Вольдемар, опережающий время

Рубрику ведет Леонид СОМОВ.

Мой дед был большой оригинал. Хотя бы потому, что в 40-е годы прошлого века… стал буддистом. Он воевал в финскую кампанию, причем был командиром взвода полевой разведки, фиксирующей «закладку кукушек». Но попал в плен, бежал, после фильтрации оказался в штрафбате. Под Можайском немецкой миной ему оторвало левую руку, и он вернулся на родину, в Зеленоград, где успел «прирасти» к своим довоенным пятерым ребятишкам ещё троих. Вот последышем и был мой отец.

Деда в живых я, конечно, не застал, а вот папанька мой много чего о нем рассказывал. Запомнилось мало, но об одном таинственном случае, приключившемся с дедом Арсением, когда они от немца держали оборону на Можайском направлении в 1941 году, есть смысл поделиться с читателями «Славы Севастополя».

В середине октября 1941 года противник предпринимал ожесточенные попытки прорваться к Москве. Полк, в котором в звании отделенного служил мой дед, занимал центральное место в Можайской линии обороны. В одном взводе с дедушкой служил парень из Карелии, фамилии которого, конечно, я от отца не услышал, но имя у него было запоминающимся — Вольдемар.

Начиная с 15 октября, в результате мощных артналетов в полку смерть ежедневно выкашивала десятки людей, столько же увозили в лазарет, в деревню Артёмки.

Дед Арсений как-то близко сошелся с Вольдемаром. Оказывается, их первенцы носили тоже далеко не ординарное по тому времени одинаковое имя — Вилен. И жены тоже состояли в однокорневом, так сказать, родстве — Оля и Алеся.

Но не об этом речь. 16 октября ранним утром, до начала атаки, Вольдемар по секрету рассказал деду о том, что он давно видит один и тот же сон, если удается прикорнуть хотя бы на часок. А именно: вечер, небо, затянутое тучами, выстроенная в каре наша рота. А на земле лежат накануне в бою убитые бойцы. Самое загадочное — в том, что они были все укрыты шинелями, на воротниках которых химическим карандашом четко обозначались звание, фамилия и имя погибшего, номер воинской части…

И Вольдемар называл деду первые пять фамилий, которые с ночи отложились в его памяти. Что интересно, все они в момент разговора деда с Вольдемаром ещё были живы.

Как уже можно догадаться, к вечеру, после пяти ожесточенных атак, все эти солдаты оказались убитыми.

Дед и его карельский соокопник никому не рассказывали об этих жутких вещих снах. Минули два дня и две ночи — и сны продолжали сбываться. А когда во взводе, где служил дед, осталось лишь трое солдат, в т.ч. дед Арсений и Вольдемар, им обоим стало не по себе. Жуть! Кто же следующий?

В ночь на 17 октября, когда немцы прекратили все атаки перед решающим, видимо, главным штурмом, дед решил предпринять свои меры — кольцо вообще-то сжималось. Что же он сделал? Он просто-напросто стал мешать Вольдемару при его малейшей попытке заснуть. Тормошил парня, брызгал в лицо водой, шумел и толкал под ребра.

Так в ту ночь они и не сомкнули глаз. А утром следующего дня немцы прорвали оборону на их участке, а мой дедушка и его друг получили одинаковые увечья — им обоим оторвало левую руку…

Но ведь выжили! О том, как сложились их послевоенные отношения, мой отец не допытывался. Но после смерти деда в его чемоданчике обнаружили пробитую осколком флягу и рядом с ней пожелтевший конверт с датой на штемпеле: 17 октября 1990 года. Письма в нем не оказалось, но обратный адрес гласил: Карельская АССР…

Дед Арсений сказал отцу, что они с Вольдемаром поступили, видимо, правильно: не допустив «просмотра» вещего сна, они отвели карающую руку Судьбы, которая, видимо, уготовила смерть всему взводу, где они служили…

ОТ РЕДАКЦИИ:

Белые маги утверждают: уберечься от смерти, если она предсказана, практически невозможно. Но, видимо, есть исключения.

Специалисты уверены, что так называемые «озарения во сне» как продолжение сосредоточенной жизнедеятельности мозга, объяснить ещё можно, но в снах-предсказаниях разобраться гораздо труднее.

Профессор Борис Искаков по этому поводу говорит: «Мы имеем дело со случаями видения уже совершившихся событий, информация о которых обычным путем ещё не поступила, но, выбросив материальный сигнал о себе, опередив время, попала к людям, обладающим особой чувствительностью. Занимаясь исследованием энергоинформационного обмена, я пришел к выводу о материальной природе биополей».

Академик Леонид Прищепа к сказанному добавляет: «Нашу живую Природу, биосферу Земли, материю и энергию Вселенной роднит общность исходного материала, законов электромагнитного движения — от микрочастиц до гигантских образований в космосе… Мозг человека не исключение. Он соткан из действующих по принципу маятника электромагнитных колебаний, излучаемых и поглощаемых клетками. Как и все живое в природе от её зарождения до наших дней».

Друг известного английского писателя и драматурга Дж. Пристли рассказывал, что ему часто чудятся катастрофы с именами жертв. Так, во время Второй мировой войны за три недели до гибели в авиакатастрофе герцога Кентского он «видел» падающий самолет с начертанными на нем словами: «Герцог Кентский».

Другие статьи этого номера