А отмечать придется

А отмечать придется

Всемирных и международных дней и праздников много. Практически — каждый день. Но не хотелось, чтобы прошел незаметно Всемирный день охраны мест обитаний, который отмечается 6 октября с 1979 года и имеет целью привлечь общественность, то есть нас с вами, к проблеме сохранения естественных мест обитаний редких представителей флоры и фауны.Игнорировать этот праздник скоро уже будет нельзя, так как, подписав Соглашение об ассоциации с Евросоюзом, Украина примет на себя обязательства соблюдать юридические документы данного объединения. А в их числе — Конвенция об охране дикой фауны и флоры и природных сред обитания в Европе. Она была открыта для подписания 19 сентября 1976 года в Берне, почему и получила другое название — Бернская конвенция. Украина еще в 1996 году подписала эту конвенцию, выражая этим волю экологизированного населения страны. Вот, например, что гласит третий пункт статьи 4 этой конвенции: «Договаривающиеся стороны обязуются уделять особое внимание охране районов, которые имеют значение для мигрирующих видов, указанных в приложениях II и III, и которые, соответственно, прилегают к миграционным путям в качестве районов зимовки, скопления, кормления, выведения потомства или линьки». Думаю, акт вхождения в общеевропейское природоохранное пространство весьма способствовал созданию национальной сети природных резерватов разного уровня.

Но сказать, что все наладилось, что все рекомендации конвенции выполнены, — нельзя. И не только у нас. В Европе в целом становится ясно, что применения только охранных мер в отношении «оазисов дикой природы» недостаточно, необходимы восстановительные действия, в частности расширение площади природных ландшафтов. Обычно, когда речь идет о минимально приемлемом соотношении искусственных и естественных (средостабилизирующих) экосистем, говорят о цифрах от 25-30 до 50-60% территории страны, которая должна быть занята естественными экосистемами (Ю. Одум, Г. Одум, В.Г. Горшков, Н.Ф. Реймерс и др.). По данным экологов, в настоящее время только 25% территории Крыма (Севастополь, думается, близок к этим цифрам) сохранили естественные ландшафты (то есть гораздо меньше нормы и ниже среднемирового показателя), причем 10% из них — это леса горного Крыма, а 15% — небольшие фрагменты степей в равнинной части. А степи, как известно, — уникальные биоценозы, образующие характерный для Украины ландшафт. Эту проблему осознали зарубежные ученые из Международной ассоциации науки о растительности и направили еще в 2011 году правительству Украины письмо с просьбой остановить уничтожение степей («Остановить облесение украинских степей!»).

Западная половина Севастопольского региона в пределах Гагаринского, Ленинского и Нахимовского районов находится в лесостепной природной зоне, которая характеризуется наличием значительных степных участков. В годы моего детства практически вся территория Гераклейского полуострова (от Куликова поля до Балаклавы, от Стрелецкой бухты до Феолента) была степью. Теперь там антропогенные ландшафты населенных мест — городов и сел с их постройками, улицами, дорогами, садами и парками. Ни животным, ни растениям степей там места нет. Мы их отодвинули на самые окраины севастопольской земли: мыс Лукулл, Маячный полуостров, Караньское плато, «дикая» Омега. Но и там они либо уже подвергаются уничтожению, либо дамоклов меч в виде планируемой стройки зависает над ними.

Проблему степей Севастопольского региона уже не раз поднимала газета «Слава Севастополя». Сегодня рассмотрим ее всего с одной точки зрения — как место обитания и миграции дрофы. Дрофа, или дудак, — крупная птица семейства дрофиных, внешним видом и наземным образом жизни несколько напоминает небольшого страуса. По определению European Union’s Bird Directive, Бернской конвенции, Боннской конвенции и других официальных органов она внесена в категорию Globally Threatened Birds in Europe. А совсем недавно… Вот что отметил в своем научном труде швейцарский путешественник Ф. Дюбуа де Монпере, который побывал в Крыму в 1833-1834 гг.: «В течение зимы Херсонес, полуостров, служит убежищем большому количеству дроф, гонимых из степей холодами и снегом.

Прогуливаясь в это время года, я нередко видел, как они продвигаются тысячами. Охотники устраивали себе засаду на высотах, укрываясь камнями; они поджидали их, чтобы схватить на лету: дрофы, тощие и усталые в это время года, летают очень низко, поднимаясь лишь на высоту препятствия, которое необходимо перелететь; найдя подходящее место, можно хватать голыми руками. В течение нескольких недель это обычная и очень дешевая еда для жителей Севастополя».

Наши земляки, кто охотился на дроф в те времена, вряд ли бы поверили предостережению, что эта птица станет редкой. Численность дроф казалась неисчерпаемой. И в этом предубеждении была своя логика. Какие бы масштабы ни принимала бойня степных гигантов (вес дрофы может достигать 19 килограммов), численность их восстанавливалась.

Почему, спросите вы, этого не происходит сейчас? Ответ очень прост: не стало благоприятных мест обитания. По всей территории Украины, как и в Крыму, происходят сплошная распашка степей, ее застройка, интенсивный выпас скота на немногих сохранившихся пастбищах.

Возникновение густой сети автомобильных дорог с оживленным движением транспорта резко усилило фактор беспокойства. Многократная обработка полей, при которой вспугиваются с гнезд высиживающие яйца самки, приводит к гибели кладок, которые расклевывают врановые. Под сельскохозяйственной техникой часто гибнут птенцы. Применение пестицидов как вызывает отравление птиц, так и лишает их животных кормов (беспозвоночных). Вот почему, даже находясь под защитой Красной книги, дрофа продолжает снижать свою численность.

Обеспокоенность ученых выразилась в разработке «Меморандума о взаимопонимании по сохранению и управлению среднеевропейской популяции дрофы», подготовленной секретариатом Боннской конвенции (конвенция по сохранению мигрирующих видов животных) в 2004 году. Украина, согласно плану действий «Меморандума…» должна была расширить площади земель, подлежащих специальному контролю, для сохранения местообитания дрофы, не допускать незаконной охоты. Вызывает недоумение, что все предполагаемые заказники по охране дроф были запланированы только на Керченском полуострове. Неужели на популяции дроф в юго-западном Крыму поставили крест? А ведь имеются методы вольерного разведения этих птиц, что создает возможность для накопления резерва птиц для реинтродукции в места, где дрофа обитала в прошлом. Караньское плато и Маячный полуостров пока еще вполне подходят для этого. Если мы потеряем эти уголки дикой природы Севастополя, то вскоре для нашего города Всемирный день охраны мест обитаний может стать днём поминовения мест обитаний, а дрофу будем рассматривать лишь на монете, выпущенной в 2013 году Национальным банком Украины.

Другие статьи этого номера