Учитель начальных классов Анатолий СЕНЧУК: «Детский мир очень глубокий. В нем минимум клише, стереотипов»

Учитель начальных классов Анатолий СЕНЧУК: "Детский мир очень глубокий. В нем минимум клише, стереотипов"

Он может поиграть с мальчишками в футбол. Он знает правила игры «Вышибала». Он учит мальчиков быть вежливыми с девочками, будучи убежденным, что так формируется должное отношение в обществе к женщине в целом. Анатолий Степанович Сенчук — классный руководитель-мужчина, посвятивший любимому делу около тридцати лет. В прошлом году за высокие профессиональные достижения был отмечен грамотой Кабинета министров Украины.«НЕ БОЮСЬ ВПАСТЬ В ДЕТСТВО»

Редкий учитель начальных классов работает в школе-гимназии N 8 с углубленным изучением русского и украинского языков. В Севастополь переехал около 10 лет назад из города Хмельника Винницкой области. Единственная и любимая дочь Марина поступила в Военно-морской институт им. П.С. Нахимова. По этой причине вслед за будущим лейтенантом в городе у моря поселилась вся семья. Погоны на плечах дочери, так уж получилось, прервали династию. Ведь еще дед Анатолия Степановича Сенчука был учителем в сельской школе. Талантливым школьным учителем физики считался отец. Общий учительский стаж мужчин из этого рода насчитывает практически столетие. Согласитесь, явление уникальное в эпоху тотальной женской педагогики.

— И все-таки, Анатолий Степанович, что вас заставило стать и быть учителем начальных классов?

— Так это же очень интересно! Дети — они же сами учителя, надо только захотеть это увидеть. Детский мир очень глубокий. В нем минимум клише, стереотипов. Дети очень тонко чувствуют окружающих людей, их практически невозможно обмануть. Наивысшим критерием доверия со стороны моих учеников для меня является приглашение поиграть. Зовут в свой мир — значит доверяют.

— И что же, вы играете?

— А как же! Мы можем на перемене погонять в футбол, поиграть в «Вышибалу». Мы любим подвижные игры. Движение — это неотъемлемая составляющая сущности детей. А в это время класс проветривается…

— Кстати, однажды как откровение для себя я подметила, насколько редкими стали организованные детские дворовые игры. И уж тем более рядом с играющими детьми нынче не увидишь взрослого.

— Это вы верно заметили. Нередко детей даже из так называемых благополучных семей в наше время можно условно назвать брошенными. Полчаса в сутки на общение ребенка с родителем — это же очень мало. В результате время, которое можно было бы эффективно использовать на установление контакта, взаимопонимания, доверительных отношений, безвозвратно упущено. У детей закладывается определенный стереотип поведения, который в подростковом возрасте, скорее всего, не лучшим образом даст о себе знать. На самом деле это взрослые люди находятся в плену условностей. Лично я впасть в детство не боюсь. Наоборот, считаю: когда мы общаемся с детьми, то поднимаемся на более высокий духовный и нравственный уровень, ведь то же чувство справедливости в детском мире гораздо острее и чаще встречается.

«ТРЕБОВАНИЯ МИНИСТЕРСТВА ЗДРАВООХРАНЕНИЯ ЧАСТО ИДУТ ВРАЗРЕЗ С ТРЕБОВАНИЯМИ МИНИСТЕРСТВА ОБРАЗОВАНИЯ. Я ЖЕ ДУМАЮ ТАК: ВСЕМУ СВОЕ ВРЕМЯ»

— Как вы относитесь ко всевозможным школам и программам раннего развития? Нынче многие дети идут в первый класс, умея читать и писать, едва ли не разговаривают по-английски…

— Надо смотреть на индивидуальное развитие дошкольника. Часто я вижу родительские амбиции, а не генетическую предрасположенность к раннему обучению. Нередко в школу приходят дети, которые, можно сказать, уже вроде бы все знают, а элементарных вещей, таких как, например, завязать самостоятельно шнурки на ботинках, застегнуть пальто, надеть шапку, не могут. Дети не приучены к простейшим правилам гигиены, не следят за чистотой рук, не знают, как вести себя в коллективе. На мой взгляд, вот на что должны быть ориентированы родители в первую очередь. Если слишком многого требовать от детей, результат можно получить обратный. Психологи утверждают, что, согласно опросам, более половины учащихся к 6-му классу испытывают неприятие школы — так может сказываться стресс. Кроме того, вы и сами наверняка знаете, что требования Министерства здравоохранения к нормам развития детей часто идут вразрез с требованиями Министерства образования. По статистике, мы имеем огромный процент школьников, которых даже условно нельзя назвать здоровыми. Я думаю так: всему свое время. И знания должны быть, и здоровье.

Время отдыха в процессе обучения не менее ценно, поэтому я обычно стараюсь проводить уроки так, чтобы необходимости в выполнении домашних заданий практически не было.

— Раз уж мы заговорили о времени… Современные дети чем-то отличаются от сверстников, скажем, конца 80-х?

— Как-то раз мне уже задавали такой вопрос. Я ответил: дети не те, и все те же. Да, ребята, которых я обучаю сейчас, более, как это говорят, «навороченные». Но в то же время их физиология, восприятие мира и чувства такие же, как и много лет назад. Так же беззащитны. Так же нуждаются в любви и поддержке.

— Помимо знаний, чему, на ваш взгляд, необходимо учить в школе?

— Уважать права другого человека.

— Ребята как-то реагируют на тот факт, что их классный руководитель — мужчина, а не женщина, как в большинстве случаев?

— Мне кажется, что да. Иной раз специально подчеркивают это. Мы живем настолько в женском мире, где мамы и бабушки играют главную воспитательную роль в семье, что этот факт не может оставаться незамеченным. Уже поэтому, считаю, было бы хорошо, если бы в школе работало больше мужчин. Это давало бы более широкое представление о мире.

Но мужчины избегают профессии педагога, потому что с их точки зрения она низкооплачиваемая.

СМОТРЕТЬ НА МИР ГЛАЗАМИ РЕБЕНКА

— Что вас может рассердить?

— Например, в моем классе оскорбить девочку даже словом нельзя. А вообще у нас очень дружные ребята. Мы во все игры вместе играем. Рассердить меня трудно, но, например, могу быть более строгим к тому, кто поддержал, повторил глупость, а не к тому, кто по какой-то причине сглупил.

— Какое у вас самое сильное средство воздействия на ребенка?

— Похвала. Принес осенний кленовый лист, нашел «особенный» камень — молодец! То, что незначительно для взрослого, для ребенка может быть ценностью. Время от времени надо пытаться смотреть на мир глазами детей, поддерживать их удивление, восхищение.

— Вы придерживаетесь мнения, что школа — это храм?

— Школа — это место, где ребенок должен чувствовать себя защищенным.

Фото Д. Метелкина.

Другие статьи этого номера