Дело за малым: надо искать античный стадион

Дело за малым: надо искать античный стадион

…Этого человека прекрасно знают все любители древней истории нашего славного города. Во всяком случае, на мой взгляд, это один из наших лучших знатоков монетного дела независимого Херсонеса IV-II вв. до н.э., т.е. с самого начала чеканки дензнаков в этом полисе и до времен его подчинения Митридату VI Евпатору. Речь пойдет о Евгении Яковлевиче Туровском, кандидате исторических наук, сотруднике Национального заповедника «Херсонес Таврический», точнее, о его новой находке.Одно время Е.Я. Туровский в числе редакционной коллегии готовил к изданию в Киеве прекрасно иллюстрированный журнал «Древний мир», посвященный исследованиям находок различных артефактов в Причерноморье и научно-популярному осмыслению всего найденного в ходе раскопок. Сейчас, насколько мне известно, он работает над систематизацией всего свода монет древнего и средневекового Причерноморья.

…Недавно раздался его звонок в редакцию. Евгений Яковлевич предложил опубликовать в «Славе» извещение о своей новой, весьма интересной находке на одной из городских свалок Херсонеса. И вот мы беседуем с ним в ходе нашей встречи в одно субботнее утро на Центральном городском холме, где традиционно десятки лет общается между собой весьма разветвленная рать севастопольских коллекционеров и любителей истории города и флота.

— Женя, меня очень заинтересовал сам факт места находки — не очередной пласт заповедной, ещё не тронутой дотоле херсонесской земли, а… свалка. Что означает для археолога этот непременный атрибут ушедших от нас цивилизаций всех уровней?

Я с удовлетворением для себя отметил, что для моего собеседника этот вопрос никогда не казался зряшным. Вот что рассказал Евгений Яковлевич:

— Археология — из тех наук, которые в любой момент способны преподнести неожиданные открытия. Отдел музеефикации Национального заповедника «Херсонес Таврический» три сезона исследовал территорию городской свалки на участке за южной крепостной стеной городища. Толщина культурных напластований в этом месте достигала 7,5 м. Свалка — мечта археолога, как следует из «дежурного» вопроса в кроссвордах. Справедливое утверждение!

Зачастую мусорные нагромождения дают информацию, которую не способны предоставить культурные слои городища. Плюс к этому на свалке может «выпрыгнуть» все что угодно: фрагменты древних надписей, рельефов, круглой скульптуры, уникальных сосудов, музыкальных инструментов и многое-многое другое. Все перечисленные группы материалов присутствовали и на нашей свалке.

Например, среди новых находок был фрагмент мраморной плиты с сильно фрагментированной надписью, в которой говорится о некоем гражданине, который за свои средства что-то в Херсонесе построил. Надпись датируется по характеру шрифта II в. н.э. У древних греков поступки на благо обществу (а именно постройка за свои деньги алтаря или храма, строительство, а чаще укрепление, стен и башен городской крепости и прочие подобные дела) назывались эвергетией (благодеянием). За подобные заслуги граждан провозглашали лауреатами, т.е. венчали золотым венком, который имитировал венок лавровый, устанавливали в их честь статуи или принимали почетные декреты наподобие нашего…

— Могло так случиться, что иные «свалочные» артефакты наводили археолога на далеко идущие выводы?

— Очень часто такое и бывает. Например, античный предмет, о котором ниже пойдет наш главный разговор, находился в зоне двух пожаров, разделенных толстым слоем свалки X века. И вот на примере расследования причин и последствий этих пожаров я попробую сделать, на мой взгляд, принципиальный вывод, касающийся исторической достоверности нюансов самого факта пребывания на земле херсонесской святого русского князя Владимира и его дружины.

Более полувека назад советский патриарх византивистики Анатолий Якобсон выдвинул гипотезу, согласно которой следы сильного горения в слоях X в. в Херсонесе связаны с взятием города войском киевского князя Владимира в 988 г. С тех пор в историографии эта гипотеза утвердилась почти как очевидный факт; однако наши предварительные заключения по материалам недавних раскопок противоречат этому выводу.

Первый (большой) пожар, по данным комплекса, содержащего несколько сотен монет с хорошо видимой датой, определяется временем не позднее 70-х годов X в. и никак с князем Владимиром связан быть не может. Что касается другого пожара (датируется он по монетам последними десятилетиями X в.), то он теоретически может ассоциироваться со штурмом города войском князя в 988 г.

Но, во-первых, по сравнению с первым (большим) пожаром он имел ограниченный характер (толщина слоя многократно меньше, и отмечен он не всюду на вскрытой площади), во-вторых, он не обязательно мог быть вызван штурмом, возможны и другие причины, например, неосторожное обращение с огнем. Но если говорить серьезно, то если какие-то возгорания в период осады и были, они не носили катастрофического характера. В самом деле зачем древнерусскому князю было сжигать дотла город, в котором он собирался креститься и жениться? Таким образом, можно констатировать, что материалы наших раскопок как бы реабилитируют князя Владимира.

Теперь, собственно, о теме нашего разговора. В процессе исследований наступает момент, когда количество полученных в ходе раскопок материалов начинает «зашкаливать»: уложиться в установленные полевым комитетом Института археологии АН Украины просто невозможно, нужно сделать перерыв в раскопках и написать полноценный отчёт.

Совсем недавно сотрудник отдела музеефикации Михаил Ступко разбирал металлические фрагменты, найденные в прошлом полевом сезоне при раскопках нашей свалки. В основном это были бесформенные кусочки металла и обломки каких-то непонятных в плане предназначения предметов. И вдруг, удалив грязь с очередного фрагмента, он увидел руку с диском. Замечательная находка! Конечно, лучше было бы обнаружить всю скульптуру, но чудеса случаются крайне редко.

— Я так понимаю, что опытному археологу и фрагмента порой достаточно, чтобы многое рассказать о предмете изысканий…

— Естественно. Что дает нам найденная в отвале бронзовая рука античного дискобола? Безусловно, это ещё одно свидетельство интереса к спорту в древнем Херсонесе. Можно сказать, что вся греческая цивилизация имела агонистический (соревновательный) характер, и наш город не стал исключением. С детских лет будущие свободные граждане Херсонеса воспитывались в атмосфере здорового соревнования и конкуренции. Это касалось не только спорта, но и других сфер жизнедеятельности.

— Я так полагаю, что тому свидетельством и многие более ранние находки?

— Именно так. Например, из сильно фрагментированной надписи на обложке плиты из Херсонеса римского времени следует, что здесь регулярно проводились состязания авторов комедий, хвалебных стихотворений (энкомиев), эпиграмм, а также глашатаев и трубачей. Но особой популярностью пользовались все-таки спортивные соревнования. В другой надписи на камне также римской эпохи даётся перечень уже конкретно спортивных соревнований, проводившихся на каком-то празднике. Среди них: бег на один стадий, двойной бег, бег на длинную дистанцию, борьба и кулачный бой. Однако перечисленные виды спорта не исчерпывали «репертуар» видов спорта, практикуемых в Херсонесе. Очевидно, что знали в Херсонесе и олимпийское пятиборье. К слову, число 5 для греков имело в спорте сакральное значение (что-то связанное с первобытной магией). В пятиборье каждый атлет должен был сделать пять бросков копья или диска, бежать на дистанцию в пять стадий и т.д. Так что диск в Херсонесе метали. Учили этому мастерству юношей, наверное, уже в стенах специального учебного заведения — гимнасия, который в Херсонесе, как следует из древних надписей, был.

— Так чем же все-таки интересна сегодняшняя находка? Она случайно не копия знаменитого «Дискобола» древнегреческого скульптора Мирона, жившего 6,5 тысячи лет назад?

— Нет. И вот почему. На скульптуре великого античного мастера рука атлета почти целиком: по одну сторону диска, лишь слегка придерживая его крайними фалангами пальцев. В нашем случае способ удержания диска иной: с одной стороны диска большой палец, остальные — с другой. Так что найденная статуэтка, а это именно статуэтка, высотой 12-15 см, скорее, приз за спортивное достижение и является, по всей видимости, произведением, а точнее, калькой с работы какого-то иного скульптора. К слову: и шедевр Мирона дошел до нас в римской копии… Маленькие статуэтки в подавляющем большинстве случаев являлись повторением больших монументальных скульптур. Находка у нас фрагмента статуэтки дискобола даёт новый штрих, подтверждающий популярность физической культуры в античном Херсонесе. Остаётся отыскать следы античного стадиона, а он в Херсонесе был.

— И ведутся его поиски?

— Ведутся. Но пока нам удача в этом деле не улыбается…

— Евгений Яковлевич, как говорится, всему своё время. Хочется верить, что ваши поиски, как это часто случалось до сего дня, все-таки увенчаются удачей. Их вам желаю во многом количестве. Спасибо за беседу.

Другие статьи этого номера