Телефонная дразнилка

Рубрику ведет Леонид СОМОВ.Интереснейшую историю несколько лет назад рассказали мне наши новые знакомые. Дочери моей исполнилось, помнится, тридцать лет, и она решила накрыть большую «поляну» на одной из опушек Орлиновского лесничества. У Катеньки (моей дочери) на тот период складывались тесные дружеские отношения с Вероникой, женой сослуживца Катиного мужа, Степана.

Старлей Петр Сергиенко был переведен в 2000 году на корабль Степана из Калининграда, и сразу выяснилось, что Петя и Степа — родом из одного и того же города Семипалатинска. Сдружились быстро…

Так вот, после сытного ладно замаринованного шашлыка мужики завели разговор о новых возможностях мобильных телефонов, о чересчур «накрученной» технике. Вероника, бойко доселе болтавшая с одной из общих знакомых, вдруг перевела разговор и вроде бы с легкой тревогой в голосе сказала, что с недавних пор ей по мобильному в точно установленное время (пять часов вечера) поступают какие-то странные звонки.

Все заинтересованно уставились на неё, ожидая подробностей. И выяснилось, что в указанный срок с номера мобильника, который открывается числами 099, раздается звонок, и начинает звучать эдакая детская, дурашливая мелодия с плаксивыми подвываниями. А затем вдруг наступает короткая тишина, и «прорезается» резкий, немножко надтреснутый голос ребенка лет двух, явно мальчика, который требовательно и капризно просит самое разное: банан, персик, яблоко, морковку… Когда как…

Голос этот был для Вероники весьма неприятен, какой-то жесткий, в нем не было намека на теплое отношение к тому, к кому направлена речь ребенка.

В общем, Вероника тогда дала понять, что тяготится этими звонками. Пыталась выйти на главного оператора мобильной связи, чтобы узнать, так сказать, откуда ноги растут, но ей в офисе на ул. Б. Морской сказали, что номер не определяется.

Важная деталь: эти звонки стали поступать к Веронике уже через неделю после того, как стало ясно, что она, наконец, забеременела (целых четыре года ничего у них с Петром не получалось).

…С того сабантуйчика прошло много времени, Вероника родила мальчика, которого в честь деда назвали Арсением. На днях моя дочь гостила у нас и почему-то напомнила об обстоятельствах празднования своей «тридцатки».

— Папуля, помнишь 4 марта, когда мы отмечали мой день рождения в селе Орлином? — спросила дочь.

— Ну конечно.

— Так вот, есть интересное продолжение той байки, которую всем тогда рассказала Вероника.

— Это о телефонном чудике-юдике?

— Да-да. Так вот, сыну Вероники и Степана недавно исполнилось два года. Мы с Петей, конечно, были на дне его рождения, все шло весело и гладко. До тех пор, пока парень по какому-то пустяку не закатил истерику. Петя взял его на руки и ушел с ним в спальню, чтобы успокоить. А я глянула на Веронику и вижу: да ведь на ней лица нет! Бледная такая сидит, глаза — в одну точку… Пыталась её растормошить, а она вдруг разрыдалась…

Ты помнишь, говорит далее мне дочь, что неприятно настораживало Веронику, когда раздавался этот звонок? Отвечу: резкие, какие-то отталкивающие нотки в тоне ребенка. Так вот, Вероника мне призналась, что её Арсений после двух лет вдруг стал общаться с ней именно в таком же, крайне неприятном тоне. Голос у него стал казаться каким-то попугайским, с чуть заметной вибрацией. И, главное, до боли знакомым. Как в телефонной трубке в пять часов вечера, когда раздавался отнюдь не долгожданный звонок во время беременности Вероники.

Объяснить такое странное и вообще-то зловещее совпадение никто в семье Вероники не может. Но, как мне по секрету сказала дочь, пацана носили к знахарке, она долго горестно качала головой и посоветовала после наступления у мальчика пятилетнего возраста отвезти его в Москву, к иконе матушки Матроны и просить святую, чтобы лукавый отвернулся от её мальчика.

В чем же корень зла? На этот вопрос ведунья ничего не ответила. Лишь сказала: «Ступайте с Богом!»

Другие статьи этого номера