Восток вблизи

Восток вблизи

С тех пор как официально был оформлен Севастопольский муниципальный симфонический оркестр, почти незаметно пролетели шесть лет. Для становления коллектива подобного рода срок небольшой. Тем не менее о нем уже известно далеко за пределами города. В Южной Корее, например, — куда уж дальше. В течение 23 дней длились гастроли оркестра в этой расположенной за тридевять земель стране, о чем корреспонденту «Славы Севастополя» рассказал его руководитель и главный дирижер Владимир Ким.— Владимир Николаевич, каким ветром занесло севастопольских музыкантов на юг Корейского полуострова?

— Не в самое худшее время создан Центр культуры Украины в Республике Корея. Его соучредителем является импресарио маэстро Ким. Для удобства будем его называть мистер Ким.

— Ваш родственник?

— Фамилия Ким в Корее очень распространена. А если говорить серьезно, то очень скоро мистер Ким представлял меня в неформальной обстановке так, как и вы, — братом, сводным братом.

— Почему мистер Ким — не брат, а однофамилец — положил свое ухо на Севастопольский муниципальный оркестр?

— Мой коллега из далекого Сеула с целью знакомства с существующими в нашей стране музыкальными художественными коллективами мечется по городам и весям, как угорелый. И не только по Украине. Бывает также он и в Польше, Чехии. Но все-таки мистер Ким предпочитает Украину. Не стану лукавить…

— Да и не следует лукавить.

— …Наши отечественные оркестранты мистеру Киму обходятся дешевле, чем наем музыкантов в иных европейских странах. Дешевле не в плане уровня мастерства. Скорее наоборот, отечественные коллективы могут быть сильнее иных наших соседей. Но так сложилось. Ранее свое чуткое ухо, как вы выразились, мистер Ким положил ещё на симфонические оркестры Донецка, Запорожья, Одессы и других крупных украинских городов.

— Импресарио маэстро, или, как вы предложили называть гостя, мистер заметил и севастопольцев. Хорошее же у него чутье на что-то стоящее.

— Заметил, несмотря на то, что наш коллектив насчитывает в своем составе пока тридцать исполнителей, а нужно минимум полсотни. Не беда, сказал мистер Ким. С его, представьте, участием мы доукомплектовали оркестр музыкантами из других украинских городов.

— Установив столь прочные контакты с нашими творческими художественными коллективами, какие задачи поставили перед собой корейцы?

— Полагаю, они поставили перед собой цель не просто ознакомить своих сограждан с лучшими образцами европейской музыкальной культуры, а навести мосты между культурой родной страны и европейской культурой.

— Вам, Владимир Николаевич, известны имена корейских Чайковского, Пахмутовой, Высоцкого? Или в Стране утренней свежести, как ещё называют Корею, больше в ходу народная музыка?

— С точки зрения нашей, европейской, музыкальной культуры мне не известны имена корейских Чайковского, Пахмутовой или Высоцкого. Затрудняюсь сказать, есть они или нет. Наверное, есть все-таки серьезные композиторы. Нам не пришлось встретиться хотя бы с одним местным композитором-классиком с точки зрения европейской культуры. Но это вовсе не означает, что его нет. А вдруг есть?

— По установившейся традиции выезжающий за границу художественный коллектив разучивает хотя бы одно произведение принимающей страны.

— Мы ничего не учили. Но ежедневно выступали с новой программой. Каждая из них включала и корейскую мелодию. Мы её осваивали в ходе одной лишь репетиции.

— Да вы же все гении в таком случае! Владимир Николаевич, вы, наверное, обращали внимание на то, как хоть наш украинский, хоть до боли знакомый нам российский государственные гимны исполняют оркестры зарубежных стран во время визитов наших высших руководителей или в ходе крупных спортивных состязаний. С таким диким иностранным акцентом звучат знакомые мелодии, что узнаешь их с трудом! Вы тоже таким образом играли корейские произведения?

— Если судить по реакции публики, мы играли очень хорошо. Люди горячо аплодировали нам, зачастую стоя. Мы дали в столице страны два концерта, остальные — в двадцати городах Республики Корея. В Сеуле на наших выступлениях присутствовали посол Украины в этой стране Василий Мармазов, посол Китайской Народной Республики, дипломатические представители некоторых арабских государств. В иных корейских городах, почти как правило, нас слушали их президенты, то есть по-нашему мэры!

— Вы хотите сказать, что в Республике Корея отсутствует проблема седьмого ряда? У нас отведенный высокопоставленным чиновникам, он чаще всего пустует, а у них — плотно занят?

— Мы не можем говорить о невнимании к нашим концертам в родном городе…

— Конкретно какие произведения вы играли корейским любителям музыки?

— Лучшие сочинения Чайковского, Глинки, Бетховена, Шумана, Сибелиуса…

— Мировая музыкальная классика там известна? Или вы открыли её для корейцев?

— В том-то и дело, что с серьезной музыкой в Республике Корея хорошо знакомы. Усилия таких людей, как импресарио Ким, не проходят даром.

— Нам здесь кажется, что ухватили, как говорится, Бога за бороду. Но, выходит, это не так. Они знают нашу классику, а мы корейскую — нет.

— Это парадоксально. Во время исполнения «Севастопольского вальса» нам показалось, что и он в Корее известен!

— Что от корейцев вы слышали об Украине, о Севастополе?

— О нашем городе отзываются как о красивом городе, об Украине — как о прекрасной стране.

— Оценки — в традициях восточного гостеприимства. Спасибо на добром слове. Что вы, Владимир Николаевич, скажете о стране юга Корейского полуострова?

— Я очень ждал, когда вы зададите этот, пожалуй, главный вопрос. В течение 23 дней мы объездили ее вдоль и поперек, причем не единожды. Каждый раз преодолевали расстояние в 300-400 километров. Дороги… хоть яйцо кати — не разобьется. Автобусы — комфортабельные. Можно было в пути и отдохнуть, учитывая напряженнейший график гастролей. Но попробуй вздремнуть, если за окном так много интересного. Прежде всего на улицах городов отмечается полное отсутствие автомобильных пробок.

— А откуда им взяться, если машин у них меньше, чем у нас?

— В Республике Корея их в десять, а то и в сто раз больше, чем у нас. Но сеть дорог такова: автомобильные потоки «отрежиссированы» таким образом, что никто никому не мешает.

— И что вы видели за окном автобуса?

— Страну из массы островов, соединенных многоярусными мостами. По сторонам высятся дома, минимум — в 40, максимум — в 60 этажей. Нигде ни соринки, ни пылинки. Чистота, как в хорошей аптеке. В дневное время улицы пусты. Города словно вымирают. Никто по ним не болтается. Люди там работают.

— Может, они работают так потому, что слушают не убивающие все живое вокруг, а животворящие великие музыкальные произведения.

— В среде корейских тружеников есть вкрапления россиян, может, где-то и украинцев. Но мы говорили с россиянами. Они сказали нам, что мы, славяне, никогда не научимся трудиться так, как трудятся корейцы. Корея — государство даже не нынешнего XXI века, а бери выше — XXIII! Музыканты далеки от политики. Возьму на себя смелость заявить: в Украине верно решили интегрироваться в Европу. Но мы извлечем дополнительную пользу, если будем использовать у себя уникальный опыт Азии.

— Что вас приятно удивило не в глобальном измерении, а на чисто бытовом уровне?

— Нам трудно в это поверить, но в Республике Корея не воруют. Не воруют — и все. Один наш товарищ настолько отвлекся, что оставил в бывшем нашем месте расположения бумажник. Его нам привезли, преодолев не одну сотню километров. Дети в Республике Корея, как и везде, шумные, драчливые, но как они почитают старших, особенно стариков и учителей!

— Радостно за корейцев и печально, что у нас пока мы наблюдаем несколько иную картину. Из 23 дней, проведенных в Южной Корее…

— Нам был отпущен лишь один день отдыха в Бусане.

— В Пусане.

— Так, действительно обозначен город Пусан. На самом деле это Бусан, где нам удалось окунуться в море. Ещё нам удалось посетить буддистский храм. Кстати, две трети населения Южной Кореи — христиане, главным образом протестантских течений, треть — буддисты.

— А ведь когда-то, очевидно, было наоборот…

— Изменение ситуации во всех сферах жизни корейцев, в том числе и в области религии, — следствие огромного влияния на страну США.

— Вот и вы невольно оказались под иным влиянием, если в течение 22 дней из 23 пахали, как папа Карло, а не бродили по улицам, как привыкли в Севастополе. Но нам хоть чуточку надо подтягиваться до уровня корейцев. Можно ли будет услышать дома корейские мелодии в исполнении нашего муниципального оркестра?

— На ноябрь намечен визит небольшой группы корейских исполнителей. Один из них приедет с уникальным музыкальным инструментом — таким, как украинский козабав. Высота звучания его струн зависит от их натяжения. Гости выступят перед севастопольцами в сопровождении нашего муниципального оркестра.

— Скажите, Владимир Николаевич, взыграла ли в вас корейская кровь, скажем так, на исторической Родине?

— Об этом можно было бы спросить моего отца. Он был женат на уральской казачке. Ни обычаев, ни тем более языка я не знаю. Тем не менее блюда корейской кухни, в которых наблюдается явный перебор горького перца, пряностей, поглощал с огромным удовольствием. Наверное, на генетическом уровне.

— Новых вам, Владимир Николаевич, интересных гастрольных поездок. Спасибо за интересный рассказ.

Другие статьи этого номера