Пёс по имени Цербер

Это небольшой отрывок из документальной повести «Хроника полка войск НКВД» — из писем и воспоминаний участников Великой Отечественной войны, защитников рыбацкой Балаклавы….Натура у разведчика Михаила Розина — творческая. Выдумщик — каких мало! У нас был пес. Звали его Цербер. Вполне оправдывал свою кличку — злющий, аж некуда! Но умный и обстрелянный, как бывалый солдат. Мы Цербера и в разведку иногда брали: пес выискивал затаившихся фашистов. Миша Штейнбок говорил, это от того у него так хорошо получается, что лает он с берлинским акцентом. А когда нам под огнем приходилось уходить, прячась за камнями, вместе с нами прятался и пес. Прятаться он здорово умел. Самое главное — вовремя! Нюхом чуял приближающую мину или полет снаряда. Мы часто по нему ориентировались. Залег пес на дно окопа — прячься немедленно!

Однажды мы захватили важного «языка»: немецкий офицер вез на высоту 386 несколько кожаных баулов, набитых под самую завязку орденами и медалями, — награды своим головорезам! Но награды вместе с офицером достались нам. «Языка» мы привели к Рубцову, а фашистские побрякушки никому не были нужны, и Миша Розин, выдавая нам каждому по кресту, произнес торжественную речь, а потом, улыбнувшись, произнес:

— Тремя крестами сразу награждаю его или ее величество Цербера! Цербер! На полусогнутых.. Ко мне… Арш!

Подошла к нему собака, и Миша нацепил ей на ошейник не три, а целую гирлянду орденов и медалей.

— Между прочим, — сказал Миша, — Церберок сам для себя и вынюхал эти ордена.

— Точно! — подтвердили разведчики.

А Розин скомандовал псу:

— А ну, Цербер, покажись фашистам. Пусть оценят твое геройство.

Умнющую собаку два раза просить не нужно: выскочил пес на каменный карниз и давай гавкать в сторону гитлеровцев. Гавкает и потряхивает наградами. Карниз-то давно пристрелян фашистами. С высоты немецких позиций он и без бинокля виден. Сразу же раздалась автоматная очередь по псу, но Цербер, словно ждал такой реакции, тотчас спрятался за камень. Распластался и лежит. Выжидает. Огонь прекратился, и Цербер вновь залаял в сторону немецких позиций.

Фашистам, наверное, неприятно было смотреть на собаку, увешанную наградами Рейха — раздался свист и две мины разорвались, но пес вовремя спрятался.

— Молодец, Церберок! — похвалил собаку Розин. — Но хватит, дружок, испытывать судьбу. Ко мне!

Цербер тотчас спрыгнул вниз, а немцы, израсходовав еще несколько мин, прекратили стрельбу.

Веселый разведчик был Миша Розин, но догнала его война и после войны — приковала к постели: читал и писал только лежа…

Разведчики!.. Закрываю глаза и вижу их молодыми, сильными, почти все они остались в балаклавской земле…

Другие статьи этого номера