Балаклавские каникулы

Балаклавские каникулы

В течение нескольких дней многие балаклавцы провожали взглядами необычного среди прохожих человека: он обратил на себя внимание черным монашеским облачением. По случаю непогоды на его хрупкие плечи была наброшена обычная куртка — непродуваемая и непромокаемая.- Отец Иоасаф Петровых — насельник Московского Заиконоспасского ставропигиального монастыря, — назвался он в беседе с корреспондентом «Славы Севастополя».

— Какое необычное название обители.

— Монастырь расположен в двухстах метрах от Красной площади, на Никольской улице. Некогда вдоль её тротуара располагались лавки по продаже икон. Отсюда и название — Заиконоспасский. Все просто.

— Каким событиями, личностями отмечена история обители. Слышал, она вписана в биографию Михаила Ломоносова.

— Я бы тезисно, очень кратко углубился на столетие в прошлое. По письменным источникам, монастырь Заиконоспасский известен с 1600 года, хотя есть все основания полагать, что он возник не на пустом месте, тем более в сердце Первопрестольной. Что касается личностей, первым из изображения хронологии, и не только, я бы назвал иеромонаха Симеона Полоцкого — видного деятеля русского просвещения. Царь Алексей Михайлович призвал его с периферии в столицу как воспитателя своих детей, в том числе и будущего царя Федора Алексеевича.

— Опираясь на полное доверие и покровительство монарха, Симеон Полоцкий, случалось, в делах поступал без благословения патриарха Иоакима.

— Симеоном Полоцким была создана славяно-латинская школа. В её стенах готовили дьяков для посольского приказа — предшественника нынешнего министерства иностранных дел. В окружении царей, сменявших друг друга, то затихало, то вспыхивало вновь противоборство латинствующих и грекофильствующих групп.

— Как это похоже на вставший перед Украиной выбор: Евросоюз или Таможенный союз.

— На какое-то время патриарху Иоакиму удалось погасить страсти. По его приглашению, не без труда преодолев нелегкий путь, из Греции в Москву приехали братья-иеромонахи Иоанникий и Софроний Лихуды.

— На руках они имели грамоту украинского гетмана Самойловича — сторонника сближения с Москвой.

— Не только грамоту Самойловича, но и рекомендательный документ патриархов некоторых православных стран Востока. Тем не менее на новом месте братьям-просветителям в присутствии царя, патриарха и их ближайшего окружения пришлось вступить в дебаты о значении хлеба и вина в Евхаристии с идейным оппонентом — поляком Яном Белободским.

— Как это напоминает глубокую древность, когда тот же князь Владимир, тот же Хазарский каган и другие суверены встали перед необходимостью выбора веры в единого Бога. Они выслушивали проповедников различных религиозных конфессий. Да и в наши дни в демократических странах претенденты на первые роли вступают в дебаты перед телекамерами.

— Полемика между братьями Лихудами и Яном Белободским была настолько остра, что, в конце концов, поляк признал свою несостоятельность. Это открыло путь к строительству на территории Заиконоспасского монастыря учебного заведения, в котором по программам, составленным братьями-иеромонахами, изучались греческий и латинский языки, грамматика, пиитика, риторика, логика, физика и другие дисциплины. В зависимости от менявшегося внешнеполитического курса страны учебное заведение называли то славяно-греческим, то славяно-латинским, то славяно-греко-латинским. Да, в свое время в нем обучался Михаил Ломоносов. В течение года он осваивал программу трех лет. На постижение всего курса обучения талантливому юноше хватило три года — с 1731-го по 1734-й. Альма-матер великого русского ученого и многих других достойнейших людей, может, осталась бы в специально построенном для неё здании на подворье Заиконоспасского монастыря, но после разорительного нашествия Наполеона учебное заведение в 1814 году оказалось в Троице-Сергиевой лавре, на сей раз в качестве духовной академии.

— Ровно через 105 лет на Заиконоспасский монастырь обрушились новые испытания…

— В 1918 году наша обитель была закрыта, вернее, понижена в статусе до уровня приходского храма. В нем продолжилась служба последнего настоятеля — епископа Антонина (Грановского). Он не являлся клириком Московского патриархата, не входил также в круг так называемых «красных» священников. Деятельность епископа была ознаменована некоторыми литургическими преобразованиями. Например, по его указанию престол был перемещен из алтаря в центр храма. Этими и другими мерами владыка Антонин демонстрировал стремление совершать богослужение так, как в апостольские времена. Епископ владел высоким ораторским искусством. Его боготворила значительная часть московской интеллигенции. Когда в 1927 году владыку Антонина призвал к себе Господь, на двери храма бывшего Заиконоспасского монастыря по распоряжению большевистской власти был повешен увесистый замок.

— Но не надолго…

— До начала 90-х годов, когда обитель вновь вернули верующим, чего только не размещали в уцелевших ее строениях. Так, в 30-е годы минувшего века ее главный храм приспособили под жилище метростроевцев. Под ее крышей занимались спортсмены, ставили спектакли Московского областного драматического театра.

— Что в настоящее время привлекает православных верующих в монастырь?

— Знающие люди приходят поклониться памяти Симеона Полоцкого, образу Смилостивого Спаса, специально написанному к 350-летию открытия духовной академии. С этим образом были возобновлены крестные ходы, отныне ежегодные по Никольской улице с выходом на Театральную, Манежную и Красную площади. Есть чудотворные иконы Тихвинской Божией Матери, Блаженной Матроны Московской…

— Родители одобрили ваш жизненный выбор служить Богу?

— Родом я из вятского края, где сильны традиции религиозной жизни. Я окончил философский факультет Московского государственного университета. Мой уход в монастырь был неожиданным для родителей. Они глубоко переживали в связи с крутым поворотом в моей жизни. Мысль посвятить её Богу зародилась в душе, когда я, 18-летний юноша, прочитал житие преподобного Сергия Радонежского. Поразили его жертвенность в глубокой вере, любовь к Богу, к ближним.

— При пострижении в монахи вы выбрали новое имя Иоасаф?

— В этом случае имя дает духовный отец. Истории церкви известны патриархи Русской Православной Церкви — Иоасаф I и Иоасаф II. Они занимали пост первосвященника в XVII веке. В хронологическом списке святых мы находим несколько подвижников церкви под именем Иоасаф. Мне ближе всех святой Иоасаф — епископ Белгородский.

— Кстати, он родился в 1705 году в Прилуках Полтавской губернии. Его отец, Андрей Горленко, был полковником, а мать, Мария, — дочерью гетмана Даниила Апостола.

— Белгородскую кафедру он занял в 1748 году. Хочется всегда подражать ему в вере, служении Богу и верующим.

— Кто ваш духовник?

— В нашем монастыре его наместник архимандрит Петр Афанасьев — духовник всей братии. Архимандрит Петр — выдающаяся личность. Одно время он был на первых ролях в Высшем музыкальном училище имени Гнесиных. Он славит Бога не только как наместник обители, но и как регент, руководитель мужского хора «Благозвонница». Коллектив хорошо известен в столице и далеко за её пределами, в том числе и за рубежом.

— Какое послушание определил вам старец Петр?

— Работу с молодежью, обязанности библиотекаря.

— В Балаклаве, чему я был свидетелем, к вам подошли жених и невеста. Ребята словно почувствовали, что вы работаете с молодежью…

— Они подошли под благословение. Я спросил молодых, получили ли они церковное благословение. Это очень важно. Они ответили, что собираются встать под венец. Посмотрел, есть ли у них нательные крестники. У невесты я его не заметил. Молодой, между тем, сказал, что крестился в пору, когда это таинство не поощрялось. В Москве мы привлекаем молодых людей из числа верующих к работе с воспитанниками интернатов.

— Приходилось читать, что дисциплина в монастыре строга: послушание и молитва. Вы в самовольной отлучке?

— Это исключено. Все у нас происходит исключительно по благословению. Людям, которые постоянно находятся в мегаполисах, требуется период особого уединения. Осень, купринская Балаклава предоставляют хорошие для этого возможности. Ещё я приехал сюда, чтобы поклониться местным святыням, памяти защитников Севастополя в пору пронесшихся над городом войн.

— В телеинтервью известный журналист Невзоров кичился своими атеистическими взглядами и предрекал скорый уход в небытие веры православной. Что вы думаете на этот счет?

— Христианство пришло в мир и было малым числом, но это не устрашило апостолов идти и проповедовать. То, что будет в конце времен, известно Богу. Верных в стаде Христовом всегда было мало. Эта истина наиболее зримо обнажается в периоды революций и прочих катаклизмов. Подлинно верующих меньше, чем это следует по каким-либо статистическим данным. Тем не менее, несмотря на эту малость, мы видим огромный сонм новомучеников российских, что укрепляет нас в вере.

— Со времени появления на свет Иисуса Христа минуло свыше двух тысячелетий, со времени крещения Руси прошло 1025 лет. Известный гонениями на церковь Никита Хрущев обещал современному ему поколению соотечественников не только жизнь при коммунизме, но и лицезрение последнего, по его терминологии, попа. Сбылись ли его слова и планы? Спасибо, батюшка, за беседу. Благословите, пожалуйста.

Прежде чем согласиться начать со мной разговор через навороченный мобильный телефон, отец Иоасаф обратился в Москву за благословением. Для пересылки газеты с текстом интервью посоветовал воспользоваться его электронным адресом. Еще, сопоставив некоторые прозвучавшие даты, мне показалось, что в эти дни отцу Иоасафу исполнилось 40 лет. Не по случаю ли юбилея ему на несколько дней ослабили строгий монастырский режим?

Фото автора.

Другие статьи этого номера