Важней всего погода в… мире

Важней всего погода в... мире

В Москве реформируют Российскую академию наук. Как бы эту затею не решили повторить в Киеве. Первые её признаки уже налицо. В средствах массовой информации пошли сообщения о том, что у нас кем-то уже положен глаз на земли Национальной академии наук Украины и отраслевых академий наук. К ним подступают под дымовой завесой: «Ученый должен заниматься наукой». Тревожно и от того, что фундаментальная наука противопоставляется прикладной: «Даешь конкретный результат исследований максимум за полгода, иначе…»
В защиту коллег возвысил свой голос нобелевский лауреат Жорес Алферов. «Вся наука является прикладной, — заявил он. — Только некоторые исследования становятся прикладными быстро, а некоторые — через столетия. И это важная вещь: вся цивилизация основана на научных достижениях».
Видимо, прославленный ученый не уверен, что в конце концов будет услышан. Он обратился к авторитету своего выдающегося французского предшественника Фредерика Жолио-Кюри. В свое время он выразил уверенность в том, что «каждая страна должна развивать свою науку, внося свою лепту в сокровищницу мировой цивилизации. Если этого не делает, она подвергается колонизации».
Повторим слова Жореса Алферова: «Вся наука является прикладной». Свое подтверждение они находят в деятельности ученых Морского гидрофизического института Национальной академии наук Украины (МГИ НАНУ). Сошлемся на весьма показательный пример. Наш собеседник — Елена ВОСКРЕСЕНСКАЯ, доктор географических наук, профессор, ведущий научный сотрудник отдела взаимодействия атмосферы и океана МГИ НАНУ.- Климат — важнейшая составляющая окружающей природной среды, — говорит Елена Николаевна. — Он существенно влияет практически на все стороны человеческой деятельности. В настоящее время, по оценкам ведущих мировых страховых компаний, экономический убыток от стихийных бедствий в восемь раз выше, чем полвека назад. На отдельных географических территориях наблюдается изменение длительности зимнего, весеннего, летнего и осеннего периодов, участились засухи и другие неблагоприятные явления. Их пагубное воздействие первыми ощутили в сельском хозяйстве. В связи с изменениями привычных климатических условий в отрасли всерьез задумались о возможной перестройке производственных циклов. Усиливается необходимость в разработке мероприятий, направленных на смягчение последствий изменения климата, и в научном обосновании адаптации, например, зернового хозяйства страны к меняющейся обстановке.

— Елена Николаевна, вы являетесь членом Международной комиссии по исследованию климата. Её деятельность — свидетельство того, что стоящая перед землянами проблема — глобального характера.

— Консолидация сил вокруг её решения идет по многим направлениям. Например, полтора десятка лет назад в дополнение к Рамочной конвенции ООН об изменении климата в японском городе Киото был принят специальный протокол. Его положения обязывают развитые страны и страны с переходной экономикой сократить или стабилизировать выбросы парниковых газов: углекислого, метана, закиси азота и некоторых других. Предлагалось вернуться по этому показателю на уровень 1990 года. Украина и Россия, где отмечен некоторый спад промышленного производства, не превысили установленные Киотским протоколом контрольные цифры. Мало того, наша страна не бесплатно уступила часть своей квоты по выбросам парниковых газов той же Японии, но с условием: её деньги должны использоваться исключительно на реализацию так называемых «зеленых проектов», то есть на защиту и оздоровление окружающей природной среды.

— Это те деньги, об использовании которых у международной общественности возникали вопросы к Украине?

— Да, обычное латание дыр. В дальнейшем же эти средства удалось все-таки вернуть и направить по целевому назначению, чем занялось созданное при Министерстве экологии и природных ресурсов Украины Агентство по контролю за выбросами парниковых газов. Им одобрена реализация нескольких проектов природоохранной направленности, в том числе внедрение энергосберегающих технологий в международном лагере «Артек», очистка шахтных вод в Луганской области и т.д. Агентством был объявлен также тендер на исследование и выработку рекомендаций по теме «Проведение пространственной оценки степени благоприятности будущих климатических условий для продуктивности основных зерновых культур и лесных насаждений». Мы подали заявку на участие в тендере…

— Вы — научные сотрудники Морского гидрофизического института. Ваша ли зона деятельности — аграрный сектор экономики?

— Стоит ли повторять известную истину: как никто другой, аграрий в плену погодных условий. Например, осенью текущего года в Минагрополитики Украины выражали радость по поводу складывающихся благоприятных условий для посевной в оптимальные сроки. Но дожди, которые вселяли оптимизм, не прекращались. Официальный Киев поделился с прессой прямо противоположной информацией: из-за затянувшейся непогоды не удастся засеять озимыми миллион гектаров. Придется весной отведенные под эти культуры площади занять яровыми и кукурузой. В то же время мы знаем, что климат Европы, а значит, и Украины, формируется под воздействием Атлантики…

— Все ясно: воды Мирового океана — обширная зона вашего научного интереса. Коль он сопряжен с сушей, то, выходит, и она — тоже?

— Безусловно. Сейчас всем уже понятно, что отдельных, живущих автономно отраслей народного хозяйства не бывает, тем более сельского хозяйства. В этом мире все взаимосвязано. Существует IРСС — Межправительственная группа экспертов по вопросам изменения климата. В её отчетах содержится указание о том, что одной из важных проблем последствий глобальных изменений климата являются возможные проявления регионального характера — такие, как снижение урожайности зерновых и сокращение площади лесных насаждений. Региональные особенности указанных процессов должны исследоваться в каждой стране. Такие исследования в развитых странах проводятся с учетом результатов численного моделирования в рамках глобальных климатических моделей. При этом интенсивность изменения урожайности зерновых и сокращение лесных насаждений оценивают по сценариям изменений гидрометеорологических и агроклиматических условий. К сожалению, в нашей стране такие систематические исследования практически не проводились.

— И Морской гидрофизический институт выиграл тендер. Что, по вашему мнению, сопутствовало успеху?

— Свыше сорока лет наш институт является головным профильным научным учреждением в исследовании роли океанов в формировании климата на планете. В прошлом её водные просторы бороздила целая флотилия наших научно-исследовательских судов. Позже были освоены новые передовые технологии для сбора научной информации — такие, например, как космические методы и автоматические устройства — дрифтеры, способные давать информацию об океанских и морских течениях. В этом деле сотрудники института накопили необходимый опыт, в их распоряжении имеется огромный массив данных. Достижения в области исследований влияния изменений климата на сельское и лесное хозяйство страны потребовали решения ряда достаточно сложных задач. Они базируются на анализе информации различных типов гидрометеорологических полей и данных по урожайности зерновых и состоянию лесов за период с конца ХIХ до начала ХХI века.

— Хорошо, если бы под рукой были данные за последние 300 лет.

— Лучше — за 800. Но где их взять? Их просто нет. Одна соискательница ученой степени кандидата наук попросила меня стать ее научным руководителем. По теме своей диссертации она ознакомила меня с некоторыми собранными материалами. Мое внимание надолго привлекли данные, которые свидетельствовали о росте урожайности зерновых начиная с 1970 года прошлого века. Но что способствовало увеличению их сборов? Гидрометеоусловия, то есть погодные условия, или внедрение передовых технологий? Если первое и второе одновременно, то в какой степени? В конце концов, возможно, мы столкнулись и с факторами межвековых колебаний в гидрометеорологической сфере (осадки, температура и прочие параметры)

— Вот тут вы и подумали: хорошо бы иметь погодно-климатическую картину лет этак за 800.

— Её нет, зато есть налаженное международное сотрудничество в области науки. Для дальнейших действий мы подобрали комплекс расчетов по моделям различных центров климатических исследований, а таких центров на планете около тридцати. Мы ознакомились со всеми их наработками по интересующему нас направлению, удалось подобрать несколько подошедших нам моделей. Мы не удивились, что среди них оказалась модель Европейского центра климатических исследований. Неплохи были и результаты, достигнутые в Канаде. Оказалось, эта страна Северной Америки похожа на Украину по температурному режиму, количеству выпавших осадков и некоторым другим показателям.

— Можно ли полагаться на данные Европы и Америки, если на территории нашей страны — не самой крупной в мире по площади — даже неспециалист выявит различные климатические зоны?

— Но модели дают результаты по всему земному шару с пространственным разрешением 100-200 км. Затем производятся пересчет данных на более мелкую сетку и регионализация. В Украине мы выделили лесную, лесостепную и степную зоны. В итоге по этим зонам получены количественные оценки последствий климатических тенденций по их влиянию на производительность основных зерновых культур и лесных ресурсов. При этом использованы разные сценарии изменения климата и подготовлены практические рекомендации для специалистов, занятых перспективным планированием развития отрасли.

— Знания и опыт ученых- «моряков» глубоки и обширны. Тем не менее…

— В качестве соисполнителей проекта мы привлекли ученых Института агроэкологии, природопользования и почвоведения Аграрной академии наук Украины. В этом институте трудятся замечательные специалисты. Результаты нашего совместного труда получили хорошую оценку на достаточно высоком уровне. Предложено их обсудить на совместном заседании Национальной академии наук и Национальной академии аграрных наук Украины для развития сотрудничества по другим направлениям исследований. Результат нашей работы — это также вклад в выполнение Украиной обязательств по Рамочной конвенции ООН об изменении климата. Ведь сделаны первые решительные шаги по созданию предпосылок для повышения способности к адаптации и уменьшения уязвимости к изменению климата населения, отраслей экономики, экосистем. Наши наработки станут также основой соответствующего раздела очередного сообщения Украины по вопросам изменения климата. Выполнением проекта руководил заместитель директора Морского гидрофизического института НАН Украины, член-корреспондент НАН Украины Александр Полонский. Вместе с ним мы были приглашены в Тернополь, где выступили с сообщениями на семинаре. На нем рассматривался вопрос разработки региональных мероприятий по адаптации к изменениям климата. На подобные мероприятия мы получили также приглашения из Донецка и Полтавы.

В течение многих лет сотрудники МГИ НАН Украины участвовали в экспедициях научно-исследовательских судов, наблюдениях за Мировым океаном из космоса, в запуске в его воды дрифтеров. И все это относили к фундаментальной науке. Но ведь накопленный в течение десятилетий массив данных потребовался в ходе реализации проекта «Проведение пространственной оценки степени благоприятности будущих климатических условий для продуктивности основных зерновых культур и лесных насаждений». А этот проект — типичный продукт прикладной науки! Выходит, прав академик Жорес Алферов, который заявил: «Вся наука является прикладной».

На снимке: профессор, ведущий научный сотрудник МГИ НАНУ Елена Воскресенская.

Фото автора.

Другие статьи этого номера