Два рожка миноры

Два рожка миноры

На плато почти 600-метровой горы Мангуп обновлены информационные щиты. На них нанесены названия 13 главных туристических объектов. С руин синагоги-кенасы слой за слоем слежавшуюся землю снимали в течение последних 3-4 лет.Для беглого взгляда сегодня остатки синагоги-кенасы — это бесформенная груда дикого камня. Но сколько уникальных сведений он способен сообщить опытному, знающему ученому, такому, как Александр Герцен, — кандидату исторических наук, заведующему кафедрой древнего мира и средних веков Таврического национального университета имени Вернадского! В течение более чем тридцатилетия Александр Германович возглавляет Мангупскую археологическую экспедицию родного вуза.

Страстно преданный этому уникальному уголку горного Крыма, исследователь считает, что средневековые строители подняли синагогу-кенасу в самом начале XVI века, скажем, в 1502-1504 годах. Что в это время происходило на Мангупе? В 1475 году, после шестимесячной осады под напором пришедших из-за моря турецких войск, здесь пало христианское княжество Феодоро. Осколок православной Византии на земле Таврики, поверженной теми же турками в 1453 году, был стерт коварным врагом в пыль. Лишь двуглавый орел с княжеского герба феодоритов изловчился «взмыть» в небеса, чтобы спустя почти 20 лет на века засиять на гербе третьего Рима — Российской державы — преемницы по вере православной Византии.

Тем временем на Мангупе турки возводят новые оборонительные сооружения. В тело стен и башен укладывают квадры и резные наличники разрушенных княжеских дворцов, а также самой крупной в горном Крыму базилики Константина и Елены, под крышей которой молитва не затихала в течение тысячелетия. А рядом, в двух десятках метров от второй линии обороны, растут стены синагоги и обязательная каменная ограда вокруг.

Из источника, достоверность сведений которого не вызывает сомнений, можно узнать о начавшемся в 1492 году массовом изгнании евреев из Испании. Из Португалии — тоже. «Фердинанд испанский — глупый король! — сказал по этому поводу турецкий султан Баязет II. — Он разорил свою страну и обогатил нашу». Добрая часть переселенцев поневоле осела в Турции и её владениях. А Таврика в начале XVI века — вассальная территория Блистательной Порты.

Автор этих скромных, не претендующих на научную достоверность заметок долго не берется утверждать, что евреи — выходцы из Испании и Португалии — хлынули в Таврику вообще и на Мангуп, в частности. Но обстановка в Европе сложилась именно таким образом. Все могло произойти. Потребовалась же на Мангупе в то время синагога, что может свидетельствовать о появлении или увеличении в этом месте еврейской общины.

И как было не радоваться Баязету II, если евреи — искусные садоводы, непревзойденные ремесленники, а также знающие толк в торговле люди. И не только.

В многотомнике Н.П. Карамзина об истории государства Российского можно найти сведения об изворотливом Хозе Кокосе. Он брался за устройство самых щепетильных дел. В частности, в конце концов ему удалось сосватать мангупскую княжну за сына великого князя московского. И только агрессия турок в 1475 году помешала оформить междинастический брак. Он состоялся, если бы великий князь московский долго не торговался насчет приданого.

На обширном плато изредка на глаза попадают единичные мальвы. А возле руин княжеского дворца их — сплошной ковер. Считается, что мальвы растут там, где жила девушка, которая могла, но из-за трагических обстоятельств так и не вышла замуж.

На наследников Баязета II в пору строительства на Мангупе синагоги активнейшим образом в подобном ключе трудился родившийся в Португалии Иосиф Наси — соплеменник Хози Кокоса. При султанах он занимал пост советника и посредника по иностранным делам. Определенно община поднятой на Мангупе синагоги жила по своду всех еврейских законов для народного употребления «Шулхан арух» (Законы о богослужении, субботе и праздниках, о пище, убое скота, домашнем обиходе, семейное и бракоразводное право, гражданское и уголовное право, судопроизводство и т.п.). Их написал родившийся в 1488 году Иосиф Каро. Присвоением ему сана законоучителя были отмечены высокие заслуги перед народом этого талантливого человека. «Молва гласила, — читаем мы в «Краткой истории евреев», — будто к Иосифу Каро являлся незримый вестник (магид) свыше и вещал ему великие истины закона».

Александр Герцен высказался в том смысле, что, возможно, на Мангупе выделялась лишь еврейская община верующих. Не исключено, что синагога использовалась совместно с общиной верующих караимов, что, впрочем, трудно себе представить. Первые — почитатели законов, изложенных в Талмуде, вторые — признавали Пятикнижие Моисея.

В XVII — начале XVIII века, считает ученый, община иудеев оставляет Мангуп. Синагога-кенаса целиком перешла к караимам. Минора — ханукальный светильник был разбит намеренно или случайно. Во всяком случае, два его рожка помощниками Александра Герцена обнаружены на свалке.

Караимская кенаса — без архитектурных излишеств. Прямоугольное в плане здание. На Мангупе оно не намного больше среднего жилого дома обывателя. Двор поделен на мужскую и женскую части. Представители сильной половины человечества молятся в той части помещения, которое условно мы назвали бы партером. Женщинам отводилось место на устроенной над входной дверью деревянной галерейке. Обязательным архитектурным атрибутом является ещё емкость с водой для ритуального омовения ног. Водная процедура предшествует молитве.

300 лет! Какая толща времени! Столько лет правили Россией представители династии Романовых. Почти столько же лет синагога на Мангупе использовалась людьми для удовлетворения своих религиозных потребностей. Через неё прошло полтора десятка поколений молящихся. Сохранившийся порог синагоги, вытесанный из твердого камня, на четверть стерт их босыми ногами.

Как только Крым стал российским, императрица Екатерина II передала Мангуп в собственность татарскому мурзе. Это совпало с исходом караимов из насиженного места. Из кенасы на Чуфут-Кале, где кенасы ещё очень долго использовались по прямому назначению, караимы унесли, с их точки зрения, самое ценное.

Александр Герцен и его коллеги считают открытую мангупскую синагогу-кенасу уникальнейшим памятником. Со времени её постройки в первые годы XVI века её никто не перестраивал, не вносил в её архитектуру малейших изменений.

И, наконец, о самом главном, если, конечно, в нашем случае главное можно выделить. Тем не менее. В комплекс памятника входила мастерски, изящно даже, выдолбленная в материковой скале пещерка. Кого на Мангупе ею удивишь! Их на горе — масса. Для стражи пленников. Можно найти подземные храмы и монастыри. Наконец, в скальном холоде хранили запасы продовольствия. Для хозяйственных нужд использовалась, как считалось до сих пор, и пещерка метрах в 20 от синагогиального комплекса. Но Александр Герцен недоумевал: почему выдолбленный в материковой скале водовод направлен в пещеру, а не наоборот, как везде?

Ответ на этот вопрос Александр Германович нашел не дома, а в Израиле, куда он ездил на различные научные конференции. Там при синагогах ученый увидел помещения для ритуального омовения — миквы. У иудеев оно обязательно для тех, кто участвовал в погребении усопших. Погружение в воду обязательно было в отдельные дни для женщин. Наконец приобретенная посуда не считалась кошерной, то есть чистой, если её не окунули в купель миквы. Вот почему, сказал себе Александр Герцен, в Мангупскую пещеру направляли дождевую воду. Ведь для ритуального омовения подходит вода небес, хотя бы частично.

Так наши ученые пришли к выводу, что Мангупская пещера у синагоги не что иное, как миква — единственная в северном Причерноморье. Этот вывод подтвердили и устремившиеся специально на Мангуп ученые соответствующего профиля из различных стран, в том числе из Израиля. Редкий уникальный памятник, например, с нескрываемым восторгом осмотрел директор Института диаспор в Иерусалиме Бен Шамай.

… На Мангупе бесчисленное количество объектов, достойных внимания и почитания любопытной публикой: донжон, дворец князя Алексея, базилика… Но обозначены информационными щитами 13. К сожалению, на большинстве из них слова: «синагога», «кенаса» чьи-то злые руки вымарали, выскоблили. Все, как в прошлом, когда, например, разбили минору и выбросили на свалку её рожки.

Памятники архитектуры и культуры (слышите, читатель, Куль-ту-ры!) призваны учить все-таки добру, уважению к прошлому, иным материальным ценностям. Тогда будут уважать наши.

На снимках: экскурсию ведет Александр Герцен; так выглядят синагога-кенаса и миква.

Другие статьи этого номера