Башмаки святого Спиридона

Башмаки святого Спиридона

Назови я имя сегодняшнего собеседника, его тут же «вычислят» многие севастопольцы. После окончания вуза сельскохозяйственного профиля в ближайших окрестностях города-героя он выращивал виноград. Не сторонился общественной жизни. Последовало естественное для того времени приглашение на работу в партийные органы. В настоящее время Н. лето проводит в Севастополе, зиму — в одной из стран ближнего зарубежья. В прошлом году около 3 месяцев он провел в Греции, на Афоне, о чем и состоялся наш разговор.

— На земле известны четыре удела Пресвятой Богородицы, — говорит он. — В Украине это Почаевская лавра. На Святую гору, как ещё называют Афон, Пречистая Дева пролила свет христианства. Как человека православной веры, меня тянуло в те места помолиться, приложиться к их святыням.

— Как вам удалось осуществить свою мечту?

— С помощью Бога все устроил мой духовный отец — старец Петр. Он собрад группу паломников. Вместе со мной и моим сыном в неблизкий путь отправились иеромонах, мирянин, хорошо знающий Афон, и руководитель православной школы. Замечу: попасть на Святую гору ох как непросто. Нужны приглашение, пропуск. Оформление этих и других документов забирает немало сил и времени, что, к тому же, не всегда гарантирует успех.

— Афон — это…

— …»палец» суши. С одной стороны его омывает Эгейское море, с другой — залив Айон-Орос. Гористый мыс покрыт лесами. Одна из вершин вздыбилась над уровнем моря на 2033 метра. Зимой от холода она нахлобучивает на себя снежную шапку. Мыс протянулся на 56 километров при средней ширине 16 километров. На этих просторах разбросано два десятка монастырей, столько же скитов — греческих, сербских, русских, молдавских, румынских… Как музыка, звучат их названия: Ватопед, Пантократор, Ставроникита, Каракал, Симонопетр, Заграф, Филофей… Афон — уникальная земля. Со времени сотворения мира её никто особо не потревожил. Святая гора — застывшие тысячелетия. Мне попадали в руки лопата, тяпка, весы, прочие принадлежности 300-летней давности. От них никто не собирается избавляться.

— В 1927 году Борис Зайцев как паломник совершил поездку на Афон, о чем он написал книгу. Не желая того, вы напомнили пронзительные строки этого замечательного русского писателя. «Кроме монахов, никого нет на полуострове, — свидетельствует он, — ни села, ни фермы — и так уже более тысячи лет… Горы, ветра, леса, кое-где виноградники и оливки, уединенные монастыри с монахами, звон колоколов, кукушки в лесах, орлы над вершинами, ласточки, стаями отдыхающие по пути на север, серны и кабаны, молчание, тишина, море вокруг и… Господь надо всем. Вот это и есть Афон».

— Как хорошо и точно сказано. За 86 лет, промелькнувших со времени поездки Бориса Зайцева, на Святой горе ничего не изменилось. Там нет электричества, дорог в нашем понимании, многих других атрибутов цивилизации.

— Что же все-таки имеется?

— Афон потрясает с первого шага, сделанного по его седой и мудрой земле. Поразительны самые яркие представители из числа обитателей своеобразной монашеской республики. Первым на нашем пути оказался подвизающийся в одном из монастырей иеромонах Рафаил.

— Мне по душе его книги. «Если возрождаемое монашество будет обращено лицом не к духовному опыту восточного монашества, а к представлениям и понятиям современного мира, — с тревогой и болью в сердце предупреждает он, — то оно будет нести в себе не истину, а противоречия и ложь. Одна из побед демона — создание нового типа монашества — внешне иконка, занятого всем, кроме Иисусовой молитвы…»

— Ему ещё принадлежат слова: «Если во время гонений монастыри подвергались первым и самым тяжелым ударам, то теперь монастыри хотят превратить в благотворительные учреждения, то есть отвлечь монахов от самого главного — безмолвия и молитвы».

— Силу и ощущение достоверности этим словам прибавляет то, что они принадлежат духовному лицу. От этого к ним больше доверия.

— С виду отец Рафаил маленький, похож на ребенка. В быту ему помогает иеромонах Авель. Отец Рафаил побывал во многих уголках православного мира. Его видели в Троице-Сергиевой лавре. Надолго он задержался в Грузии, где в конце концов подвергся преследованиям. Наконец, как своего святого отца приняли на Афоне мы, паломники, а ещё трудники…

— Впервые слышу о такой категории людей — трудники…

— Это те, кто приехал на Святую гору потрудиться во славу Божию, за крышу над головой и скудную пищу. Любой православный — хоть грек, хоть русский, хоть украинец — жаждет помочь Афону. Не получается от бедности деньгами, в таком случае — руками по мере сил. Трудники, которых я видел в тот день, были заняты строительством келий, храма.

— И что отец Рафаил сказал паломникам и трудникам?

— У нас, грешных, ум помраченный. Немногие осознают, что в сложных житейских ситуациях мы лишены способности принимать верные решения. Иное дело такой человек, как иеромонах Рафаил, который служит Богу и постоянно читает Евангелие, Псалтырь. Господь открывает ему истину. К тому же святой отец — воплощение добра и любви. Как не открыть ему сердце настежь!

— Большой резонанс вызвал привезенный в Москву из Ватопедского греческого монастыря на Афоне пояс Пресвятой Богоматери для поклонения верующих…

— В расположенных на Святой горе обителях в течение уже не веков, а тысячелетий хранится много других святынь. Помните место из Святого Писания, где говорится о волхвах. При рождении Иисуса Христа в Вифлеемской пещере они преподнесли Богоматери свои дары, кусочки ладана в том числе. В одном из монастырей, то ли греческом, то ли сербском, я воспользовался редкой возможностью приложиться к дарам волхвов. Испытанные при этом ощущения непередаваемы.

— Как дары волхвов оказались на Афоне?

— Их привезла приближенная к трону в Константинополе-Стамбуле набожная женщина…

— Позвольте, но представителям прекрасной половины человечества доступ на Святую гору закрыт.

— Скажем так, царице и не дали ступить на землю Афона. Не грубо, не категорично: «Не пускать!» К пристани был организован крестный ход с молитвами и просьбами. Но дары волхвов с благодарностью были приняты.

— Таким образом, в разное время на Афоне оказались и другие реликвии православия.

— Наверное, навсегда мне запомнилась бережно хранящаяся там в обрамлении из серебра глава Иоанна Златоуста. Одно ухо на ней в течение лет и лет не подвергалось тлению. Мощи святого Спиридона, епископа Тримифунтского, пребывают в сидячем положении. На I Вселенском соборе он ревностно защищал от еретиков постулат Святой Троицы. Однажды, чтобы доказать её истинность, святой крепко сжал в кулаке кирпич. Вверх взметнулось пламя, вниз потекла вода, в ладони осталась глина. Три в одном. Какие ещё нужны доказательства? Регулярно, едва ли не дважды в течение года, святому Спиридону монахи меняют облачение. И всякий раз они замечают изношенные до дыр подошвы обуви. У святых такая непосильная ноша — неустанное хождение между людьми и предстательство перед Богом за каждого из нас. Уцелеть при таком раскладе дел у обуви святого Спиридона нет никаких шансов. Если мы верим в Благодатный огонь, то сегодня нам легче принять и разбитые башмаки святого Спиридона, ушедшего в вечность приблизительно в 348 году. Его изношенные сандалии монахи режут на частички. Далеко не всем паломникам их хватает. Но некая молекула кожи — немалая свидетельница путешествий святого — моему сыну досталась. Возможно, и я был бы щедро вознагражден, если бы не увитая виноградом беседка. Я попросил проходящего мимо инока принести секатор — уж больно много на Афоне лозам предоставлено свободы. Менее часа труда — и беседка преобразилась.

— Скорее всего, в этот момент вы оказались в плену идеи уже не в качестве паломника, а в качестве трудника снова побывать на Святой горе.

— В Ватопедском монастыре обширные виноградники, такие, как в лучшем севастопольском специализированном совхозе. Слышал, плантации переданы кому-то в аренду. В ските Ксилургу виноградники запущены. Их междурядья не обрабатываются, лозы не обрезаны. Такими я увидел насаждения в феврале прошлого года.

— Ксилургу — первая на Афоне обитель, где тысячу лет назад появились русские монахи. После неё возник Старый Русик, и только затем — Пантелеймонов монастырь.

— Было время, когда большинство афонского монашества состояло из иноков русского происхождения. Но Ксилургу действительно был первым (трудно в это поверить) с 1016 года. Вот и считайте, на каком году после крещения Руси.

— Во времена Бориса Зайцева в Ксилургу обитали десятки монахов.

— В настоящее время ничтожно мало. Мало настолько, что греки вознамерились отобрать скит себе. Но спасло заступничество вселенского Патриарха Варфоломея. По благословению игумена Симона в течение нескольких дней я бродил по кабаньим тропам в поисках бизулий — опорных стен, сложенных из дикого камня. Их ставили на межах монастырских земель. Таким образом в Карее — столице монашеской республики — удалось подтвердить принадлежность отдельных участков скиту. Отец Симон был очень доволен добытыми доказательствами.

— Зачем Ксилургу земля, если её обрабатывать некому?

— Когда-то, лет сто назад, скит располагал подворьем в Одессе. Там привезенные из Афона маслины и оливковое масло шли за зерно сильной пшеницы, постное масло. Кто сказал, что пиковым временам в истории Ксилургу нет возврата? Вместе с отцом Симоном мы совершили поездку на материк, где закупили более двухсот саженцев инжира, персика, черешни, абрикоса, сливы, киви, миндаля.

— Нашлась вам работа и как виноградарю.

— А как же. Обрезка кустов требует немало усилий. А тут пошел отсчет дням большого поста. Есть хочется невероятно. Пришлось обращаться в игумену за благословением, чтобы съесть дополнительный сухарик. Отец Симон также благословил выход на плантацию в строгие дни поста. А вот второй тюфяк на моем ложе в келье велел убрать. Не положено.

— Какой распорядок дня составлен для братии?

— Мы поднимались в четыре утра. До восьми молились в главном храме, который возведен около тысячи лет назад. Здание вросло в землю. Его стены намолены. Служба идет при свечах и лампадах. Ещё заметен тусклый блеск оклада чудотворной иконы Богоматери. Затем — трапеза. Кстати, отец Симон — выходец с Кавказа. Он великолепно знает грузинскую кухню. В свое время он нес послушание повара в Пантелеймоновом монастыре. Игумен шутит: его, дескать, перевели в Ксилургу, чтобы не баловал братию Пантелеймонова монастыря вкусной снедью. Покончив с завтраком, все, как один, исполняют свои послушания. Вечерняя молитва, как и утренняя, длится те же четыре часа. Молитва и послушание, послушание и молитва. Богослужение в Ватопедском монастыре в престольный праздник длилось полные восемь часов. Непрерывно. Я невольно подпевал уставшим хористам на клиросе. Это было замечено и поощрено. В ходе общей трапезы мне предоставили место не за столом трудников, а в кругу рясофорных послушников, то есть на пару ступенек выше.

— И как человек выдерживает такие нагрузки?

— Внешне — легко. В отсутствие отца Симона я сопровождал по территории Ксилургу 98-летнего старца — наставника Пантелеймонова монастыря. Я едва поспевал за ним, настолько резво он передвигался. За три месяца я потерял не менее десяти килограммов веса, полагаю — избыточного. Нынче дома на привычном рационе питания остаюсь в приобретенной на Афоне форме.

— Поедете снова на Афон?

— Отец Симон звонил. Говорит, черешня дала буйный прирост. Зовет на Афон, чтобы дать толк саду и винограднику. Наверное, снова отправлюсь в путь — туда, где ни на мгновение не прерывается молитва за всех живущих на Земле.

* * *

СОВЕТЫ АФОНСКОГО СТАРЦА ИОСИФА ВАТОПЕДСКОГО:

— Причина любого порока — тщеславие и сластолюбие. Тот, кто не возненавидел их, не может победить никакую страсть.

— Ничто так не губит добродетель, как пустословие. И, напротив, ничто другое так не обновляет душу и не приближает её к Богу, как страх Божий.

— Любовь к Богу совсем не терпит ненависти к человеку.

— Не слушай тех, кто осуждает и злословит, чтобы не потерять тебе любви Божественной.

— Нечиста та душа, которая исполнена злых помыслов, похоти и ненависти.

Другие статьи этого номера