Убийца девочек попросил священника и… селедки

ВСЕ ПОДРОБНОСТИ ТОГО, КАК ИСКАЛИ «СЕВАСТОПОЛЬСКОГО МАНЬЯКА».
4 января 2011 года в Севастополе пропали две девочки: Таня Мизина (11 лет) и Настя Балябина (10 лет). Эта новость сразу через СМИ стала достоянием гласности. Впрочем, тут же нашлись свидетели, которые якобы их видели в различных местах города, причем в разные дни. Делалось это для того, чтобы показать: мол, девочки живы, просто шатаются, что с них взять… Такие слухи в резонансных делах — не редкость, достаточно вспомнить первые недели после исчезновения Георгия Гонгадзе, которого тоже якобы видели живым в разных местах. А раз так, то вроде и искать не надо…Но, увы, 29 января девочек нашли убитыми на свалке. У младшей — 4 ножевых удара в сердце. А у старшей — десяток ножевых ранений, но по всей брюшине. И ни единого следа… Это центральный Ленинский район Севастополя, проспект Генерала Острякова. Там единственный подземный переход и базарчик. Здесь, рядом, девочки и жили. А дальше — балка, дачи, гаражи, тут на склоне оврага устроили стихийную свалку, куда и сбросили тела. Мизина (постарше, но меньше ростом) была упакована в большую сумку, Балябина, более рослая, просто лежала. Ясно, что их туда вывезли, а убили в другом месте. Единственная зацепка: в день, когда они исчезли, девочки в 11 утра «засветились» в подземном переходе, там стоит камера видеонаблюдения.

Кстати, когда нашли тела, зашумел «Русский блок», мол, это еврейское ритуальное убийство (девочки были полностью обескровлены). Следствие сразу эту версию не отбрасывало, при ее отработке встретились в Инкерманском монастыре с религиозным ученым, специалистом по ритуалам. Он посоветовал эту версию отбросить, потому что следы на девочках не подходили ни под какие ритуалы.

ПОДОЗРЕВАЮТСЯ АЛКАШИ

«Сегодня» из своих источников в прокуратуре и милиции удалось узнать подробности того, как поначалу расследовалось это резонансное дело. Трупы нашла и вызвала милицию некая Наталья Р., 26-летняя пьющая женщина. Изначально она о себе дала неправдивые данные, что заставило отнестись к ней с подозрением. Во-первых, соврала, что выгуливала собаку и наткнулась на трупы (постеснялась сказать, что, скорее всего, искала там провода, дабы сдать как цветной лом). Во-вторых, когда Наташа позвонила по 02, то себя назвала верно, а свой адрес соврала (что легко проверяется). Сыщики решили: значит, и в другом, более важном врет, и стали «колоть» ее на убийство.

К февралю она уже написала явку с повинной. По ее словам, она и два приятеля пили на территории заброшенного участка (там стоит недостроенный большой дом, который облюбовали бомжи). Взяли, конечно, и ее собутыльников, они выступали, будто очевидцы того, как Наташа девочек убивала, подробно все рассказывали. Мол, купили они в тот день вина и пошли пить на заброшенный участок. Время было — сумерки. Проверили кассу в магазине — совпадает, именно в это время была покупка одного пакета портвейна.

Короче, мол, стоят, пьют портвейн, а мимо идут две девочки. Наталья подозвала их. Потом, дескать, она повздорила с девочками, началась драка, женщина схватила нож, ударила в сердце сначала одну девочку, вторая кинулась убегать, Наташа догнала и убила ее… Свидетели, дескать, от страха разбежались, а Наташа якобы пришла к своему сожителю и, по его словам, которые он подтвердил следствию(!), уговорила его помочь перенести трупы на свалку. Причем с подробностями, как упаковывал одно тело в сумку, как плохо гнулись ноги… И в марте 2011-го в МВД отрапортовали: преступление раскрыто, следствие скоро закончится, материалы пойдут в суд.

Но потом дело стало «валиться», оказалось, что, кроме голословных заявлений подозреваемой (к тому же постоянно менявшей свои показания) и «свидетелей», других доказательств нет. О том, как эти заявления появились, мы пока умолчим, напомним лишь печальную судьбу многих молодых людей, отсидевших долгие сроки вместо маньяка Сергея Ткача после выбитых местными операми «явок с повинной». Теперь на скамье подсудимых те, кто «добывал» эти явки. Аналогично расследуется ныне и то, почему Наталья Р. оговорила себя, есть уголовное производство и на эту тему.

СЛЕД ПЕДОФИЛОВ

Когда делом вплотную занялись Главное следственное управление МВД, руководимое тогда Василием Фаринником, сыщики из департамента угрозыска МВД, где шефом Василий Паскал, а севастопольскую милицию осенью 2011-го возглавил опытнейший следователь Александр Гончаров (ныне — и. о. начальника ГСУ МВД), расследование начали сначала. Вот что рассказал «Сегодня» руководитель следственно-оперативной группы, старший следователь по особо важным делам ГСУ МВД полковник Руслан Сушко:

— Мы обыскали всю эту заброшенную дачу, нашли что угодно, кроме следов крови детей (хотя 18 других кровавых следов отыскались). А ведь нашли их полностью обескровленными, то есть крови вытекло несколько литров. Куда подевалась? Кроме того, запросили синоптиков и узнали: когда эти алкаши пили портвейн, было холодно и шел сильный снегопад. А у девочек верхняя одежда, то есть куртки, не повреждена ножом. Получается, они стояли на морозе, сняв куртки? Зачем? Тем более, что длилось это, по словам алкашей, добрых полтора часа. Нестыковки… У детей еще обнаружилась мацерация пальцев на руках (кожа морщится, если долго держать руки в воде). Допустим, одно тело лежало под открытым небом, дождь, снег, все может быть. Но второе находилось в закрытой непромокаемой сумке. Откуда мацерация? Опять ответа нет… Были и еще нестыковки, в итоге мы отпустили Наталью — она явно себя оговорила.

Где же искать настоящего убийцу? По словам Сушко, решили проверить педофилов. Для этого отработали окружение девочек из неблагополучных семей возрастом 10-14 лет. Очертили круг педофилов и стали их одного за другим задерживать. Попался десяток извращенцев, но они не убивали, их осудили за педофилию. И наконец вышли на некоего гражданина РФ, 54-летнего Николая Степановича Хаткевича.

У следствия появились данные, что погибшие девочки бывали у него при жизни. Решили задерживать. (Очевидцы рассказали «Сегодня», что брал его спецназ, это были маски-шоу… Он жил в дачном доме, там на окнах решетки, но хлипкие, их легко можно было вырвать. Но спецназ вколотил их вместе с рамами внутрь дома…). А до этого судом было санкционировано видеонаблюдение за Хаткевичем, и все его педофильские штучки были зафиксированы. Да и в момент задержания его застали с 12-летней девочкой.

Так что состав преступления у него уже был. Закрыли его в камеру, и через неделю он признал факт знакомства с убитыми. Но обвинения в убийстве Хаткевич категорически отметал. А потом его… разбил инсульт. Поместили Хаткевича в больницу, усиленно пролечили. В итоге его поставили на ноги, вернулась речь, но он по-прежнему был в отказе: мол, педофилию признаю, а девочек я не убивал! Отправили Хаткевича в СИЗО Симферополя, и там произошло ЧП: кто-то из сокамерников пырнул его ножом (в тюрьме не любят насильников и педофилов). Его перевели в другое место, но следствие по-прежнему буксовало (хотя оперативники работали буквально круглыми сутками).

По материалам газеты «Сегодня» за 24 июля 2013 года.

(Окончание следует).

Другие статьи этого номера