительная, а совсем типичная (судя по письмам «друзей по несчастью», напечатанным в рубрике «Откровенно о важном»). Началась она давно и вполне обыденно: в пятиэтажке, где проживает наша семья, потекла крыша. Обратились мы тогда ещё в РЭП-16. Пообещали кровлю сделать. Пообещать-то пообещали, но не сделали. Затем 16-й рэп стал 22-м. Мы, естественно, стали «теребить» теперь уже его. Но наши бумаги, документы и обращения исчезли, потерялись, растворились. Не нашли их, вот так! Как будто ничего и не было.

Пришлось начинать все сначала, с белого, как говорится, листа. Начали. Крыша текла, а мы писали. И ходили в рэп почти как на работу. На прием к директору 22-го рэпа мы не попали: по нашему мнению, легче попасть на прием к премьер-министру страны. Допущены мы были лишь до уровня зама. Женщина нас выслушала и обнадежила, заявив, что без начальника она ничего не решает. Не рискнула она без начальника принять и наше предложение отремонтировать протекающую кровлю 50 на 50 (мы были готовы оплатить ремонтникам-кровельщикам заработную плату, часть материалов). Вечно занятый начальник так и не снизошел до встречи с нами. Вопрос застопорился. А крыша продолжала течь. Всякие разные комиссии обещали сделать её в 2012 году, потом (только по им известным причинам) перенесли этот срок аж на 2015-й. Надежда на ремонт протекающей кровли умерла окончательно. Махнув на все рукой, мы поменяли электропроводку (старая из-за постоянной сырости несла угрозу здоровью и жизни), сделали ремонт потолков, поменяли обои. Кстати, мастера из РЭП-22, который должен был лично убедиться в плачевном состоянии квартиры из-за протекающей кровли, ждали неделю. Глухо! Не дождались!

А теперь о главном-2 (главное-1 — это все еще протекающая крыша): зачем, скажите, нам нужен такой рэп? Это же натуральное издевательство над людьми, а не рэп. Получается, что мы за свои собственные деньги наняли себе не помощников, а иждивенцев. И сколько будет длиться это безобразие?

С уважением

В. Пархоменко, жительница дома N 172-б, проспект Генерала Острякова».

А длиться это безобразие, уважаемая Валентина, будет до тех пор, пока мы будем терпеть и не без ропота, но все же в конечном итоге оплачивать бездельникам их ничегонеделание и игнорирование нужд потребителей их так называемых услуг. До тех пор, пока мы не объединимся все как один и не откажемся содержать нахлебников. Может, тогда они начнут работать, а не имитировать бурную деятельность, создавая видимость всеобщего благополучия, процветания и комфорта.

* * *

Следующая проблема, можно сказать, больше сезонная. Она обостряется каждый год с началом курортного сезона и несколько ослабевает с его окончанием. Это проблема соблюдения тишины. Знают о ней все, только вот решать не спешат. И здесь уже речь идет не о видимости, а о «слышимости» благополучия:

ХОТЬ НЕ ПРИЕЗЖАЙ!

«…В этом году стало особенно модно в Севастополе открывать танцевальные площадки, так называемые дискотеки под открытым небом, которые не дают ночью спать ни жителям, ни гостям города. Так, Радиогорка и Северная сторона уже больше месяца мучаются по ночам от громкой музыки. Все жалобы в милицию заканчиваются ничем. Ответ один: «Там тоже отдыхают люди. Это будет продолжаться до конца лета. Мы ничего не можем сделать, у них (хозяев заведений. — Ред.) есть разрешения администрации…»

В этой связи возникает ряд вопросов о положении дел в вашем некогда комфортном городе. Первый. Как данные заведения получили разрешения на работу в СЭС города? Ведь имеются абсолютно точные нормативы по шумам, установленные законодательством. Второй. Почему правоохранительные и иные контролирующие органы не пресекают нарушения законодательства Украины? Третий. Каким образом выдаются разрешения на работу дискотек в ночное время суток, если заранее известно, что, работая на открытых площадках, они будут нарушать установленные нормативы по шумам?

Мы не являемся жителями города, но шестой год подряд приезжаем сюда отдыхать на все лето. Сейчас нас здесь четыре человека в возрасте от 50 до 78 лет. В течение лета к нам приезжают друзья (от 10 до 12 человек), кто на недельку, кто на две. И что нам делать? Прекратить ездить к вам?

С надеждой все же комфортно и еще не один год отдохнуть в прекрасном городе Севастополе

Василий Дмитриевич».

Уважаемый Василий Дмитриевич, редакция «Славы» регулярно поднимает на своих страницах данную проблему. С её наличием все соглашаются, все понимающе кивают (в знак согласия, хочется верить) головами и… практически ничего не делают, чтобы её решить. Горожане же и гости города, коим не повезло жить и отдыхать рядом с ночными увеселительными заведениями, продолжают страдать, возмущаться и жаловаться. А ещё наглухо в летний зной «задраивать» окна, чтобы хоть немножечко поспать.

Экстрим сей длится далеко не первый год с небольшими временными промежутками вожделенной тишины, наступающей, когда изредка кому-то из хозяев «питеек» и «танцулек» пригрозят штрафом или закрытием. Но хозяйский страх быстро проходит: звон монет перетягивает чашу весов в свою сторону, и все возвращается на круги своя.

Согласны, цивилизацией здесь и не пахнет. Заботой о ближнем тоже не прошибешь. Остается одно — власть употреблять. Регулярно, жестко и невзирая на личности и связи. Вот тогда и у гостей города, и у горожан появится возможность комфортно жить и отдыхать здесь не только днем, но и ночью.

Кстати, попытка власть употребить в решении обозначенной проблемы будет предпринята 16 июля на очередной сессии городского совета. Поможет ли это — время покажет.

* * *

Эта же тема (и не только она) поднимается ещё одним нашим сегодняшним собеседником — С. Смирновым:

БАЛ ПРАВЯТ «СЛЕПЫЕ» И «ГЛУХИЕ»?

«…Сегодняшний Приморский бульвар иначе, как «Примбыль», назвать нельзя: вакханалия с торговыми точками, псевдоразвлечениями, полной бесконтрольностью за соблюдением мер безопасности и поддержанием общественного порядка, антисанитария превратили лицо города в сельский балаган…

Гости пользуются территорией, как общественной уборной, при отсутствии контроля со стороны сотрудников ППС и оплачиваемой охраны бульвара. Также активно пачкают тротуары бродяги, пускающие мыльные пузыри, где им заблагорассудится. Молодые мамы и няни охотно поощряют детей, использующих реликтовые деревья в качестве качелей.

Стихийно выбранные при полном попустительстве со стороны администрации бульвара места для катания на велосипедах, скейтбордах и роликах не оборудованы и когда-нибудь доведут до беды. Вместо того чтобы организовать площадки для любителей подобных развлечений, власти самоустранились от решения проблемы, и отдельные «экстремалы» уже примериваются к катанию по территории Поста N 1 и прилегающего мемориального комплекса.

Ежедневная дискотека на открытом воздухе работает до 3-4 часов ночи. Жители и гости города, услышав пьяные (в большинстве случаев) вопли под заботливо организованную музычку, вынуждены уходить на другой конец бульвара, а дома закрывать окна. Исходя из крайне низкой рентабельности данного вида деятельности, логично предположить, что дискотека существует на средства, вырученные сбытом возбуждающих препаратов или напитков.

Не зная руководителя КП, обслуживающего бульвар, можно предположить, что он страдает сильными физическими недугами, исходя из его заявлений, что к нему по поводу проблем на бульваре не обратился ни один эколог или общественник с конкретными предложениями. А сам он, видимо, не способен оценить, что творится на подведомственной территории.

Ленинский РОВД на обращения граждан реагирует формально (лишь регистрирует обращения жителей, но мер по пресечению нарушений законодательства не принимает) — из-за отсутствия правовых норм, что ли? Госадминистрация же отдала лицо города — чудный Приморский бульвар — на откуп «глухим» и «слепым». А что, лицо-то ведь не ее.

С. Смирнов».

Да не слепы они и не глухи. Когда им надо, они видят лучше орлов, а слышат — любая сторожевая обзавидуется. Просто создавать видимость благополучия гораздо легче, чем обеспечивать это самое полное благополучие и комфорт в реальности. А зачем, собственно? Деньги платят, ну пожурят за недостатки. Так чего перегибаться, из кожи вон лезть? Среднестатистическому (как они нас называют) украинцу или севастопольцу и так сойдет.

Не сойдет, господа. И не надейтесь. Мы, конечно, народ терпеливый. Но и наше терпение не безгранично, притворяться не будем, а тем более — довольствоваться создаваемой вами и с вашей подачи видимостью благополучия.

* * *

Завершает наш откровенный разговор пенсионерка из Балаклавы Н.Д. Желнина. В её случае никто не потрудился даже видимости благополучия изобразить:

«ПУТЕШЕСТВИЕ» ПО ЗАМКНУТОМУ КРУГУ

«Уважаемая редакция! Пишет вам пенсионерка из Балаклавы, проживающая на ул. Морской пехоты, Желнина Нина Даниловна. Обращаюсь к вам с просьбой помочь мне в разрешении моей проблемы. Очень прошу вас опубликовать мое письмо, чтобы через средства массовой информации мне ответили компетентные специалисты, может, юрист или главный инженер водоканала. Дело в следующем.

Квартал, где я живу, раньше стоял на балансе Балаклавского рудоуправления, и у многих были установлены водомеры во дворах (при входе). Был водомер и у нас. Со временем нас передали городскому водоканалу, ходили мастера по дворам, принимали систему и водомеры, у кого они были. Через какое-то время мой водомер сломался, и долгое время я не могла его заменить — не было средств. Так случилось, что пришло время менять трубы холодной воды. Решили заодно поставить и новый водомер, т.к. в нашем квартале постоянно нет воды, а платить за то, чего нет, стало очень дорого да и обидно. Воды нет, а по счетам платим. Обратившись в водоканал, я узнала, что водомера у меня, оказывается, нет, не числится он за мной. И вроде как никогда его и не было. Очень странно, но факт — у них он не числится. Для того чтобы мне поставить водомер, теперь надо сделать технические условия и проект. Технические условия сделала, а вот проект — нет. Для того чтобы сделать проект, необходима топосъемка квартала, а в водоканале её нет. Хотелось узнать: как они тогда принимали нас на баланс без схемы, без съемки? И если приняли, почему до сих пор её не сделали? А теперь это предложили сделать мне и за собственный счет. Я должна сделать топосъемку квартала, где живу! Но ведь это городская магистраль, и, видимо, отсутствие топосъемки должно быть их проблемой, но никак не моей.

Но и это ещё не все. По сегодняшнему положению я должна на улице вскрыть асфальт дороги, и сделать колодец, где проходит труба холодной воды нашего квартала и нашей улицы, куда и будет установлен водомер. То есть он будет на улице, на дороге, по которой ездит транспорт и ходят люди. У всех соседей водомеры установлены индивидуально в колодцах во дворе, а у меня будет на улице, т.к. труба глухая, и колодцев на улице нет. Я обратилась в водоканал к господину Лихману Давиду Борисовичу и попросила разрешить поставить водомер в колодце во дворе, как у всех. Тем более, что колодец есть при входе во двор. И мне был дан ответ: надо вскрыть асфальт дороги, вырыть колодец, и только потом туда поставят водомер. Более абсурдного ответа я в своей жизни (а мне уже 61 год) не слышала. У всех — во дворах, а у меня — на улице! Бери, кто хочет, когда хочет. А кто будет нести ответственность, если водомер украдут? При нашей-то жизни это не великая невидаль — водомер украсть у пенсионерки. Да и как перекопать улицу шириной 4 метра? Как в таком случае по ней будет ездить транспорт? И как всё это осилить мне на свою пенсию?

Очень хочется, чтобы ответили знающие люди: что мне делать и куда ещё обращаться? Я уже два месяца хожу по замкнутому кругу. А ведь проблема не стоит выеденного яйца. Поставить водомер на место старого — вот и все. Конечно, им удобно расправляться с нами, пенсионерами, отфутболив и выставляя счет каждый месяц за несуществующую воду. Так удобнее им, но не нам. Воды нет постоянно. И если в прошлом году её давали хоть по ночам, то в этом году её нет ни днем, ни ночью. А платить-то мы платим, потому что счета выставляются в полном объеме каждый месяц. Очень прошу вас помочь выбраться из этого тупика!

С уважением

Нина Даниловна».

Мы не смогли отказать уважаемой Нине Даниловне в просьбе опубликовать её письмо. Сделали это ещё и потому, что надеемся на реакцию со стороны компетентных сотрудников КП «Севгорводоканал» СГС. Претензии к работе этого предприятия, как, впрочем, и любого другого, есть. Но надо отдать ему должное: ни одной публикации в нашей рубрике «Севгорводоканал» без внимания не оставлял.

Надеемся, что ответ из КП поможет решить вопрос не только Н.Д. Желниной, но и всем севастопольцам, оказавшимся в подобной ситуации.

До следующей пятницы.

Фото Д. Метёлкина.

Другие статьи этого номера