Уроки Вагнера

Уроки Вагнера

Музыковед, кандидат искусствоведения, лауреат премий Автономной Республики Крым и городского форума «Общественное признание», доцент филиала МГУ имени М.В. Ломоносова в Севастополе Анатолий Костенников выпустил в местном издательстве «Вебер» монографию «Ансамбле-хоровой комплекс в музыкальном театре Р. Вагнера». Фундаментальное научное исследование одной из сторон творчества выдающегося немецкого реформатора оперной музыки посвящено 200-летию со дня его рождения.— Анатолий Михайлович, широчайшему кругу севастопольцев вы (кому очно, а кому заочно) знакомы как автор прозвучавших с 1992 года по 2002-й на Севастопольском радио почти 700 передач цикла «Малые шедевры большой музыки». Готовясь к ним, вы проторили не то что тропку, а столбовую дорогу к очень многим композиторам — как отечественным, так и зарубежным. Деятельность каждого из них могла привлечь ваше внимание как исследователя. Вне сомнений, его достоин и Рихард Вагнер. Но почему именно он?

(С этого вопроса началась беседа корреспондента «Славы Севастополя» с А.М. Костенниковым).

— В Новоазовском районе Донецкой области, где в 1961 году я получил среднее образование, не было музыкальной школы. Меня же невероятно тянуло поступить в музыкальное училище. «Езжай в Ленинград, — подсказал один сведущий человек. — Там очень хорошие люди. Примут». Так я и оказался в музыкальном училище при Ленинградской государственной консерватории имени Римского-Корсакова. Здесь в течение четырех лет я осваивал программы и музыкальной школы, и музыкального училища. В городе на Неве завязалась дружба с Александром Агеровым. В сокурснике привлекла его глубокая эрудиция. Однажды он сел за рояль, и в помещении зазвучала увертюра к опере «Тангейзер», которая буквально ошеломила меня. «Это — Рихард Вагнер», — сказал товарищ. С тех пор мое внимание к его богатому творческому наследию неуклонно росло.

— Что привлекает вас в его сочинениях?

— Удивительные строгость, логика, четкость. Для них характерна не внешняя показательная красота, а красота внутренняя. Рихард Вагнер жил и творил в XIX веке, но в его лучших произведениях бьются ритмы современной нам жизни, в них заключены голоса родной ему Германии и всей Европы. В 1863 году, то есть ровно полтора столетия назад, знаменитого уже композитора восторженно встретили в Петербурге.

Рихард Вагнер и Россия — очень утвердившаяся среди искусствоведов тема. Она неиссякаема, как до сих пор неиссякаем интерес подлинных ценителей музыки к личности и творениям европейской знаменитости первой величины. Обратите внимание: в современном Санкт-Петербурге главный дирижер Мариинского театра Валерий Гергиев, признанная величина мирового уровня, спустя столетие возобновил в полном объеме постановку тетралогии «Кольцо Нибелунга».

Сейчас, когда мир отмечает юбилей Рихарда Вагнера, во всех культурных столицах мира считают за честь и обязанность включить в репертуар своих творческих коллективов произведения композитора. Это говорит о том, что его творчество соответствует духовным запросам представителей различных национальностей и культур.

— Анатолий Михайлович, позволю себе напомнить вам известные факты из биографии Рихарда Вагнера. В 1825 году в 12-летнем возрасте он пишет первую трагедию…

— Тогда же маленького Рихарда пленяет литературное наследие Уильяма Шекспира. По существу, мальчик изучает английский, чтобы произведения великого драматурга читать в оригинале. В 14-летнем возрасте герой нашего рассказа переживает потрясение от музыки Людвига ван Бетховена.

— Анатолий Михайлович, вы работаете со студентами. Приходилось ли вам в наши дни наблюдать проявление выдающихся способностей у своих нынешних воспитанников?

— Они осваивают несколько иные специальности.

— Разве и в них нельзя преуспеть?

— Почему же? Если подумать, мы можем вспомнить нечто подобное. Что касается Рихарда Вагнера, следует учесть то обстоятельство, что огромное благотворное влияние в ранние годы на него оказал отчим Людвиг Гейер. Он служил артистом в профессиональном театре. К тому же его перу принадлежат несколько пьес. Он недурно пел, рисовал. Дом Людвига Гейера притягивал творческую интеллигенцию: актеров, художников, музыкантов.

— К сожалению, отчим ушел из жизни, когда его пасынку исполнилось всего восемь лет.

— Это может подсказать, как важно жизненные установки получать вовремя. Немаловажно и то, что круг общения юного Рихарда оставался тем же. В нем выделялись сестры — профессиональные актрисы. Кстати, первоначально им овладела жажда литературного творчества. Перо он не отложил в сторону и тогда, когда взялся за сочинение опер. Он создал их 13 и ко всем сам написал либретто.

Окончив работу над очередным литературным материалом, Рихард Вагнер приглашал к себе друзей знающих, вкусам которых доверял. Он прислушивался к их замечаниям. Каждая его драма — шедевр музыкальный и шедевр литературный. Все свои либретто автор издавал как отдельные законченные произведения. Литературные сочинения составили 16 томов. Рихард Вагнер-композитор и Рихард Вагнер-драматург — величины равноценные. Не случайно мне попадали в руки источники, авторы которых ставили Рихарда Вагнера рядом с любимым им Уильямом Шекспиром.

— Рихарду Вагнеру было отмеряно прожить (говорю с высоты своих лет) всего-то 70 лет. А два десятка лет спустя вышел многотомный словарь Брокгауза и Ефрона. В нем статье о Рихарде Вагнере отведено почти шесть страниц. Из них половина страницы увеличенного формата — это перечень наиболее заметных трудов исследователей творчества Рихарда Вагнера. За истекшее столетие литературы о композиторе добавилось в разы. Что вам удалось сказать нового? Без этого, наверное, не стоило браться за перо.

— Действительно, о Рихарде Вагнере создана, без преувеличения, мощная литература. Но гениальность Вагнера заключается в том, что его творческое наследие безгранично, оно бездонно. Например, Рихард Вагнер как реформатор оперного искусства удивительно тонко объединил ансамбли и хоры.

Чтобы в области искусствоведения ввести такое понятие, как «ансамбле-хоровой комплекс», пришлось детально изучить партитуры музыкальных драм тетралогии «Кольцо Нибелунга», опер «Риенци», «Летучий голландец», «Парсифаль» и других произведений. Их я прослушал, и не в одном исполнении. Детальный их анализ дал удивительные результаты — это ответы на вопросы. Почему, скажем, в первых музыкальных драмах тетралогии «Кольца…» хоры отсутствуют полностью, чего не скажешь о четвертой драме. А вот «Парсифаль» — свое-образная энциклопедия всех хоровых новшеств Рихарда Вагнера, в «Тристане и Изольде» хоры — лишь вкрапления. Почему? Мне кажется, я нашел ответы на поставленные вопросы.

— Куда дошла ваша монография?

— Из тиража любого академического издания изымают почти четверть сотни экземпляров книги. Они рассылаются во все ведущие библиотеки, в том числе и в книгохранилища известных консерваторий. Мне звонили знакомые преподаватели и говорили, что студенты, аспиранты обращаются к моему труду при подготовке дипломных работ и диссертаций.

— Анатолий Михайлович, произведения Рихарда Вагнера восхищали фашистского диктатора Гитлера. Бесноватый фюрер и представители его ближайшего окружения, говорят, были не чужими в доме потомков композитора. Художник и власть — тоже вечная тема.

— Меня эта тема занимает меньше. В Рихарде Вагнере больше хочется видеть художника и давать оценки художественным достоинствам его произведений. Композитор умер в 1883 году — за шесть лет до появления Гитлера на свет. Тем не менее находятся люди, которые, наверное, из политических побуждений выстроили цепочку: Вагнер — Гитлер — Холокост. На каком основании? И на этот вопрос находится ответ. Например, потому, что Рихард Вагнер написал статью «Еврейство в музыке». В Израиле его музыкальные сочинения не исполняют. В то же время мировая знаменитость дирижер миланского театра «Ла Скала» Даниэль Баренбайм открывает нынешний юбилейный сезон не традиционным Джузеппе Верди, а постановкой оперы Рихарда Вагнера «Лоэнгрин».

Виноват ли композитор в том, что неведомый ему Гитлер назвал его имя в книге «Майн кампф»? Не лучше ли вспомнить современника Рихарда Вагнера — короля Людвига II Баварского? Воспитанный на произведениях любимого маэстро, монарх строит для Вагнера театр, свои поистине легендарные замки. Архитектура одного из них, Найтванштаин, напоминает очертания лебедя — важного персонажа оперы «Лоэнгрин». И на печати Людвига II Баварского мы видим тоже очертания лебедя.

— В наши дни авторами издается немало книг. Меня настораживают литературные новинки, которые идут к читателям, минуя рецензентов. Судя по выходным данным, они у вас на месте.

— Это Диана Берестовская — доктор философских наук, профессор, заведующая кафедрой культурологии Таврического национального университета имени В.И. Вернадского, Марина Черкашина-Губаренко — доктор искусствоведения, профессор, заведующая кафедрой зарубежной музыки Национальной музыкальной академии Украины имени Чайковского и, наконец, Константин Зенкин — доктор искусствоведения, профессор, проректор Московской государственной консерватории имени Чайковского.

Марина Романовна была моим оппонентом, когда я в Москве в Государственной консерватории имени Чайковского в 2005 году защитил диссертацию на тему «Хоры и ансамбли в музыкальном театре Рихарда Вагнера». Константин же Владимирович был научным руководителем в пору моей работы над этой диссертацией. Добавлю: Константин Зенкин — один из выдающихся искусствоведов России. Он представляет свою страну на знаменитых фестивалях, посвященных жизни и творчеству Рихарда Вагнера. Они проводятся в театре Вагнера в Байройте и носят имя этого городка. Работать с рецензентами такого высокого уровня было интересно и поучительно. Я пожелал пройти это испытание, эту школу, чтобы книга не вызывала сомнений с точки зрения науки.

— После издания монографии у вас есть ощущение того, что тема Вагнера и его творчества вами исчерпана?

— Ни в коем случае. Нельзя сидеть сложа руки, особенно в наши дни, когда в некоторых странах осуществляют постановки опер Рихарда Вагнера, нарушая, как мне представляется, сценографию композитора. Персонажей обряжают в современные костюмы. Зачем проявлять такое «новаторство»? И без этого композитор всегда будет говорить о волнующих нас вопросах через призму средневековья.

Герой «Кольца Нибелунга» Альберих похитил золото Рейна. Изготовленное из него кольцо дает ему право обладать миром. Рихард Вагнер отождествлял своего героя с современным ему капиталистом. Я отслеживаю все доступные мне посредством всемогущего Интернета премьеры постановок опер Рихарда Вагнера, анализирую их. Нередко своим выводам посвящаю статьи в журнале «Культура народов Причерноморья», в «Научном вестнике» Национальной музыкальной академии Украины имени Чайковского и других изданиях. Мне также предоставляют трибуну на международных научно-практических конференциях.

— Мы, Анатолий Михайлович, начали беседу с упоминания цикла передач «Малые шедевры большой музыки». Признайтесь, выдохлись после 700 выпусков?

— От подготовки этих зарисовок отвлекла работа сначала над диссертацией, затем — над монографией. Эти передачи были записаны на различные носители. Прошлый отпуск я посвятил тому, чтобы перевести их на «цифру». Нынче «Малые шедевры…» повторяют для нового поколения слушателей.

— Спасибо вам за беседу. Новых успехов в творчестве.

Фото автора.

Другие статьи этого номера