Василий Сталин на земле и в небе Севастополя

Василий Сталин на земле и в небе Севастополя

В октябре на российском Первом канале прошел показ киноленты «Василий Сталин. Расплата», а также фильма «Сын вождя народов». Авторы с претензией на документальность попытались воссоздать образ яркой и неоднозначной личности — сына Сталина, Василия Иосифовича Сталина, судьба которого сама по себе словно уже готовый сценарий. Не беремся судить, насколько точным получился образ главного героя, ведь в кино, как и в любом виде творчества, сложно удержаться от художественного домысла, субъективности авторского взгляда на минувшие исторические события, их оценки. Мы обратились к другим источникам, рассказывающим о «качинском» периоде жизни «звездного сына», который, словно мистический Икар, высоко взлетел и упал, опалив крылья…Можно сказать, что самостоятельный полет во взрослую жизнь Василий Сталин, младший сын Иосифа Сталина, начал не где-нибудь, а в Севастополе. На железнодорожном вокзале по прибытии из Москвы его встречал начальник Качинской летной школы. Набирала силу эпоху авиации. Каждая вторая девушка в конце 30-х годов, как справедливо прозвучало в фильме, мечтала встречаться с летчиком. Самолет был высшим на то время проявлением современной техники. Небо стали называть Пятым океаном.

Сохранились свидетельства, что без пяти минут курсант Василий Сталин при первой же встрече как бы невзначай сказал летному начальству, что скоро в Севастополь, вероятно, приедет его отец… Как бы там ни было, расчет был тонкий. Юноша понимал, кем он является, и не собирался отказываться от преимуществ, которыми обладал. Поначалу Василия поселили в школе отдельно от остальных курсантов, то есть не в казарму, а в гостиницу («домик для гостей»). Питание готовили ему в столовой для командиров. Безопасность гарантировали несколько телохранителей. Курсант В. Сталин в отличие от других воспитанников авиашколы был не ограничен в свободе передвижения: он часто выезжал в Севастополь, Мухалатку.

Из Москвы юный Сталин привез мотоцикл «Харлей-Дэвидсон». Эти мотоциклы закупались тогда для нужд армии в большом количестве. Был такой же стальной «конь» и у начальника авиашколы. Вместе они путешествовали по горным серпантинам Крыма, не отказывали себе в удовольствии прокатиться на бешеной скорости. Сохранились записи, как осенью 1938 года Василий Сталин и начальник школы по фамилии Иванов гоняли на мотоциклах наперегонки, в результате чего будущий генерал авиации упал на повороте и сильно поцарапался. Об инциденте стало известно в Кремле. Последовали меры. Нарком внутренних дел СССР Л.П. Берия по личному поручению И. Сталина изучил условия прохождения учебы курсанта, после чего о привилегиях последнему пришлось позабыть. Василия переселили в казарму, поставили на котловое довольствие вместе с остальными курсантами. Соответствующую взбучку получил начальник авиашколы.

8 декабря 1938 года Л.П. Берия письменно доложил руководителю Коммунистической партии страны о том, что начальнику Качинской авиашколы тов. Иванову и начальнику НКВД Крымской АССР тов. Якушеву даны указания «…снять гласную охрану как неприемлемую и организовать агентурную охрану с тем, чтобы была гарантирована сохранность жизни и здоровья Василия». Было настойчиво рекомендовано проявлять внимание и заботу в отношении необычного курсанта не в смысле создания каких-либо особых условий, нарушающих установленный режим и внутренний распорядок авиашколы, а «оказания помощи в деле хорошего усвоения программы школы и соблюдения учебной и бытовой дисциплины».

Как пишет Сергей Дроздов в документальной повести «Звездный сын», основанной на воспоминаниях однокурсников Василия, младший сын Сталина был веселым, заводным молодым человеком, сумевшим занять свое место в коллективе. Правда, одна привилегия за ним все-таки оставалась: в полеты Василия обязывали брать парашют, в то время как другие курсанты обходились без него. Василий якобы ругался и противился (парашют занимал много места в кабине), но на этот счет был строжайший приказ: не рисковать жизнью младшего Сталина. А вот в годы войны, как вспоминали современники, на боевые задания В. Сталин летал без парашюта со словами «Хватит им Якова» (как известно, другой сын Сталина, Яков, попал в плен к немцам и погиб).

Армейская жизнь в Качинской авиашколе выявила сильные и слабые стороны характера молодого Сталина. Вот, например, какие записи есть в его первой летно-строевой характеристике: «Воинская дисциплина хорошая, но имел ряд нарушений в начале обучения: опоздания в учебно-летное отделение, выход на поле небритым, пререкания со старшиной группы». Однако Василий, как следует дальше из характеристики, «охотно признает и охотно изживает недостатки». Оценка пилотирования — отличная. Осмотрительность в полете — отличная. В полете Василий характеризуется как инициативный, решительный пилот. Летать Василий любил, но и в небе не раз нарушал дисциплину, игнорируя строгие указания с земли. Часто на эти «проделки» закрывали глаза, предпочитая не связываться…

Полковник запаса Анатолий Король учился в Качинской авиашколе с сыном Иосифа Сталина. Позже ветеран вспоминал: «Василий был хорошим парнем, правда, вспыльчивым, но отходчивым. Высокомерия я с его стороны не наблюдал, но в то же время он был сильно избалован». Король рассказывал, как после ЧП (во время учебных полетов разбились три курсанта и полковник из политотдела школы) начальник школы и комбриг Иванов собрал всех и, разбирая ошибки, сказал: «Товарищи курсанты! Говорят, что авиация опасна для жизни. Но если бы она была опасна, товарищ Сталин никогда не разрешил бы своему сыну учиться в нашей школе». В этой мысли был очень верный идеологический посыл. Надо сказать, что все сыновья Сталина были людьми военными. Этот факт в определенной степени не оставлял другим партийным лидерам стимула и предлога определять своих отпрысков в более теплые и «хлебные» места — в снабжение, дипломатию, в искусство. В той же Качинской школе, помимо Василия Сталина, в разные годы учились многие сыновья партийной номенклатуры, в том числе и «кремлевские дети».

Насколько близкими в тот период времени были отношения И. Сталина с сыном? Федор Усков, однокурсник Василия, вспоминал, что не раз был свидетелем достаточно частой их переписки. Он видел, как Василию приносили из штаба письма, видимо, от отца, которые он тут же распечатывал. Мог вслух одобрять или не одобрять обращенные к нему слова и предложения. Артем Сергеев, воспитанник Качинской школы, рассказывал следующую историю. Однажды Василий в письме попросил отца выслать ему денег — в части открылся буфет. А еще ему очень хотелось сшить новую офицерскую форму. На этом же письме И. Сталин в левом верхнем углу наложил свою резолюцию: «1. Насколько мне известно, строевой паек в частях ВВС КА вполне достаточен. 2. Особая форма для сына тов. Сталина в Красной Армии не предусмотрена». Но вряд ли такой ответ можно расценивать как отцовскую холодность. Наоборот, Сталин хотел, чтобы его сын был достаточно аскетичен, а значит — менее уязвим.

…Полученные навыки и знания выпускникам Качинской летной школы выпала участь проверить на войне. На фронте Василий Сталин, несмотря на попытки оградить его от непосредственного участия в боевых действиях, показал себя решительным и отважным командиром. Как известно, генеральское звание он получил в 26 лет. Яркими, неоднозначными, а порой откровенно трагичными событиями была насыщена его послевоенная жизнь. И есть все основания полагать, что на земле ему было труднее, чем в небе.

На снимках: генерал-лейтенант авиации В.И. Сталин; Василий Сталин (второй слева) среди товарищей.

Другие статьи этого номера