Хора — поле античное

Хора - поле античное

Королевство Камбоджа — страна с почти пятимиллионным населением. На её покрытой джунглями территории Крымский полуостров вместился бы шесть с половиной раз. Вот, пожалуй, все, что мы узнали о далекой азиатской стране, заглянув в справочную литературу. Тем не менее 23 июня сего года Камбоджа вписана в историю города. В этот день решением проходившей в столице королевства Пномпене 37-й сессии ЮНЕСКО «Древний город Херсонес Таврический и его хора…» занесены в список Всемирного наследия этой авторитетнейшей организации. В работе сессии участвовала компактная делегация Украины во главе с заместителем министра культуры Виктором Вилюрко. В её состав также были включены генеральный директор Национального заповедника «Херсонес Таврический» Леонид Жунько и его заместитель по науке кандидат исторических наук Лариса Седикова. Леонид Михайлович и Лариса Васильевна поделились с журналистами впечатлениями от поездки в Юго-Восточную Азию.В кулуарах пресс-конференции предшественник Леонида Жунько на посту генерального директора Национального заповедника «Херсонес Таврический» Леонид Марченко сказал, что первый шаг в реализации амбициозного плана внесения главной достопримечательности города в список Всемирного наследия ЮНЕСКО был сделан в 1989 году. Леонид Васильевич привел впечатляющую цифру: четверть века назад так называемая размежовка хоры сельскохозяйственной зоны античного Херсонеса сохранилась на десяти тысячах гектаров. Если на эти земли, с которых херсонеситы кормились, взглянуть с высоты своего роста, то мало что можно увидеть. На все по-настоящему великое следует смотреть из космоса. С холодных заоблачных высот наш Гераклейский полуостров предстал как разлинованный в клеточку тетрадный лист. На нем предстояло решать задачи отнюдь не математического свойства.

Будь Украина страной хоть чуточку цивилизованной, она сразу уловила бы свою выгоду. Ведь нигде в мире — нигде! — хора не сохранилась. Ни гектара, ни сотки. Если где-то что-то осталось, то мизер, жалкий клочок. А тут десять тысяч гектаров! Настоящий колхоз — гигант советской поры или несколько средних колхозов. Молодые государства, США например, лишены своей старины глубокой. За иной памятник типа Акрополя или Колизея они готовы выложить миллионы и миллиарды, чтобы по камешку и у себя собрать. И, наверное, что-то менее значимое покупают и собирают. Севастополю, Украине Богом дарованы сразу полис и хора — памятники мирового уровня. Десять тысяч гектаров! Нам бы к ним прирезать ещё тысячу гектаров, все равно в существующих агропредприятиях часть угодий уже давно не пашем.

В 1989 году, вспоминает Леонид Марченко, вознамерились сохранить для науки, для туристической привлекательности города (бери выше — Украины) сущую мелочь: 500 гектаров хоры — ничтожные пять процентов от размежеванных в пору античности десяти тысяч гектаров.

В течение двух последующих лет кандидат исторических наук Галина Николаенко — редчайший, если не единственный в стране специалист по хоре — вместе со своими помощниками и в одно время с приглашенными из Киева авторитетами в поте лица определяла границы земельных участков сельскохозяйственной зоны древнего

Херсонеса, которые нельзя было потерять как памятники под открытым небом. Так набежали те пятьсот гектаров потенциального заповедного фонда.

С 1993 года в архиве уникального учреждения культуры хранится проект охранных зон. Десять лет спустя специальным сертификатом был подтвержден высочайший уровень сохранности хоры как памятника археологии. «Херсонес Таврический» включили в первую семерку чудес Украины. Все это были шаги — большие и малые — к широкому международному признанию.

С этим на долгие годы произошла заминка из-за проволочек с решением, в пользу Херсонеса Таврического, в пользу науки, в пользу здравого смысла, наконец, земельных вопросов. Часть пути, отмерянная городской государственной администрации, была преодолена к 2002 году. Исполнительную ветвь власти в то время у нас возглавлял Леонид Жунько. Соответствующие документы хранят его подписи. В тот период Леонид Михайлович вряд ли подозревал о том, что когда-то ему придется возглавлять Национальный заповедник «Херсонес Таврический». Его нельзя заподозрить в том, что не для науки, не для престижа страны, а для себя старался.

Очень долго ждали, когда свой шаг в нужном направлении сделает городской совет. Долго ждали. Ход вопросу, у которого начала «отрастать борода», дал возглавлявший в 2008 году земельную комиссию Дмитрий Белик. Именно тогда, в 2008 году, был оформлен первый госакт на передачу «Херсонесу Таврическому» первого участка земли — 17,2941 гектара на горе Безымянной. (В Херсонесе Таврическом ведут счет не до десятых долей гектара, а до тысячных). Последним на сегодня к заповеднику в 2011 году отошел участок земли в Юхариной балке — 146,0917 гектара, и ни сантиметром больше или меньше. (В память о совершенном деле Дмитрий Белик подарил Леониду Марченко часы). Всего 254,6515 гектара, если, конечно, я не ошибаюсь.

Кто-то эту цифру округляет до 300 гектаров. Пусть так. Но не 500, на которые первоначально положила глаз Галина Николаенко. Но и с этим багажом уже можно было ехать в Париж, где размещена штаб-квартира ЮНЕСКО.

Прибывшим в 1772 году к берегам Гераклейского полуострова на первых русских кораблях топографам предписывалось: «Обращать внимание на древности, разыскивать и описывать их». Официально принято считать, что раскопки исследовательского характера на территории нынешнего Херсонеса Таврического начались 55 лет спустя, в 1827 году, под руководством морского офицера Крузе. Затем были: Аркас, Уваров, Струков, Косцюшко-Валюжинич, Бертье-Делагард, Репников, Лепер, Гриневич, Белов, Тахтай, Стржелецкий, Якобсон, Суров, Домбровский, Антонова…

У Леонида Жунько были все основания заявить на пресс-конференции о том, что при составлении документов номинационного досье использовались результаты исследований научных экспедиций ученых исключительно всех поколений, прошедших через Херсонес Таврический. Леонид Михайлович сообщил журналистам, что в 2011 году для подготовки документов номинационного досье в заповеднике была создана специальная рабочая группа во главе с заместителем генерального директора по научной работе, кандидатом исторических наук Ларисой Седиковой.

Через Париж никто не проходит без замечаний. Были они и в адрес севастопольцев. Тем не менее настал день, когда функционирующий при ЮНЕСКО консультационный орган, отвечающий за археологическую составляющую, согласился, что «Херсонес действительно является центром культурного обмена и торговли. По сравнению с другими греческими городами Черного моря, выполнявшими похожие функции в эллинизации скифских и сарматских культур, Херсонес Таврический выделяется тем, что он сохранил свою роль как центр обмена на протяжении тысячелетий, является выдающимся наследием обмена между Греческой, Римской, Византийской империями и народами Северного Причерноморья».

Своим решением консультационный орган ещё подтвердил, что «Херсонес Таврический и его хора представляют собой редкий сельскохозяйственный ландшафт с прилично сохранившейся системой разделения земли, которая остается хорошо видимой, несмотря на дальнейшие изменения в использовании земли. Это выдающийся пример демократического разделения земли, привязанного к античному полису».

После таких оценок, сделанных во французской столице, путь в Пномпень, где проходила 37-я сессия ЮНЕСКО, для делегации Украины был открыт. Её члены — Леонид Жунько, Лариса Седикова — использовали тот минимум перед решающим пленарным заседанием для интенсивного общения с делегациями других стран. Было не лишним сообщить делегатам о Херсонесе Таврическом, его хоре — памятниках, достойных мирового признания.

Журналистам, участникам пресс-конференции, была предоставлена возможность в виртуальном режиме побывать в камбоджийской столице, где велась съемка пленарного заседания под председательством вице-премьера правительства королевства по гуманитарным вопросам. Леонид Михайлович и Лариса Васильевна комментировали происходящее на экране.

Вопрос о внесении, как было обозначено в повестке дня, «Древнего города Херсонеса Таврического и его хоры. V век до новой эры — XIV век новой эры» слушался первым. Решения на сессии ЮНЕСКО принимаются при условии консенсуса, то есть единогласно. Никто не давал гарантии в успехе, тем более, что в ходе дискуссии сомнения в отношении Херсонеса Таврического высказали французы, немцы и особенно эстонцы. Но представительница Российской Федерации Элеонора Митрофанова ещё до процедуры голосования поздравила украинцев с включением Херсонеса Таврического и его хоры в список Всемирного наследия ЮНЕСКО. Заметим, что в этой престижной организациии предельно внимательны к голосу нашего северного соседа. После выступления Элеоноры Митрофановой камбоджийский вице-премьер, как на ином аукционе, от души ухнул деревянным молотком о специальную подставку — знак того, что Херсонес Таврический прошел в заветный список. Украинская делегация первой встала с мест, чтобы это объявление встретить стоя.

На столике перед Леонидом Жунько был включен микрофон. Воспользовавшись возможностью выступить с места перед делегатами сессии, Леонид Михайлович выразил сердечную благодарность за оказанную поддержку Украины в её стремлении добиться внесения в список Всемирного наследия ЮНЕСКО Херсонеса Таврического и его хоры. Леонид Жунько выразил уверенность в том, что это знаковое событие благотворно повлияет на развитие дальнейшего изучения и сохранение для грядущих поколений землян этого всемирно известного памятника.

Путь к заветной цели потребовал от севастопольцев напряженного труда всего коллектива заповедника в течение свыше двух десятилетий. Принятое в Пномпене решение определило не конец этого пути, а межевой знак. За ним, говорилось на пресс-конференции, наступает большая ответственность за состояние памятника уже не только перед севастопольцами, Украиной, но и перед всем миром. В то же время бренд объекта, внесенного в список Всемирного наследия ЮНЕСКО, — дополнительный щит на пути, например, застройщиков. Он ещё, как ожидается, существенно увеличит потоки туристов, желающих познакомиться с памятником, отмеченным международным признанием. Высокий авторитет ЮНЕСКО — это и вполне обоснованные надежды на увеличение финансовой поддержки со стороны государства, на поступление грантов из-за рубежа.

Как заявил на пресс-конференции Леонид Жунько, требуются большие финансовые вложения на продолжение исследовательских работ, прежде всего хоры, на консервацию открытых памятников, на организацию их охраны в течение года, на монтаж, в первую очередь, на заповедной территории городища, системы круглосуточного видеонаблюдения, в чем имеется очень большая необходимость. Леонид Михайлович поделился планами ввода в эксплуатацию дополнительных площадей для проведения временных выставок. По мнению гендиректора, возникла необходимость в формировании попечительского совета Национального заповедника «Херсонес Таврический».

Леонида Жунько спросили, можно ли ожидать увеличения цены для посетителей заповедника. Он ответил, что не относит себя к сторонникам такого шага. Напротив, если количество посетителей действительно увеличится, то, возможно, цену билетов, по крайней мере для граждан отдельных категорий, можно будет снизить.

Итак, в список Всемирного наследия ЮНЕСКО, кроме заповедной территории наиболее посещаемого городища, внесены заповедные территории хоры в балках Юхариной, Бермана и Стрелецкой, на высоте Безымянной и на перешейке полуострова Маячного. Всего, как уже сказано, 254,6515 гектара. Не охваченным остался участочек с открытыми памятниками на мысе Виноградном, хотя на него и оформлен госакт на владение землей.

Список ЮНЕСКО был бы полнее, если бы его расширили за счет иных объектов, в том числе таких уникальных, как средневековые крепости Чембало и Каламита. Но землеотводы по ним не оформлены. Между тем из имевшихся в 1989 году десяти тысяч гектаров хоры, по заключению Леонида Марченко, осталось ее в пределах двух тысяч гектаров. Остальные площади, наделенные исторической памятью, видимо, ушли под застройку, скорее всего не дождавшись своих исследователей. Из тех 500 гектаров, которые приглянулись когда-то Галине Николаенко, «ушла» безвозвратно для науки сотня гектаров. Ещё на сотню гектаров не оформлены госакты.

Да, нельзя на хоре и в буферных зонах вести строительство, нельзя разбрасывать отмеченные античностью камни, нельзя в заповедных местах выпасать скот, о чем звучали призывы на пресс-конференции. Но пример цивилизованного отношения к уникальным территориям призвана подать власть, от которой зависит защита памятников со стороны закона. Нам бы прислушаться к прозвучавшим в Пномпене предложениям пойти на расширение перечня наших объектов в списке Всемирного наследия ЮНЕСКО. Почему бы и нет? Такие возможности есть.

На снимках: Л.М. Жунько; хора древнего Херсонеса.

Другие статьи этого номера