Дети в классе спокойно относятся к ребятам с особенностями: учатся быть рядом с ними и оказывать помощь в обучающем процессе…

Одноклассники могут помочь «особенным» детям открыть книгу на нужной странице, передать раздаточный материал, поднести портфель и даже сделать замечание — все это помогает им адаптироваться в окружающем мире.ИНКЛЮЗИВНЫЙ КЛАСС

Инклюзивное образование. Что мы знаем о нем? В Украине, как и везде, есть свои глобальные проблемы и проблемы поменьше. Можно ли сказать, что проблема обучения детей с ограниченными способностями тянет на глобальную?

На днях мне удалось посетить общеобразовательную школу N 16 и в частности 2-Б класс с инклюзивным обучением. Очень порадовало то, что я, как представитель общественной организации (СГО ВОИ «СОИУ», председателем которой является И. Петриченко), смогла посетить этот класс, быть в курсе последних важных событий школы. Мне удалось пообщаться и с руководством школы, и с психологом, и с учителями.

В разговоре с директором Валентиной Михайловной Тарасенко мы затронули важность нормативной документации, в которой ясно прописаны многие вопросы. Новый психолог Светлана Ивановна проявила живой интерес к новому виду обучения и согласилась активно участвовать в инклюзивном учебном процессе: «Для меня эта тема новая, малоизученная, но я готова в нее погрузиться и оказывать помощь ученикам, классу, учителям».

Татьяна Эдуардовна, учитель начальных классов, высказала свою мысль относительно второго года обучения: «Дети в классе действительно привыкли друг к другу. Они спокойно относятся к ребятам с особенностями и учатся вместе с ними быть рядом, оказывать помощь в обучающем процессе. Так, они могут вывести ребят на перемену, помочь открыть книгу на нужной странице, передать раздаточный материал, поднести портфель, даже могут сделать замечание, помочь одеться друг другу и так далее».

В инклюзивном классе предусматривается должность ассистента-учителя. В этом учебном году в этом классе такой учитель новый. Ставка ассистента учителя вводится для облегчения процесса обучения в классе и в помощь ученикам с особыми образовательными потребностями. В школе N 16 во 2-Б классе на инклюзивном обучении находятся трое учеников. Но, как говорит ассистент учителя Татьяна Петровна: «Все трое учеников — разноуровневые, с разными образовательными проблемами. А это значит, что у всех разная динамика в поведении, в умственном развитии, в понимании и усвоении школьной программы, в навыках самообслуживания. Сложно найти оптимальный, правильный подход к детям, что, если честно, затрудняет работу по их обучению. Очень надеюсь, что изучение нормативных документов и книг, которые вы передали, сможет прояснить вопросы оказания образовательных услуг детям, находящимся на инклюзивном обучении».

Замечу, что в этом классе я побывала второй раз. И меня порадовало, что за летний период все дети подросли и окрепли. Приятно удивили их знания и умения: и читали они лучше, и стихи рассказывали громко и выразительно, и активнее тянули руки для ответа. Здесь хочется рассказать об одном эпизоде. Вспоминая пройденный материал, ученики класса начали читать выученные стихи. Мальчик Игорь, сидящий рядом с ассистентом на последней парте и занимавшийся с ним индивидуальным заданием, проявил активность и проговорил слова из стихотворения. Классный руководитель обратилась к нему и предложила рассказать стих. Он встал и громко прочитал стихотворение. Наизусть.

Здесь нужно пояснить: Игорь плохо знает буквы, не читает, плохо пишет, но учит стихи наизусть — их ему начитывают на слух. Всё это время весь класс слушал внимательно, не перебивая и не отвлекаясь. А в конце все дружно похлопали в ладошки, тем самым давая ему понять, что он умница, что не только выучил стих, но и вспомнил и рассказал.

Классный руководитель пояснила: «Дети понимают, как все это важно для Игоря. Они учатся принимать его вот таким, другим. В моменты, когда он отвечает, стараются вести себя и тихо, и внимательно по отношению к нему. Они видят, как ему нелегко дается учеба, а каждый его ответ — это настоящее достижение на пути к развитию».

…Меня эта сцена растрогала. Всего второй раз я у них в классе, а результаты уже видны. Ведь прежде Игорь был мало задействован в учебном процессе, он отвлекался, сидел на полу возле парты, на некоторое время выходил с ассистентом из класса, дабы не мешать остальным ученикам заниматься (вывести ученика из класса — это один из приемов, который используется в инклюзивном классе). А инклюзивное обучение означает: давать ребенку такие задания, которые он сможет выполнить, и отводить на обучение столько времени, сколько ему нужно для развития — для его сосредоточенности, его обучения. Здесь важен момент, чтобы не перегрузить ребенка заданием, дать ему почувствовать интерес, выбрать подходящие темп и интенсивность обучения. И всё это — не в ущерб другим ученикам. Задача сложная, но решаемая.

Еще деталь: на уроке Игорь слушал, как отвечают другие, и за правильные ответы хлопал им в ладоши. Занимаясь изучением букв, мальчик сначала их зарисовывал, затем лепил из пластилина. Сидя на уроке с другим учеником, я услышала тихое Игоря:

— Тетя, посмотри!

Я обернулась и увидела вылепленную из пластилина букву «и». Мне было приятно, я улыбнулась. На перемене подсела к нему за парту и услышала:

— А вы знаете, как зовут вон ту девочку?

— Нет.

Тогда он назвал каждого ученика из класса по имени. Для здорового человека, возможно, все эти подробности покажутся странными. И здесь важно понять, насколько сложнее всё даётся этому ребенку в силу имеющегося заболевания, которое накладывает отпечаток на когнитивный уровень: уровень запоминания, обработки информации, ее усвоение и дальнейшее использование. А для специалистов, которые интересуются инклюзивным образованием, этот момент хочется прокомментировать.

Инклюзивное образование выявляет у ребенка сильные стороны и учит использовать их в обучении. В данном случае мы видим его умение называть каждого одноклассника по имени. Дальше возможен следующий шаг — запоминание фамилий. Возможны и другие варианты работы с приобретенными знаниями. Главное — подбирать, искать, и, если хотите, придумывать и пробовать. Только такое пошаговое развитие может дать определенные результаты там, где над этими шагами работают специалисты, и тем ученикам, которые нуждаются в особенном, другом подходе.

Многие из нас отмечали, что дети — это не только цветы жизни, это еще и балагуры, весельчаки, болтуны, задиры, хохотушки, умники и умницы… Об этом пришлось вспомнить и мне, когда одна девочка, которой я помогала собираться домой, спросила меня:

— Тетя, а почему вы все время улыбаетесь?

Вопрос меня смутил, на мгновение я растерялась. Но, вспомнив те первые минуты, когда я вошла в класс, вновь пережив то светлое состояние, я совершенно искренне ответила:

— Я рада снова видеть вас!

Ответом была её улыбка — самое чистое, самое светлое, что есть в этом мире. В ней каждый взрослый сможет увидеть своё далекое детство. А я для себя отметила: пришло время познакомиться с этими детьми, с каждым в отдельности. Они проявили свой детский интерес, а это значит только одно: в этом классе, с такими умными, отзывчивыми детьми и такими мудрыми учителями, инклюзия возможна.

ВСЕ НЕ ЗРЯ!

Такие слова звучат в социальной сети facebook на страничке Марины Азимовой — магистра педагогических наук, научного сотрудника Центра для детей с особыми потребностями (Коннектикут, США), ведущего специалиста по инклюзивному школьному образованию, члена Международной ассоциации поведенческих аналитиков (АВА-терапия). И далее — ее слова о том, что «работают 4 класса: два — в Москве, два — в Алматы… Всё не зря! Всё правильно» в информации о том, что в 2013 году открыт экспериментальный класс для детей с расстройством спектра аутизма в г. Алматы в рамках проекта «Организация адаптации детей с аутизмом в общеобразовательную и социальную среду».

Сегодня уже с уверенностью можно говорить о том, что в мире растет заинтересованность во внедрении и продвижении инклюзивного образования. На постсоветском пространстве развитием и внедрением инклюзии занимаются в Казахстане, Армении, Молдове, Беларуси, России. Свидетельством того являются международные научные конференции с участием представителей этих стран.

Наша страна не стоит на месте в этом вопросе, а активно движется к воплощению идей инклюзивного образования. Министерство образования и науки Украины за два последних года издало ряд документов, которые носят уточняющий и разъяснительный характер. К последним документам относятся: «Про організаційно-методичні принципи забезпечення права на освіту дітям з особливими освітніми потребами», «Про організацію діяльності психолого-медико-педагогічних консультацій», «Про затвердження заходів щодо впровадження інклюзивного навчання в дошкільних і загальноосвітніх навчальних закладах на період до 2015 року» и другие.

Как видим, работа по обеспечению инклюзивного образования законодательной базой является неотъемлемой частью государственных деятелей. Ведь ненадлежащая нормативная база тянет за собой бездействие чиновников, общеобразовательной системы, проблемы на местах в самих школах, в учебном процессе. С принятием нормативных документов многие моменты в вопросе внедрения инклюзии на местах, в общеобразовательных школах становятся открыты и понятны, и теперь мало кто скажет, что нет нормативных документов, а значит, не на что опереться.

Лично для меня очевиден тот факт, что страна, заботящаяся о своих детях, заботится о себе самой. Ведь только вкладывая сегодня в ребенка силы и время, передавая свои знания и подкрепляя все это материально-технической базой, мы можем быть уверенными в своем спокойном завтра — своём и своей страны. А это уже, согласитесь, проблема государственной важности.

Как же обстоят дела на уровне Севастополя? К сожалению, на 1 сентября 2013 года в городе не открыто ни одного нового инклюзивного класса. У нас по-прежнему всего два инклюзивных класса в двух общеобразовательных школах. В городских масштабах этого, конечно, мало. Но, как говорится, «мал золотник, да дорог» (это о наших инклюзивных классах)… Все не зря, все правильно!

Другие статьи этого номера