Правнук Веры Мухиной: «В 1930 году Вера Игнатьевна с мужем решились на побег из СССР, но в Харькове были сняты с поезда»

Правнук Веры Мухиной: "В 1930 году Вера Игнатьевна с мужем решились на побег из СССР, но в Харькове были сняты с поезда"

РОВНО 60 ЛЕТ НАЗАД ПЕРЕСТАЛО БИТЬСЯ СЕРДЦЕ ЗНАМЕНИТОГО СКУЛЬПТОРА XX ВЕКА, АВТОРА ГЛАВНОГО МОНУМЕНТА СОВЕТСКОЙ ЭПОХИ — «РАБОЧИЙ И КОЛХОЗНИЦА».
Монумент «Рабочий и колхозница» Веры Мухиной стоит в одном ряду с «Давидом» Микеланджело и «Мыслителем» Родена. 24-метровая скульптура была создана для всемирной выставки в Париже, проходившей в 1937 году. В столицу Франции разобранное на фрагменты 75-тонное произведение искусства доставили по железной дороге 28(!) вагонами.
Успех монумента был триумфальным. Французы даже хотели выкупить его и оставить у себя.
Но скульптура была возвращена на родину и установлена в Москве недалеко от входа на ВДНХ, где находится и по сей день. А с 1947 года «Рабочий и колхозница» стали эмблемой киностудии «Мосфильм».
Судьба Веры Мухиной не менее интересна, чем ее творчество. Знаменитый советский скульптор родилась в Риге в семье богатого купца. Когда девочке было полтора года, от туберкулеза умерла ее мать, а в 14 лет Вера осталась круглой сиротой. Толчком к серьезным занятиям искусством стала травма лица, полученная ею в 22 года во время катания на санках. А в 1930 году Вера Игнатьевна и ее муж пытались бежать из СССР…
Обо всем этом «Фактам» рассказал ее правнук — художник-типограф Алексей Веселовский.«О СВЕТСКОЙ ЖИЗНИ, КОТОРУЮ В ЮНОСТИ ВЕРА МУХИНА ОЧЕНЬ ЛЮБИЛА, ЗАСТАВИЛА ЗАБЫТЬ ТРАВМА»

— Алексей, что в вашем доме напоминает о знаменитой прабабушке?

— Сам дом, в котором я живу, был построен Верой Игнатьевной. Она вселилась в него в 1947-м, но прожила недолго — шесть лет: в 1953 году Веры Игнатьевны не стало. В доме осталось много ее вещей. К примеру, посуда, которой мы всегда пользовались и до сих пор пользуемся.

Сохранилась и дача в Абрамцево, которую прабабушка построила перед войной — в 1935 году. В этом доме она создавала эскизы к монументу «Рабочий и колхозница». Мы ничего не перестраивали. В современном понимании это совсем не фешенебельный дом, но для семьи он очень дорог. В нем мебель, созданная по эскизам Веры Игнатьевны, — очень лаконичная и простая, но в то же время нигде больше такой не увидишь. В этом доме особая аура. Например, на подоконнике до сих пор лежит кусок переплавленного горного хрусталя, которого касались руки моей прабабушки.

— Какой была Вера Игнатьевна по воспоминаниям ваших близких?

— Маме моей, внучке Веры Игнатьевны, когда прабабушка умерла, было четыре года. Остались воспоминания ее отца — единственного сына Веры Мухиной Всеволода Замкова. Какой была Вера Мухина? На публике держалась достаточно строго, а дома была очень мягкой. На ее долю выпало много испытаний. В полтора года прабабушка потеряла мать, в 14 лет — отца. Но трагического мироощущения у нее не было. Она отличалась жизнелюбием, открытостью, общительностью, активностью. Много значила поддержка большой дружной семьи с хорошим достатком. Заботу о Вере взяли на себя родственники.

А когда ей было 22 года, произошел несчастный случай. Катаясь на санках, она врезалась в дерево и очень повредила нос. Ее отправили в Париж для пластической операции. Но их пришлось сделать несколько. Вера Игнатьевна провела в Париже целый год. О светской жизни, которую в юности Вера Мухина очень любила, заставила забыть травма. Интерес переключился на занятия скульптурой, она училась у известного мастера-монументалиста Бурделя. Позже побывала в Италии, где познакомилась с мировыми шедеврами искусства. А в 1914 году вернулась в Москву.

Это было непростое время — началась Первая мировая война. Вера Игнатьевна приняла решение работать сестрой милосердия в госпитале, где встретила свою большую любовь. Хирург Алексей Замков, который стал ее мужем, лежал с тифом. Интересно, что прабабушка с прадедом познакомились в госпитале, на месте которого позже был роддом, где на свет появились моя мама и я. Мистика ли? Думаю, просто совпадение. Не знаю, была ли прабабушка верующим человеком, но в доме у нас праздновались и празднуются Рождество и Пасха. На Рождество всегда пеклись пироги, на Пасху — куличи.

«ПО ЛЕГЕНДЕ, МОЙ ПРАДЕД СТАЛ ПРООБРАЗОМ ПРОФЕССОРА ПРЕОБРАЖЕНСКОГО В ПОВЕСТИ БУЛГАКОВА «СОБАЧЬЕ СЕРДЦЕ»

— Правда, что в 20-е годы слава вашего прадеда была гораздо громче известности Веры Мухиной?

— Да, это так. Вера Игнатьевна в это время сама говорила, что в семье она — «вторая скрипка». Алексей Замков был модным в Москве врачом. И даже, по легенде, стал прообразом профессора Преображенского в повести Булгакова «Собачье сердце». Среди пациентов Алексея Андреевича была и кремлевская элита. Он консультировал Орджоникидзе, Горького… Работая в институте экспериментальной биологии, прадед изобрел препарат гравидан на основе мочи беременных женщин, оказывающий омолаживающее и укрепляющее психику действие, повышающий мужскую потенцию. Правда, потом обнаружилось, что гравидан может вызывать привыкание. Прадеда обвинили в шарлатанстве и из института уволили.

— Чтобы продолжить работы по экспериментальной медицине, он вместе с Верой Мухиной пытался бежать из Советского Союза за границу?

— В 1930 году они действительно решились на побег из СССР, но в Харькове были сняты с поезда. Потом выяснилось, что это была спланированная провокация. Прадеду предложил уехать его знакомый, пообещав снабдить за границей нужными адресами. На самом деле этот человек оказался агентом НКВД. Семью отправили в ссылку. Алексей Андреевич с Верой Игнатьевной уехали в Воронеж и прожили там два года. Прадед работал в амбулатории железнодорожного депо. Но и там травля продолжалась. Когда Алексея Андреевича решили уволить, рабочие депо устроили сходку в его защиту. По одной из версий, вернуться в Москву Алексею Замкову и Вере Мухиной удалось благодаря ходатайству Максима Горького. Ведь Вера Мухина уже в 1927 году была достаточно известным человеком, получив «Гран-при» Венецианской биеннале. По возвращении из ссылки прадеда назначили научным руководителем Института урогравиданотерапии. Несколько лет Алексей Замков плодотворно работал. А когда начались гонения на Николая Вавилова, институт закрыли. Алексей Андреевич был сломлен и в результате тяжело заболел. Умер в 1942 году — сердце не выдержало. Прабабушка тяжело пережила смерть мужа, с которым прожила 24 года и которого очень любила.

— Рассказывают, что ваш прадед поставил на ноги своего сына, который был обречен.

— Да. У моего деда Всеволода в детстве был костный туберкулез. Врачи давали неутешительные прогнозы. И тогда Замков решился сам сделать сыну операцию. Она прошла успешно. Дед прожил долгую жизнь.

«СОЗДАВАТЬ СКУЛЬПТУРНЫЙ ПОРТРЕТ СТАЛИНА ВЕРА МУХИНА ЖЕЛАНИЕМ НЕ ГОРЕЛА»

— Как был создан монумент «Рабочий и колхозница»?

— Идея принадлежала архитектору Борису Иофану. Для ее воплощения скульпторов отбирали на конкурсной основе. Вариант пластического решения Веры Мухиной понравился комиссии больше всего. Конечно, создать из стали монумент высотой 24 метра — задача не из простых. А когда он уже был готов, неожиданно кто-то заметил, что в очертаниях складок юбки колхозницы будто бы угадывается… профиль Троцкого. Говорят, осматривать статую ночью при свете прожекторов приехали Ворошилов и Молотов. Но ничего сомнительного не обнаружили. Ворошилову и Молотову монумент очень понравился. Ну а дальше, как известно, был триумф в Париже.

— Вера Мухина была знакома со Сталиным?

— Будучи депутатом Верховного Совета СССР, она наверняка сталкивалась с ним в официальной обстановке. Но личных встреч не было. Когда Вера Игнатьевна стала уже заслуженным мастером, сталинская свита настаивала, чтобы она сделала скульптурный портрет вождя. Но прабабушка создавать его желанием не горела. Хитря, поясняла, что любит работать только с натуры. Но у Сталина для позирования времени не оказалось. Я видел записку в архиве Академии художеств, в которой его рукой синим карандашом на альбомном листе написано: мол, уважаемая Вера Игнатьевна, в ответ на вашу просьбу поработать могу сказать, что я готов не раньше чем весной. Датировано письмо зимой 1951 года. Однако, как известно, из этого так ничего и не получилось. Видимо, ни ей, ни Сталину это не было нужно. Да и жить обоим оставалось уже недолго.

— До сих пор ведутся споры, является ли Вера Мухина автором граненого стакана?

— Нет, это легенда. После войны Вера Игнатьевна стала художественным руководителем Ленинградского экспериментального завода художественного стекла. Ее интересовали пластические особенности этого материала. Она придумала знаменитую вазу-«лотос», «кремлевский» и «рубиновый» сервизы… А что касается граненого стакана, лет пятнадцать назад журналистка одной из центральных газет пустила «утку», что его придумали Мухина и Малевич. Хотя стакан появился лет за 200 до них! А с Малевичем Вера Игнатьевна вообще не была знакома.

— Ваша знаменитая прабабушка получила пять Сталинских премий. Как она ими распорядилась?

— Построила дом-мастерскую в Москве и подмосковную дачу в Абрамцево.

— Каким человеком Вера Мухина была в быту, как одевалась?

— У нее был свой «фирменный» стиль. Она любила носить так называемые скульптурные блузы и юбки — вещи достаточно объемные и очень выразительные. Сказывалось художественное мышление. Вместе с модельером (одевавшей в свое время царскую семью) Надеждой Ламановой, которую называли русская Шанель, они делали выставки русского костюма. К слову, Вера Игнатьевна, происходя из купеческой семьи, была человеком очень практичным: покупала дорогие вещи, когда они дешево продавались. И это касалось не только одежды и украшений. Так же приобретались вещи в дом. Прабабушка была очень земным человеком.

— По дому сама все успевала делать?

— После женитьбы сына хозяйством занималась в основном мать невестки, и, конечно, была домработница. Дом ведь был большой, стол часто накрывался не только на членов семьи, но и на тех, кто работал с Верой Игнатьевной в мастерской.

— Став знаменитой, Вера Игнатьевна много ездила по миру?

— Нет. Тогда неохотно отпускали. Значимой была поездка во Францию в 1937 году. Когда монтировали «Рабочего и колхозницу», она провела в Париже несколько месяцев. А после войны побывала в Румынии, Финляндии…

— Вера Игнатьевна умерла в возрасте 64 лет. Что стало причиной смерти?

— Ишемическая болезнь сердца. Прабабушка надорвалась, работая над созданием памятника Горькому. Это произведение комиссия не хотела принимать, так как писатель в интерпретации Веры Игнатьевны казался им слишком старым и трагичным. А поскольку открытие монумента планировалось к празднику (очередной годовщине Великой Октябрьской революции) — требовался оптимизм. Обычно, согласно технологии создания больших памятников, сначала делается небольшая модель, а потом масштабируется мастерами под авторским надзором. В данном же случае из-за того, что сроки поджимали, пришлось переделывать лицо Горького на установленном памятнике.

Вера Игнатьевна работала на лесах. Чтобы оценить каждую внесенную поправку, нужно было спуститься вниз, отойти на расстояние, посмотреть и опять подняться на леса для работы. Высота была немаленькой — метров семь. А Вере Игнатьевне в ту пору было уже за шестьдесят. После тяжелого труда она слегла и вскоре умерла. Похоронили ее на Новодевичьем кладбище рядом с мужем. На памятнике супругам начертаны слова Алексея Замкова: «Я сделал для людей все, что мог». А под ними — слова Веры Мухиной: «И я тоже»…

По материалам газеты «Факты» N 177 за 3 октября 2013 года.

Другие статьи этого номера