Программа надежды

Программа надежды

На сессии горсовета впервые принята региональная программа борьбы с онкологическими заболеваниями в Севастополе на 2013-2016 годы. Наш корреспондент встретился с заведующим хирургическим отделением онкодиспансера, главным онкологом города А.И. ШТАНЬКО.— Александр Иванович, в Украине еще в 2009 году была утверждена общегосударственная программа борьбы с онкологическими заболеваниями. Почему потребовалась еще и региональная?

— Цель государственной программы — обозначить общие направления противораковой борьбы в стране, тогда как региональная программа предполагает конкретные действия, учитывающие специфику региона. Например, в Севастополе высока заболеваемость раком кожи (меланомой), раком молочной железы, толстой и прямой кишки, и городская программа направлена прежде всего на борьбу с этими заболеваниями. Второй и, по-видимому, основной момент — это финансирование. Государственная программа в большей степени обозначает организационные мероприятия, а региональная — конкретные финансовые вложения в противораковую борьбу.

— Вы несколько лет участвуете в работе международных конгрессов по проблемам онкологии. Это дает вам возможность объективно судить о том, в каких странах борьба с раковыми заболеваниями является наиболее эффективной.

— Наиболее эффективна противораковая борьба в США, Японии, Южной Корее и в Евросоюзе. Связано это с организацией онкологической службы, основные принципы которой во многом взяты из советской системы, и, конечно, с большими финансовыми вливаниями. Как и в СССР, на Западе основной упор сделан на создание противораковых центров (онкодиспансеров) и специализацию врачей по онкологическим специальностям. Сейчас это уже общеизвестно, что для операций при раке нужна специальная подготовка. Свидетельством того служат факты, что в онкоцентрах (как в странах Запада, так и в Украине, и в Севастополе) результаты лечения больных в 2-2,5 раза лучше, чем в общей лечебной сети. Именно поэтому по нашим законам плановые операции онкологическим больным в обычных хирургических стационарах запрещены.

Организационно система онкологической помощи в Украине, оставшаяся нам в наследство от СССР, вне всякого сомнения, является лучшей. Об этом мне неоднократно приходилось слышать от ведущих американских, европейских и азиатских онкологов. Другое дело, что советская система во многом носила декларативный характер и не могла полностью финансово обеспечить необходимые потребности.

Проще говоря, на Западе нашли оптимальное сочетание — советские идеи плюс их деньги и научный потенциал.

— Александр Иванович, верно ли, что Украина несколько отстает от европейских стран и особенно от США по показателям излечиваемости онкозаболеваний?

— Да, к сожалению, это так. Но не будем забывать, что у них количество больных III и IV стадией в 1,5-2 раза ниже, чем у нас. Почему это так — достаточно просто объяснить. Во всех так называемых цивилизованных странах действуют скрининговые программы. Английское слово «скрининг» обозначает буквально «просеивание через сито». То есть «просеивают» здоровых людей: выполняют маммографию, колоноскопию и т.д. Почему здоровых? По той простой причине, что если у больного раком есть жалобы, значит, опухоль уже достаточно распространена и воздействует на соседние структуры, вызывая боль, кровотечение или непроходимость. Конечно, распространенность процесса не означает невозможности излечения, но, вне всякого сомнения, проблем несоизмеримо больше. Это касается не только злокачественных опухолей. Возьмите, например, запущенную гипертоническую болезнь, которая осложняется инфарктом и инсультом: результаты её лечения значительно хуже, чем рака, однако народ гипертонии не боится.

— Почему Севастополь занимает одно из первых мест по смертности от злокачественных опухолей?

— Основная причина — преобладание пожилого населения, а далеко не все могут перенести операцию, ну и, к сожалению, купить необходимые лекарства. Не секрет, что государственное обеспечение препаратами едва ли покрывает 50% потребности, а приобрести лекарство, стоящее тысячи, а нередко — десятки тысяч гривен, под силу не каждому работающему, не говоря уже о пенсионерах.

— Александр Иванович, рак — это социальная проблема или в большей мере геронтологическая?

— Рак, безусловно, проблема социальная. Собственно говоря, это уже задекларировано в 1971 г. в «Национальном противораковом акте США». Президент Никсон, принявший этот закон, писал, что рак — болезнь, угрожающая существованию американского общества. Оценив успешные результаты американской работы, европейцы в 1984 году утвердили программу «Европа против рака». Теперь время дошло и до нас. С другой стороны, геронтологический аспект также важен, поскольку преимущественное число больных раком — люди пожилого возраста.

— Уже несколько лет назад в Севастополе стала очевидной необходимость создания городской программы борьбы с онкозаболеваниями, но принята она только в этом году. Такая затяжка была связана с финансовыми трудностями или с какими-то другими причинами?

— Вне всякого сомнения, было необходимо выделение существенных бюджетных ассигнований. Слава Богу, городские власти серьезно озаботились вопросами противораковой борьбы, и сегодня, впервые за многие годы (а я работаю в онкологии уже 25 лет), мы видим серьёзную заинтересованность первых лиц города в наших проблемах и чувствуем их помощь. 900 тысяч гривен планируется направить на завершение ремонта отделений онкодиспансера и около 6 миллионов гривен — на приобретение оборудования.

— Просматривается ли у нас тенденция снижения смертности от рака?

— Да, такая тенденция заметна. Объясняется она просто: повысился уровень знаний населения. Значительная часть пациентов обращается за помощью при малейших подозрениях. Многие люди, к счастью, поняли, что врач все-таки скорее вылечит, чем какой-нибудь шаман-экстрасенс.

С другой стороны, повысился и наш уровень. Глобализация имеет и некоторые положительные стороны: сейчас можно свободно получать информацию о самых передовых исследованиях и общаться с мировыми авторитетами. Стажировки в ведущих клиниках Европы и Азии позволили внедрить в нашем отделении передовые методики лечения рака молочной железы, желудка, толстой и прямой кишки, гинекологических опухолей. Например, при раке молочной железы мы в более чем 50% случаев (это самый высокий показатель в Украине) можем сохранить женщине грудь, а когда это противопоказано — делаем пластические операции по её реконструкции. Такие вмешательства выполняются крайне редко не только в государственных, но и в частных клиниках.

— Что необходимо сделать для повышения эффективности лечения раковых заболеваний и есть ли необходимость создания в стране противоракового центра?

— Прежде всего надо обеспечить доступность и бесплатность скрининговых исследований — маммографии и колоноскопии. А противораковых центров в Украине вполне достаточно.

На снимках: главный онколог города Александр Штанько; утренний обход больных проводят Александр Штанько и старший ординатор Владимир Кульминский.

Фото В. Докина.

Другие статьи этого номера