Под Севастополем космонавтов учили отбиваться от акул и не тонуть

Под Севастополем космонавтов учили отбиваться от акул и не тонуть

В этом году МКС исполнилось 15 лет. Как же тренировали смельчаков, собирающихся на орбиту?»Здоровье — хоть в космос лети!» — всем известная фраза. Однако для человека, который решил бороздить просторы Вселенной, далеко не решающая. Все знают о ежедневных изнуряющих тренировках в Звездном городке под Москвой, однако будущих космонавтов еще отправляли и на курсы выживания, где отрабатывают действия на орбите на случай ЧП.

На спасательном буксире ЧФ РФ «СБ-36» в Севастополе учили, что делать, если капсула приземлилась не на сушу, а в океан. Как все проходило, мы узнали, побывав на судне.

ДОМ НА ВЫСОТЕ 300 КИЛОМЕТРОВ

Небольшая воинская часть обеспечения в Севастопольской бухте. Рядом 13-й судоремонтный завод ЧФ РФ, где недавно к жизни вернули единственную украинскую субмарину «Запорожье». На КПП военизированная охрана, а проезд заблокирован «ежами» и бетонными блоками.

— На этом судне мы космонавтов тренировали, — начинает экскурсию по буксиру начальник радиостанции Владимир Ковган. — На корме стояла настоящая, побывавшая в полетах космическая капсула, рядом монтировался большой плавательный бассейн, а сверху все накрывалось тентами — летом на палубе жарко.

1990-е годы были провальными не только для экономики стран бывшего советского лагеря, свой век доживала и космическая станция «Мир», которую в 2001 году затопили в Тихом океане. На орбите ученым нужен был новый дом, и 20 ноября 1998 года в 300 километрах над Землей начали строить МКС (Международная космическая станция). Параллельно готовили новые экипажи для работы на ней.

— Тогда же восстановили программу по морским тренировкам космонавтов, — вспоминает Владимир Васильевич. — До развала Союза их проводили на Черном море в районе Феодосии на огромных военных судах. Здесь и вода летом теплая, и ехать недалеко. Одними из первых на борт «СБ-36» поднялись российские космонавты Сергей Волков и Юрий Лончаков. А вообще здесь прошли обучение несколько десятков звездоплавателей.

В КАПСУЛЕ ТЕМПЕРАТУРА ТЕЛА ВЫШЕ СОРОКА ГРАДУСОВ

Представьте, вы на орбитальной станции, заняты работой. Вдруг на борту пожар, разгерметизация. Одним словом, станции — каюк, а инструкция предписывает быстро эвакуироваться на Землю. Втиснувшись втроем в крохотную капсулу, отстыковываетесь, падаете на Землю, корабль окутывают разогретые до состояния плазмы газы. Потом открываются парашюты, и вы плюхаетесь в океан, которым покрыто 80% планеты. Из-за контакта с холодной водой капсула лопается. Вы должны поскорее ее покинуть или пойдете с ней на дно.

— Каждый экипаж проходил у нас морскую тренировку в течение шести дней, — рассказывает наш собеседник. — В первый день стоим у причала. Космонавты отрабатывают экстренную посадку в капсулу на борту судна. Находясь в ней, они должны переодеться в специальные непромокаемые костюмы оранжевого цвета. Из-за тесноты космонавту приходится ложиться на колени товарищей, а те его переодевают. В тесноте и жаре температура тела поднимается выше сорока градусов, пульс выше 160 ударов в минуту.

ПИТАНИЕ — ПО СПЕЦМЕНЮ

После тренировок с капсулой космонавты переходят в бассейн с соленой водой. Когда они передвигаются по палубе, сзади за специальную страховку на костюме их придерживает человек. Ведь если член экипажа упадет и получит травму, вся его подготовка пойдет насмарку, и на орбиту он не попадет. Техника безопасности превыше всего!

— По инструкции после приводнения экипаж должен покинуть капсулу — она на волнах неустойчива, — со знанием дела рассказывает Владимир Ковган. — При этом важно, чтобы космонавты не потерялись. Они должны сцепиться между собой и надуть специальные поплавки на костюмах, которые удержат их на поверхности.

Пожалуй, самое приятное после тренировки — прохладный душ с пресной водой. Кстати, обедают космонавты также на буксире по специальному меню. Вечером их доставляют на берег, в гостиницу, и даже устраивают экскурсии по Севастополю. На следующее утро тренировки возобновляются. Буксир с космонавтами отплывает на километр от берега, капсулу с экипажем выбрасывают за борт, а следом ныряют страхующие водолазы.

— На волнах модуль сильно качается, и когда космонавт его покидает, важно не перевернуть капсулу и не утопить товарищей, — говорит Владимир Васильевич. — Кроме того, экипаж выбрасывает из корабля сумку с аварийным запасом. В нем еда, средства связи, медикаменты и специальное трехствольное ружье. Им можно и акул отпугнуть, и выстрелить сигнальной ракетой в воздух.

Кстати, по правилам, находясь в воде, распечатывать пищу и есть необходимо, не снимая перчаток. Но это крайне неудобно.

— В отличие от американцев, россияне иногда хитрили и все же их снимали, — смеется начальник радиостанции. — Нас особо не охраняли — только на судне были два человека из спецслужб. Как-то во время одной из тренировок у берегов Севастополя к нам пытался подплыть катер с любопытными туристами. Пришлось этим ребятам их прогнать.

С 2009 года, когда Центр подготовки космонавтов был выведен из состава Вооруженных Сил РФ, тренировки на «СБ-36» прекратились. Сейчас всех, кто должен лететь на орбиту, готовят на базе МЧС России.

На заметку

Основные требования к претендентам на подготовку

Действующий летчик военной авиации с налетом больше 350 часов и сделавший не менее 160 парашютных прыжков; безупречная репутация, отсутствие судимостей, негативных записей в личном деле, уравновешенность; возраст от 27 до 30 лет, рост до 175 см, вес до 75 кг.

В тему

20 миллионов долларов для артиста Стеклова так и не собрали

Когда станцию «Мир» готовили к списанию, в России решили снять о ней документальный фильм. Задумали послать на орбиту человека, который был бы одновременно ведущим и оператором. Выбрали известного по роли Бертуччо в фильме «Узник замка Иф» народного артиста России Владимира Стеклова.

— Сначала он проходил подготовку в Звездном городке, а летом 1999 года приехал к нам на буксир тренироваться, — вспоминает Владимир Ковган. — Потом еще неделю просто наблюдал, как тренируются другие. В отличие от профессиональных космонавтов, он был очень общительным. К сожалению, двадцать миллионов долларов для шестидневного полета на орбиту так и не собрали, и артист никуда не полетел. Кстати, сейчас такая экскурсия к звездам, с учетом инфляции, стоит более тридцати миллионов.

По материалам газеты «КП»-Крым» за 11.12.2013 года.

На снимках: На спасательном буксире ЧФ РФ «СБ-36» в Севастополе учили, что делать, если капсула приземлилась не на сушу, а в океан; Владимир Ковган заведует на судне радиостанцией; космонавты эвакуируются в море.

Другие статьи этого номера