Предстоящая у «святых ликов»…

Предстоящая у "святых ликов"...

…Что сразу ощущается с первых минут диалога с этим человеком — надежно скрытая от окружающих огромная внутренняя работа. Позже, теснее пообщавшись с севастопольской художницей Эллой Карнаушенко, понимаешь: главное в характере этой хрупкой, необычайно спокойной, предельно ровной и простой по отношению к людям женщине — постоянная неудовлетворенность собой, своими земными делами, желание идти вперед и выше, неустанное стремление стать хоть на шажок ближе к Богу.

Почему так? Да потому что эта художница избрала особую многотрудную стезю в своем творчестве — иконописца. Их, надо отметить, крайне мало в ряду севастопольских живописцев…

Родилась Элла в нашем городе, выросла в центре, на улице Батумской, в семье служащих. Отец, преподаватель математики в Севастопольском высшем военно-морском инженерном училище в Голландии, первым заметил еще тогда, когда Элла только начинала «калякать-малякать» карандашиками на листочках, и четкость линий, и некую сюжетность ее детских «творений». Уже к пятому классу Элла знала твердо, что изберет путь, который неизбежно приведет ее к изобразительному искусству…

Она успешно окончила Кубанский госуниверситет, факультет художественной графики. Открывался мир многовекторных возможностей. Куда идти? Что писать? А вот второй вопрос она себе давно уже не задавала. Ей много лет лишь одна мечта указывала ту самую, ее заветную дорогу. Дорогу к храму…

Крестилась она, кстати, вскоре после окончания вуза и приняла в крещении имя Алла. А интерес к написанию икон возник у Эллы Карнаушенко с первого же сознательного проникновения в духовную сущность, в таинство изображения библейских сцен.

…В самом начале 90-х годов прошлого века в Балаклаве открылся храм 12 Апостолов. К тому времени (яблочко к яблочку катится) она познакомилась с набирающей творческую силу севастопольской художницей Татьяной Годовальниковой, которая привела подругу по творческому цеху к отцу Александру, настоятелю самой древней в регионе церкви по дате основания. Произошло это вообще-то замечательным образом. Едва обе молодые женщины ступили на порог жилища, где обитал священник, он встал, широко простер к ним руки и, улыбаясь, сказал: «Я вас давно жду».

Уже через несколько дней общения с батюшкой Элла для себя сделала очень важный вывод: «Я не буду писать натюрморты. Хочу работать на благо церкви».

Храм 12 Апостолов представлял тогда, в 91-м году, удручающее зрелище — это было сильно разрушенное строение. «Постарались» и война, и время, и стихия. Благодаря помощи паствы церковь постепенно восстанавливалась. А службу отец Александр все-таки уже вел в маленьком подсобном помещении перед фанерным иконостасом, который (впервые в своей жизни ощущая благодать в сердце от сделанной работы) расписала Элла Карнаушенко вместе с подругой, тоже молодой художницей Наташей.

Приближался святой радостный День Пасхи. И отец Александр поручил Элле написать на хоругвях для крестного хода образы Христа Спасителя и Божией Матери…

Второй день подряд молодая художница с небывалым подъемом выполняла эту работу. Как-то вышла во дворик, села на скамеечку отдохнуть. Мимо шли две пожилые женщины, вынося на носилках битые кирпичи, прочий мусор. Одна из них зыркнула на Эллу, бросила ей через плечо злые слова: «Почто волынишь, умнее всех?» А тут как нельзя кстати проходил мимо отец Александр. Он незамедлительно вступился: «Матушки, бросайте носилки, идите икону писать. Что, не по силам?»

Это было благим началом ее творческого пути. Специальных школ иконописи в Крыму тогда не было, а потому Элла Карнаушенко несколько раз ездила в Москву, кое-что переняла в столичных церквах, там, где обновлялись иконостасы. Иногда приходилось просто работать в той или иной церкви, читать и петь на клиросе, благо природой была не обделена и этим талантом.

В разгар перестройки, в 1994 году, Элла вдруг осознала, что ей, не откладывая, следует поменять алгоритм ставшей уже привычной жизни. Да, были случайные заказы в открывающихся храмах, попадались частные подработки. Но это все, говоря языком балета, — одни лишь подтанцовки.

— Вы знаете, я с горечью как-то тогда внезапно поняла, что не расту. Хотелось ощутить рядом биение пульса таланта настоящего, большого мастера иконописной живописи. И ведь такой человек был. Но только в мечтах я видела его своим учителем, — рассказывает Элла Николаевна. — Это архимандрит Зенон, известный московский живописец, признанный мастер православной иконописи.

Чуть забегая вперед, скажем, что хотя мечте Эллы Карнаушенко, так сказать, в полный рост так и не удалось предстать перед молодой художницей, все-таки она сумела (а может быть, и провидение проявило свое чудесное таинство!) каким-то образом обрести, хотя и опосредованно, уроки мастерства от самого Зенона.

Вышло это так, как будто кто-то вел ее за руку на пути к новым вершинам мастерства. В 1996 году подруга подарила Элле икону с образом Андрея Рублева, написанную художником Александром Сидельниковым, известным мастером иконописи, расписавшим 15 храмов в России и Беларуси. Обаяние гениальных рублевских образов давно мягко, но настойчиво влекло Эллу Карнаушенко к тому, чтобы хотя бы прикоснуться к надгробию великорусского иконописца, который был похоронен в Андрониковском монастыре.

По приезде в Москву она сразу же направилась на монастырское подворье, к храму Спаса нерукотворного образа, и первым, кто ей повстречался на пути, был настоятель отец Вячеслав, один из преданных учеников Зенона…

Он вскоре стал духовным наставником Эллы и благословил ее на ученичество к… своему последователю Александру Сидельникову. Так началась ее настоящая учеба…

Сейчас Элла Карнаушенко — самый известный иконописец в Севастополе, таких мастеров у нас вообще-то по пальцам можно пересчитать. На ее счету — несколько значительных храмовых росписей. В Авраамьевом женском монастыре Ростова Великого (Ярославская область) ее кисти принадлежат нижняя экспозиция и большая часть икон многометрового иконостаса.

В Севастополе на втором этаже Владимирского собора в Херсонесе она много недель посвятила росписи «Распятия с предстоящими…» Эллу давно влек сюжет крестной смерти Иисуса Христа. Этому предшествовали многие ночи, проведенные ею за чтением Библии, в частности, иконографических сцен описания страшного действа на Голгофе в Евангелии от Матфея, Марка, Луки, Иоанна Богослова…

Перед ней стояла задача так запечатлеть знаменитый библейский сюжет, чтобы люди, увидев его, ждали чудесного просветления и отдохновения, потому как она, получая второе свое образование, теолога в православном Свято-Тихоновском гуманитарном университете, четко усвоила, что в стародавние времена икона служила простому народу настенной книгой для безграмотных…

Буквально недавно, в сентябре 2013 года, Элла Карнаушенко завершила роспись сюжета «Страшного суда» на западной стене храма Петра и Павла на Центральном городском холме. Там же ею были выполнены мозаики святых апостолов Петра и Павла. Это оказался своего рода эксперимент, т.к. исходным материалом служила морская галька.

Сегодня она — член Союза художников России и Международной федерации художников, активно участвует в благотворительном проекте «Искусство и милосердие» на базе Севастопольской арт-галереи, выставляя свои отдельные работы в экспозиции «Святые лики». А вообще она — автор уже 250 иконописных композиций на библейские темы. Большинство из них посвящены жизни, подвигу земному, мученической смерти и чудесному воскрешению, а затем вознесению на небо Христа Спасителя…

…Ее большая, многотрудная работа (в это Элла Карнаушенко свято верит) еще впереди. Она чувствует в себе негасимый внутренний творческий потенциал, ее ждут еще неодушевленные незаурядным талантом иконописца купольные своды, стены и иконостасы знаковых соборных комплексов.

Сюжеты Библии неисчерпаемы, тяга к Богу в обществе растет и растет, а потому наша героиня, ощущая себя все более и более востребованной, уже с каким-то ностальгически-трепетным чувством порой вспоминает свои первые «фанерные» росписи в Балаклаве, и ее так и тянет изредка сесть в автобус N 9 и вернуться к тому порогу, с которого она протянула руки к Богу…

На снимках: севастопольский иконописец Элла Карнаушенко; работы живописца.

Другие статьи этого номера