Золотое перо

Золотое перо

В эти дни осени ушедшей от нас почти 2 года назад Елизавете Юрздицкой исполнилось бы 77 лет. Для Елизаветы Георгиевны не существуют ни «квадратные», ни «овальные» даты-все «круглые». Свыше сорока лет она широко и щедро посвятила «Славе Севастополя», за что снискала любовь и уважение многих тысяч читателей старейшей, но вечно молодой у нас газеты. По случаю дня рождения Елизаветы Юрздицкой в литературно-музыкальной гостиной Центральной городской библиотеки для взрослых имени Л.Н. Толстого вечером минувшей пятницы собрались актив фонда истории и культуры имени Геннадия Черкашина, вице-президентом которого Елизавета Георгиевна была, герои некоторых написанных ею очерков, журналисты, читатели…Валерий Володин, Раиса Семенова, Тамара Эссин, Светлана Капранова, Сергей Рыбак, Борис Гельман, Леонид Сомов, Геннадий Шульман, Андрей Соболев, Лариса Кужанова и другие известные в городе люди вспомнили этапные публикации любимой журналистки, случаи из богатой событиями её жизни, знаковых фигур из её окружения.

Сотрудники Центральной детской библиотеки им. А.П. Гайдара дерзнули установить дату первой публикации в «Славе Севастополя» выпускницы факультета журналистики Московского государственного университета Елизаветы Юрздицкой — она пришлась на 1965 год. Библиотекари также взялись составить список очерков, статей, репортажей, вышедших из-под пера Елизаветы Георгиевны. Их насчитали свыше 600… и сбились со счета.

Параллельно с курсом журналистики стремящаяся к знаниям девушка окончила и факультет театроведения, что всегда ощущалось в её работах об артистах, спектаклях. К Елизавете Георгиевне людей притягивали её острый ум, интеллект, эрудиция, высокая культура, аристократизм (в лучшем понимании этого слова), уважительное отношение к мнению каждого собеседника. В круг общения журналистки входили Белла Ахмадулина, Михаил Казаков, Эдуард Асадов, Георгий Поженян, Геннадий Черкашин, Богдан Ступка… С некоторыми из этих и другими яркими творческими личностями Елизавету Юрздицкую в течение многих лет связывали прочные узы дружбы.

Помнится взволнованный рассказ специалистов СУ-628 о том, как ведущая журналистка «Славы Севастополя», надев на голову каску, спускалась глубоко под землю, где прокладывались туннели инженерных коммуникаций. Вместе с исследователями моря Елизавета Георгиевна не единожды участвовала в длительных экспедициях на научно-исследовательских судах.

В 148 городах на просторах бывшего СССР мальчишки и девчонки несли почетную вахту у мемориалов воинской славы. Но Пост N 1 сохранился только в городе-герое Севастополе. В одно время и над ним нависла реальная угроза исчезновения. Однако серия острых и в то же время аргументированных статей Елизаветы Юрздицкой отвела эту угрозу. Хочется верить, что навсегда. У нашей коллеги была легка рука.

Болельщики идут на конкретного футболиста, театралы — на любимого артиста… Так во всех сферах человеческой деятельности. У нас в редакции поток посетителей устремлялся в кабинет, где работала Елизавета Юрздицкая. Однажды на церемонии посвящения в студенты-журналисты, проводившейся в Античном театре Национального заповедника «Херсонес Таврический», у неё было право сказать, что газетчик — профессия не массовая, а штучная. От человека она требует высоких человеческих качеств, в том числе и смелости. В свое время у Елизаветы Георгиевны хватило её, когда в Орлином она встала перед нехилым сборищем «денежных мешков», чтобы окрестные земли защитить от их посягательств. Те земли, которые она спасла от угрозы передачи под свалки Большой Ялты. Елизавета Георгиевна, а в её лице и «Слава Севастополя», встала в первых рядах тех, кто отвел загребущие руки с занесенной механической пилой от горы Гасфорта. Ещё памятна эпопея, обильно сдобренная эмоциями, разгоревшаяся вокруг судьбы мыса Манганари. Во многих этих и других баталиях скромный кабинет Елизаветы Юрздицкой в редакции превращался в штаб, а хозяйка — в его начальника. В шальные 90-е годы это было небезопасно. Не журналистам «Славы Севастополя» об этом напоминать.

В звездный час к престарелому генералу Шарлю де Голлю — в то время президенту Французской республики — через кордоны страны стремились протиснуться восторженные сограждане. Живая легенда велела пропустить к нему мальчишку лет десяти: «Если отмеряна долгая жизнь, пусть рассказывают, что видел живого де Голля». Без намека претензий на вечность Елизавета Георгиевна сама шла к массе севастопольских школьников — участников конкурса сочинений. Он проходил под девизом «Жизнь каждого из нас принадлежит Отечеству». Невозможно забыть страницы «Славы Севастополя», сверху донизу заполненные самыми содержательными творениями ребят, как не забыть и поездки вместе с Елизаветой Георгиевной победителей творческого соревнования, например в Москву, где юных севастопольцев принимали адмирал Владимир Касатонов, Патриарх Московский и всея Руси Алексий, и всё, что сопутствовало этим поездкам.

Елизавета Юрздицкая — заслуженный журналист Украины, лауреат премии Автономной Республики Крым, кавалер почетного знака «За заслуги перед городом-героем Севастополем», лауреат общегородского форума «Общественное признание», проходившего под девизом «Честь имею жить в Севастополе». Наконец Елизавета Георгиевна была отмечена орденом «Знак Почета». Выше всех наград наша коллега ставила любовь и признание читателей. При опросах неизменно первой они называли Елизавету Юрздицкую.

Как и большинству представителей творческих профессий, журналистам нелегко подавить внутри себя чувство ревности. Но оно вряд ли касалось приоритетного положения, которое в коллективе занимала Елизавета Георгиевна. Она обладала поистине золотым пером.

Из Санкт-Петербурга в наш город отметить день рождения Елизаветы Юрздицкой прилетели её дочь Елена и внучка Аня.

— До сих пор не верится, что близкого нам человека уже нет рядом, — сказала Елена Эмильевна в интервью «Славе Севастополя». — Мы и сейчас чувствуем, что наша мама и бабушка рядом. Что бы мы ни делали, мысленно оглядываемся: как бы оценила она наши слова и поступки?

— Что в ваших характерах от Елизаветы Георгиевны?

Елена:

— Как нам кажется, умение собраться так, как это умела мама, поступить верно в каждой конкретной ситуации.

Аня:

— Лизуша умела объединить семью.

— Аня, вы постоянно называли любимую бабушку по имени, и никак иначе…

— Язык не поворачивался называть её бабушкой. Прежде всего она была мне другом. Лучшим другом. Бабушка представляется на кухне с пирожками. Кстати, Лизуша хорошо готовила различные блюда, что, признаюсь, в жизни немаловажно. Но мы посещали театральные постановки, выставки, неустано путешествовали и встречались с интересными людьми.

— Кто из них вам запомнился больше других?

— Георгий Поженян. Он был невероятно веселым, жизнерадостным человеком. Первое интервью в своей журналистской практике я взяла у этого поэта. Оно было напечатано в «Славе Севастополя». Мне очень нравятся стихи Георгия Поженяна.

— Елизавета Георгиевна видела вас журналистами?

Аня:

— Да, Лизуша желала, чтобы продолжили её дело.

Елена:

— В военной газете одно время работала моя бабушка, Александра Ильинична. Я окончила технический вуз, работаю в банковской системе, где профессия мамы меня и настигла. Я редактирую в печатном банковском издании аналитические статьи, финансовые обзоры.

Аня и Елена Эмильевна выразили признательность севастопольцам за память об их бабушке и маме — Елизавете Георгиевне Юрздицой…

На снимках: Е.Г. Юрздицкая; её дочь и внучка.

Другие статьи этого номера