Во что не верил американский президент…

Во что не верил американский президент...

После войны американский президент Ф. Рузвельт сказал, что для восстановления Севастополя понадобится 50 лет… Город подняли из руин за тринадцать. Еще живут среди нас свидетели и участники тех событий, совершившие поистине великий подвиг. Им сейчас за 80… 11 августа текущего года, в День строителя, по инициативе ОО «Город Севастополь» состоялось собрание, участники которого озвучили ряд вопросов, в том числе идею реанимации Музея севастопольских строителей.
В августе 1948 года город посетил И. Сталин. Генералиссимус лично пожелал оценить масштабы разрушений и действия, предпринимаемые по восстановлению города и флота после войны. Севастополь включили в число 15 городов СССР, таких как Москва, Киев, Минск, подлежащих первоочередному восстановлению. В город прибыли тысячи квалифицированных рабочих со всей страны. Денежные средства, строительные материалы также собирали всем миром.«…ИЗ-ПОД ЗЕМЛИ МОГЛИ ВДРУГ ПОЯВИТЬСЯ ЛЮДИ»

Наш современник содрогнулся бы от ужаса, если бы, переместившись во времени, неким мистическим образом оказался в центре Севастополя 70 лет назад: пустые глазницы разрушенных зданий, под обломками которых затаились сотни взрывоопасных предметов, обугленные стволы деревьев и словно подчеркивающая всякое отсутствие нормальной жизни тишина. Согласно историческим данным, по центральному городскому кольцу по окончании войны восстановлению подлежало только два здания — главного почтамта и комендатуры. На проспекте Нахимова оставался один полуразрушенный фасад дома N 11, где сегодня размещаются музыкальная школа и Художественный музей. На месте проезжей части нынешнего проспекта Нахимова и улицы Большой Морской среди заросшего бурьяном пространства пролегала тропинка. А по сторонам стояли развалины, в которых шныряли стаи крыс… От такой картины, согласитесь, мороз пробежал бы по коже у человека из так называемого постсоветского времени. На лбу выступил бы холодный пот. Тем не менее так все и было. Старшему поколению, на чью долю выпала нелегкая участь войны, предстояло убрать с лица земли следы ее разрушений.

Рассказывает С.С. Куманев:

— В Севастополь я прибыл в составе 336-го отдельного строительного батальона инженерно-технических войск 10 января 1949 года. Нас разместили в наскоро «залатанных» подвальных помещениях, где раньше находились военнопленные — немцы, румыны, также работающие на восстановлении города. Подъем в 6 утра, завтрак, политзанятия, а затем работа: техники, транспорта не было. Орудия труда — кирка да лопата. За продуктами ездили на лошадях. На весь город была одна холодильная камера. Кормили хорошо, мы не голодали, но рабочий день заканчивался только тогда, когда выполнялась норма. Вначале строили казармы для бригады торпедных катеров. Днем и ночью разгружали корабли, доставляющие строительные материалы. Демобилизовался я в 1951 году.

Вспоминает Е.И. Церлюкевич:

— После эвакуации мы вернулись в Севастополь, и я пошла в 9-й класс. Папа мой был в рабочем батальоне. Он приехал в город немного раньше и успел к моменту возвращения семьи привести в порядок, если в данном случае можно так выразиться, времянку на улице Подгорной. Не было света, воды, канализации. Вокруг были одни руины. Там, где сейчас находится Центральный рынок, тоже ничего не было, только рвы от бомбежек, которые мы перепрыгивали. Мой отец принимал участие в строительстве кинотеатра «Победа», Дворца пионеров. Нас, старшеклассников, тоже привлекали к разборке завалов. Намучавшись во время войны, мы хотели сделать нашу жизнь лучше. Дух энтузиазма был очень высок среди людей.

О годах своей молодости рассказывает Н.Н. Бурцев:

— Я учился в Одесском мореходном училище, когда поступила разнарядка прибыть в Севастополь. Шел 1946 год. Надо было восстанавливать Черноморский флот. Сегодня я остался практически один из первого выпуска катерников 1948 года училища им. Нахимова. Помню, что когда я прибыл в город, многие улицы были уже расчищены, но словно из-под земли могли вдруг появиться люди, которые жили в землянках, в развалинах. Мы же, курсанты, первое время жили и зимовали в палатках. В городе было много взрывоопасных предметов, поэтому ходили мы только по расчищенным местам. Помню, я работал на расчистке двора училища, и моя лопата стукнулась обо что-то металлическое. Оказалось, что это противотанковая мина. На вес человека она не рассчитана, потому и не взорвалась. Также мы регулярно участвовали в боевом тралении, искали и обезвреживали мины в прибрежных водах. Отпусков у нас не было.

ОТ ГОРОДА-ПРИЗРАКА К ЖЕМЧУЖИНЕ ТАВРИДЫ

История свидетельствует, что восстановление Севастополя было полностью завершено к 1957 году, через 13 лет после освобождения от фашистов, а не спустя полвека, как предрекал американский президент. Благодаря легендарным строителям Севастополя сегодня мы видим средиземноморскую архитектуру белокаменного города. Центральный Севастополь получился красивым и гармоничным. Проект городского кольца за архитектурный облик был удостоен 1-го места на республиканском конкурсе, а в наши дни практически весь центр города считается памятником архитектуры. Средиземноморский колорит послевоенному Севастополю придали за счет светлого камня домов и красных черепичных крыш, которые десятилетиями позже были заменены на серый шифер.

Образцами изящного архитектурного стиля стали библиотека для взрослых им. Л.Н. Толстого, кинотеатр «Украина», Матросский клуб. Роскошно выглядят здания Севастопольского академического театра им. Луначарского, гостиница «Севастополь». Гордостью жителей города являются здания Севастопольского национального технического университета (на ул. Гоголя), бывшего СВВМИУ в Голландии, здание местного суда Ленинского района…

Застройка современных микрорайонов имеет принципиально иные характеристики. На пути к расширению Севастополь осваивает новые территории и технологии, формируя у современников отличный от былого архитектурно-культурный вкус, свои представления «о прекрасном». В качестве «минуса», как показывают многочисленные опросы жителей, выступают многочисленные «придомовые» сооружения, используемые в коммерческих целях, так называемые малые архитектурные формы, а то и вовсе торговые точки под открытым небом. Эстетика уступила непритязательной с точки зрения внешних форм «базарной» практичности. Хочется верить, не навсегда.

ПОМНИМ ЛИ МЫ ИМЕНА ГЕРОЕВ?

По мнению участников собрания гражданских и военных строителей, которое состоялось 11 августа текущего года, узнать о подвиге севастопольских зодчих второй половины ХХ века сегодня оказалось практически невозможно. Музей строителей давно закрыт, музей инженерно-строительных частей ЧФ РФ тоже. А между тем, по мнению общественников, идея о воссоздании музея строителей лежит в плоскости нравственного воспитания подрастающих поколений, в основу которой заложены не просто связь времен и преемственность поколений, но и возрождение авторитета многих рабочих специальностей, силы духа человека труда, столь дефицитного в наше время. «История восстановления города Севастополя после войны», считают члены общественной организации, должна стать частью внеклассной программы в городских школах. Результатом собрания стало обращение к городским властям, к руководству страны с просьбой о выделении помещения для музея военных и гражданских строителей.

На снимке: ул. Большая Морская, 1944 год.

Другие статьи этого номера