О времени, лозе и о себе…

О времени, лозе и о себе...

Светлой памяти моей любимой жены Людмилы Михайловны Ростовцевой, обаятельного и корректного корректора «Славы Севастополя».

Слишком давно это было, давнее не бывает… В прошлые, доисторические времена Всемирного потопа Великий Ной на своей ладье подошёл к горе Арарат и, говоря высоким флотским «штилем» подал швартовные, завёл и обтянул бриделя, бросил сходню и сошёл на берег!

И перво-наперво что он сделал? Ну, конечно же, он не позвонил по мобильному телефону. Он взял и посадил… Что? Может: «В песчаных степях Аравийской земли три гордые пальмы под солнцем?..» Нет! Может: «Стеной стоит пшеница золотая?..» или «Ох ты рожь, ты о чём поёшь, золотая рожь?..» Нет ! Может: «Берёзонька пушистая да звонкий соловей!» Нет! И конечно же, не картошку и не «хрущёвскую» кукурузу.

А он перво-наперво на безлюдной земле почему-то взял и посадил виноградную лозу!? И полил её трижды, причём кровью живности, которой была переполнена его ладья… Вечером, когда на землю упали сумерки, он полил её кровью соловья. Ночью, когда мрачные тучи закрыли луну и стало страшно, ад жуть, он полил её кровью льва. А ранним утром, на будущей охотничьей зорьке, он полил её, опять же кровью, дикого вепря (кабана, а проще свиньи).

Прошло много-много сотен лет, тысячелетия прошли… На всех континентах обновленной земли появились и широко расплодились двуногие. Они поделились на расы: чёрную — африканскую, белую — европейскую и жёлтую — азиатскую. В отличие от окружающей враждебной фауны, они обладали разумом и покорили всю природу: поля, леса, реки, пустыни, горы с Эверестом, моря и океаны с Мариинской впадиной, воздушное пространство с ближним космосом и побывали даже на Луне. Они стали полновластными хозяевами планеты Земля, при этом нещадно истребляя окружающую флору, фауну, а в войнах — и друг друга. И, конечно же, хорошо познали и испытали на себе не только все прелести, но и коварство плодов и творений Великого Ноя и лукавого Бахуса!

Обратили внимание, что, «приняв на грудь» одну дозу, а доза у каждого своя — зависит от здоровья и интеллекта, они становились весёлыми, остроумными, находчивыми, провозглашали красивые тосты за любовь, женщин, героев и заливались, как соловьи, — первый полив! Но приняв вторую дозу, они становились раздражительными, вспыльчивыми, агрессивными и порой дрались между собой, как львы, — второй полив! А приняв третью дозу, они, бывало, засыпали за столом, уткнувшись «мордой лица» в салатницу, превращаясь в свиней — третий полив!

Шли годы, проходили столетия. На Евроазиатском континенте усилиями сменившихся поколений образовалось государство с большим будущим — страна с обширной территорией и населением, о которой вдохновенно написал поэт:

Касаясь трёх великих океанов,

Она лежит, раскинув берега.

Покрыта сеткою меридианов,

Необозрима, широка, горда!

В столице этого государства Москве открылся Англицкий клуб. Он славился отличными рестораном и буфетом, с выпивкой и закусом на любой вкус.

В клубе был большой игорный зал: паркетный пол, столы, крытые зелёным, сукном, на которых игра шла по-крупному. Здесь просаживались наследства, имения, драгоценности, а порой жизнь и честь. В обществе в высокий ранг чести и достоинства было возведено понятие картёжного долга. В клубе была небольшая комната: столик с подсвечником, лист бумаги с пером, рюмка водки «Смирновки», револьвер с одним патроном. На стене: грифельная доска с фамилиями нерасплатившихся должников, мел и влажная тряпка. Несостоятельный должник входил в комнату, стирал на доске свою фамилию, садился за столик, писал последнее «Прости…», осушая, рюмку водки, и использовал единственный патрон по прямому назначению.

В один из вечеров по ковровой дорожке лестницы клуба спускался вниз известный в Москве король оперативной журналистики В. Гиляровский. Навстречу ему поднимался писатель А. Куприн, как всегда в безупречной тройке, с котелком и тросточкой, хорошо подшофе и в тяжёлом расположения духа: он переживал трудные времена. Увидел Гиляровского, подошёл, поздоровался и сказал: «Дядюшка Гиляй, скажи что-нибудь весёлое, а то на душе муторно, как коты на…» Гиляровский всё понял, отошёл на несколько шагов и сказал: «Да… если мудрость вся в вине, то сколько оно в Куприне!.» Оба рассмеялись, обнялись и пошли в буфет добирать свою дозу.

Прошли десятилетия, Россия изменилась: тяжело пережила революцию, Гражданскую войну, разруху, объединилась с другими народами в Советский Союз, заплативши страшно дорогую цену за победу в Великой Отечественной войне, сыгравшей определённую роль в его дальнейшей судьбе.

В Ялте, в военном санатории Черноморского флота, отдыхал флотский офицер Борис Ростовцев с любимой и любящей женой Людмилой, в молодости самой красивой девушкой Севастополя и всей Крымской области.

В один из вечеров Борис пригласил супругу в Массандру на презентацию крымских вин. «Держал речь» и вёл презентацию необыкновенно приветливый и обаятельный стариканчик. В чёрном атласном халатике, такой же шапочке, из-под которой выбивались белые кудряшки волос. Чистые и ясные глаза, звонкий голос, великолепное знание материала, грамотная и образная речь, ни одного слова-паразита.

Он подробно и образно рассказал об истории и технологии, создания знаменитых вин. Но временами его голос приобретал стальные оттенки и он командовал: «А теперь прошу встать! За это вино надо выпить стоя!» Этой чести были удостоены: «Токай», «Красный камень», «Чёрный доктор», «Мадера» и еще ряд вин определённых годов сбора…

На редкость по интересам и интеллекту совпали ведущий и участники презентации вин. Ему задавались интересные вопросы, было заметно, с каким удовольствием он отвечал на них. Конечно же, отведённого времени не хватило — уже стучал в дверь следующий поток отдыхающих.

По окончании желающим было предложено оставить запись в книге отзывов и пожеланий. Но пробиться к этому массандровскому фолианту было невозможно. Пришлось через головы и плечи окруживших ведущего посетителей прочитать отдельные высказывания восторженных почитателей творений Бахуса. К сожалению, запомнилась только одна фраза, написанная каллиграфическим почерком с юморком: «Да, действительно, вино укорачивает жизнь! Если с утра не выпьешь — день длин-н-ым кажется…»

Мы рассмеялись, покинули Массандру, прошлись по набережной вечерней Ялты, зашли в свой номер, включили телевизор и… как по заказу, услышали голос певца Арбата Булата Окуджавы и его знаменитые:

Виноградную косточку в тёплую землю зарою,

И лозу поцелую, и спелые гроздья сорву,

И друзей созову, на любовь своё сердце настрою…

А иначе зачем на земле этой вечной живу?

Что-то защемило н встревожило душу, заставило задуматься о божественной роли виноградной лозы от Великого Ноя и лукавого Бахуса в истории человеческой цивилизации. Вспомнились мысли и образы, ранее прочитанные у В. Гиляровского и В. Пикуля.

Вот поэтому я и предложил уважаемому читателю совершить со мной путешествие от далёкого Всемирного потопа с Ноем до нынешних времён. Спасибо за внимание и участие.

Другие статьи этого номера