Всё начиналось со старого фортепиано…

Всё начиналось со старого фортепиано...

Говорят, что на сегодняшний день все меньше и меньше людей выказывает интерес к музыкальному искусству по ряду причин: кто-то считает, что он лишен таланта; кого-то родители в свое время не отдали обучаться игре на инструменте; кто-то от природы слишком скромен и стесняется музицировать перед другими или петь вслух; кто-то ленив или безынициативен; некоторым достаточно получать удовольствие от прослушивания любимых композиций…Тем не менее в Севастополе 8 детских музыкальных школ, великое множество вокальных и музыкальных кружков и студий. Многие ребята, получив свидетельство об их окончании, поступают в музыкальные училища, институты культуры, продолжают обучение в музыкальных академиях и консерваториях, в том числе и за рубежом, или же создают музыкальные группы и коллективы, выступают на концертных площадках города и за его пределами, в клубах, на фестивалях. Есть также среди них и те, кто, получив профильное музыкальное образование, возвращается в Севастополь, чтобы посвятить себя работе учителем музыки. Их не пугают невысокий уровень заработной платы, трудности общения с различными категориями детей и родителей, ответственность.

Что же такого в профессии учителя музыки? Что мотивирует молодых парней и девушек посвящать себя этому непростому делу? В этом мы попробовали разобраться, пообщавшись с педагогом-теоретиком, руководителем кружка «Введение в мир музыки» и кружка народных инструментов народного оркестра «Садко» Севастопольского Дворца детского и юношеского творчества Еленой Владимировной Федоровой.

— Елена, расскажите, пожалуйста, как вы оказались в музыкальной среде?

— Все началось со старого фортепиано, стоявшего дома у моей крестной. Игрой это назвать, разумеется, было нельзя — детское баловство. Но «баловаться» на инструменте мне очень понравилось. Не разонравилось и после того, как крышка фортепиано упала мне на пальцы. После этого я попросила маму отвести меня в музыкальную школу. И там мне очень понравилось! Но полностью я, как говорится, погрузилась в музыкальный мир, когда попала в оркестровую студию «Садко» во Дворце детского и юношеского творчества. О, «Садко» и Дворец — это целый мир! Я играла на гуслях. При оркестре была еще рок-группа, где можно было играть на синтезаторе. Концерты были один за другим. Мы часто ездили на гастроли. Тогда я мало задумывалась о том, сколько труда в меня вложили мои педагоги. Я просто упивалась тем, что делала. По окончании оркестровой студии и музыкальной школы я уже знала, чего хочу. И как только получила аттестат об окончании школы, поехала в Симферополь и поступила в музыкальное училище им. П.И. Чайковского.

— Итак, вы совсем недавно окончили музыкальное училище. Перед вами был широкий спектр перспектив. Почему вы выбрали именно стезю учителя музыки?

— Наверное, я просто хотела вернуться во Дворец. А может, потому, что хотела, чтобы другим ребятам, младшим, было так же здорово, как и мне. Знаете, несмотря на то, что все меньше и меньше наши дети обращаются к прекрасному миру музыки и все больше уходят в мир компьютера, мне все-таки хочется, чтобы они иногда отвлекались от обыденной жизни и попадали в прекрасный мир музыки. А я хочу и буду им в этом помогать!

— Что означает название кружка «Введение в мир музыки»?

— То и означает (улыбается). Прежде чем мы с вами научились читать, писать и считать, мы изучали буквы и цифры. Прежде чем ребенок возьмет в руки музыкальный инструмент, ему необходимо выучить нотки, их расположение на нотном стане, научиться распознавать их из обилия звуков по высоте тона. Малыш должен научиться распознавать ритмические рисунки. Более того, я считаю, что прежде чем ребенок сядет за инструмент, он должен полюбить музыку, увлечься ею — называйте, как хотите. И инструмент, я думаю, ребенок должен выбирать сам. На занятиях кружка мы знакомимся с музыкальной историей и теорией в картинках, при помощи мультфильмов и сказок, изучаем шумовые и перкуссионные инструменты, развиваем слух, ритмику, интонирование…

— С какого возраста вы начинаете обучение в этом кружке?

— С пяти-семи лет. И так — один год. Это своего рода подготовительная группа.

— Какими еще кружками вы руководите?

— «Теория музыки», «Музыкальная литература», «Сольфеджио» — для ребят среднего и старшего возраста оркестровой студии «Садко». У других педагогов они занимаются на своих профильных инструментах, это называется «специальность», а ко мне ходят на теоретические дисциплины. У меня тоже есть свой профильный инструмент — гусли и ученики, которые занимаются на них. А еще все вместе: педагоги и ребята — мы играем в оркестре!

— Вы работаете как с подростками, так и с совсем маленькими детьми. С кем общаться легче?

— Не могу сказать, с кем мне легче, а с кем сложнее. Каждый возраст имеет свои особенности. Поэтому у нас проходят в основном индивидуальные занятия. К каждому я стараюсь найти свой подход. И научить можно кого угодно. Уже давно доказано, что у любого человека есть способности к обучению музыке. Главное — верить и стремиться!

— Я так понимаю, что для вас музыкальное искусство — не просто профессия или увлечение…

— Может, прозвучит громко, но музыка — это жизнь. Образ жизни. Благодаря ей я та, кем являюсь.

— Считаете ли вы необходимым обучать детей музыке в наше время?

— Хотя бы для того, чтобы они не разучились чувствовать и общаться. Вам не кажется, что сейчас они «механизированные», что ли… Музыка делает их мягче и сдержаннее. Развивает творческое мышление и воображение. Опять же, дополнительные знания по истории и культуре не бывают лишними.

— Что самое лучшее в вашей работе?

— Результат. Пусть даже незначительный. Это здорово, когда твой ученик может правильно «прохлопать» ритмический рисунок или написать музыкальный диктант. А еще невероятное чувство, когда они (ученики. — Авт.) сидят на сцене в составе оркестра, красивые, и получают удовольствие от того, что делают.

— Что бы вы могли пожелать вашим юным коллегам, которые только начинают свой педагогический путь?

— Если вы получаете удовольствие от того, что делаете, если видите результат и это приносит вам радость, значит, вы все делаете правильно, что бы кто вам ни говорил. И пока у нас остаются музыка, любовь к ней и желание заниматься и к нам приходят дети, это значит, что мир наш еще не деградировал окончательно.

Другие статьи этого номера