Ведьмин флакончик

Рубрику ведет Леонид СОМОВ….Когда жизнь человека подходит к тому пределу, за которым следует уже недолгая дорога, как говорят, с «ярмарки», — многие былые поступки переосмысливаются. О некоторых из них с тоской в сердце приходится говорить: «Лучше бы я этого не делала».

Но разве можно вернуть, скажем, ушедший день? Несколько ночей на той неделе мне снилась моя интернатская подруга с экзотическим именем Сталина (у детей войны такие имена, кстати, не редкость). И я вспомнила, как в свое время мы с ней жестоко разругались, как я ревела в подушку ночами и как со злости решила ей отомстить. За что и каким образом? Вот об этом и собираюсь поведать, хотя сейчас могу сказать точно: «Я очень жалею, что решилась на тот отчаянный поступок, который терзает меня и по сей день…»

Мои родители были разных национальностей: отец — русский, а мать — таджичка. Я уродилась в мать: черные глаза, жесткие черные волосы, сросшиеся густые брови. В интернате в Краматорске, где прошло мое детство, фактически я одна считалась в начале 50-х годов «нерусской». Впрочем, меня это не задевало, т.к. в семье родители общались на русском языке, естественно, я хорошо говорила по-русски…

Помнится, в восьмом классе я стала заглядываться на Сережку Кольцова, светлоглазого красавца парня, капитана нашей футбольной команды. Что интересно, и он ответно проявлял ко мне некий интерес. Но на мою беду в Серегу без памяти влюбилась Сталинка. Она ему буквально прохода не давала. И, конечно, заметила наше с Сережей обоюдное влечение. Перестала практически со мной общаться, взяла за правило даже прилюдно унижать…

Последней каплей моего терпения стал урок физики, на котором меня вызвали к доске, а я не подготовилась к занятиям, со всеми бывало такое, согласитесь. Стою, краснею, тереблю рукой фартук и тут слышу сталинкин голос: «Ну что, чучмечка, мозгов мамаша недодала?!»

Все засмеялись, и я краем глаза увидела вдруг, как мой Сережка даже ухом не повел, чтоб как-то вступиться…

Физичка, помню, сделала замечание Сталине, а я со слезами вылетела из класса.

…В ту ночь лишь одна мысль металась в моей затемненной обидой голове: «Как этой гадине отомстить?»

И выход нашелся. В библиотеке отца была ещё от бабки моей доставшаяся книга «Уроки черной магии». Рецептов, как сотворить зло человеку, которого ненавидишь, там было предостаточно. Помнится, отец как-то отобрал у меня эту книгу со словами: «Не занимайся чертовщиной!» И спрятал надежно, хотя для меня это не явилось секретом…

Помню, достала я эту истрепанную книжонку, вычитала «рецепт» порчи и приступила к действу. Нашла цветок чертополоха, купила три церковные свечки, выменяла на базаре одну вещицу, о которой я ничего не скажу, чтобы никому не повадно было в полном объеме зло сотворить…

Самое главное — приближался день рождения Сталины, и я накопила некоторое количество 20-копеечных монеток и купила ей в подарок маленький флакончик духов «Огни Москвы».

Дальше — все делала, как написано было в той книге. Флакон духов на сутки укутала в некую плотную восковую «одежку», затем зарыла на ночь духи эти вместе с чертополохом на кладбище, а спустя три дня выкопала и подарила их Сталинке…

Та, конечно, была удивлена этим «телодвижением», но виду не подала… А через неделю, к моему жутковатому удивлению, «зелье» начало действовать. Вся шея и щеки Сталины покрылись язвочками, она побежала к врачу, тот ей прописал какую-то болтушку.

А у меня на душе сгущался мрак. Ведь я такое зло человеку причинила! Никакая «чучмечка» не уравновесит злую силу этого «рецепта»…

Помню, промучилась я с полмесяца, а затем купила такой же флакончик духов и пришла в общежитие, в комнату, где отлеживалась с примочками моя бывшая подруга. Улучила момент и… подменила незаметно флаконы…

На следующий день Сталине полегчало. А через две недели она стала прежней — улыбчивой, острой на язычок разбитной девчонкой. Правда, дружба наша растаяла.

Много десятков лет минуло с той поры, а ведь не забывается этот мой разнесчастный поступок. Вроде бы и искупила свою вину, а на сердце камешек залежался…

Одно скажу: не играйте с огнем, который зовется бесовщиной. Себе же сделаете хуже…

Другие статьи этого номера