Семь футов под килем, или Житейское море

Семь футов под килем, или Житейское море

Леонид Збрызкий — в прошлом капитан дальнего плавания, в настоящее время — член наблюдательного совета публичного акционерного общества «Югрефтрансфлот». В нашем городе и за его пределами Леонид Федорович — человек достаточно известный. На нынешний год пришлись три юбилея в его жизни.1.

Второго января маме героя нашего рассказа, Анастасии Ивановне, исполнилось 90 лет. Большая часть ее жизни прошла в Матусово Шполянского района на Черкасщине.

Леонид Збрызкий, сколько себя помнит, видел мать постоянно в работе. Она неустанно трудилась на сахарном заводе и в хлебопекарне. Но семья вечно испытывала нужду. Леню, совсем еще маленького мальчика, Анастасия Ивановна посылала за хлебом. Для этого требовалось подняться не позже четырех часов утра, чтобы занять очередь у ларька.

В то время хлеб отпускали не поштучно, как сейчас, а на вес. К дышащему пьянящим ароматом «кирпичику» полагались довески. Их Лене разрешалось проглотить по дороге домой. А больше — ни-ни. Если же соблазн брал верх, мать шутила: не завелись ли в ларьке грызуны?

— Мама, дай мне, пожалуйста, денег на мороженое, — попросил однажды Леонид.

Мать обняла сына. На его голову упали тяжелые и горькие слезы:

— Сыночек, нет у нас денег на мороженое. Может, когда-нибудь.

В 70 лет Анастасию Ивановну сын перевез в Севастополь, в отдельную квартиру. Так она пожелала, чтобы не докучать, как говорит, молодым. Каждый день Леонида Федоровича начинается с «рапорта» мамы по телефону: «У меня все нормально. Не беспокойся. А как ты? Как Лариса? (Лариса Яковлевна — жена Леонида Федоровича. — Авт.). Как дети? Как внуки? Всем им передай мой поклон».

2.

Леонид Збрызкий мечтал поступить в мореходное училище. Что побудило сделать этот выбор молодого человека, который моря в глаза не видел? Скорее всего это было влияние дяди — Тимофея Печеного. Действительную военную службу он проходил в прибалтийском Лиепае на военном корабле. Домой на побывку моряк приезжал в брюках клеш, в бескозырке на голове. Золотом горели якоря на лентах и ремне. Шик!

В Одессе, куда Леонид Збрызкий приехал поступать в мореходное училище, он впервые с высоты обрывистого берега окинул взглядом, как показалось, безбрежный простор моря. «Это мое», — сказал тогда себе юноша.

Первый год учебы он со своими товарищами провел в основном в учебных аудиториях. Разве что в апреле 1962 года прошла проверка на стойкость в ходе кратковременной практики на паруснике «Альфа». Перво-наперво пришедшую на корабль молодежь поразил вид членов его команды. Многие матросы щеголяли в алых банданах на голове при шелковых поясах того же цвета. Оказалось, ребята не торопились расстаться с деталями киношного одеяния как памятью об участии в съемках романтического кинофильма по феерии Александра Грина «Алые паруса».

В День международной солидарности трудящихся — Первого мая — парусник ошвартовался у пристани праздничной Ялты. В День Победы, 9 Мая, «Альфа» стала на якорь на рейде Южной бухты Севастополя.

— Город буквально потряс нас, курсантов мореходного училища, своим величием, строгой, без крикливых деталей красотой, — говорит сегодня Леонид Федорович.

Плавание на «Альфе» оказалось отнюдь не увеселительной прогулкой. Ведь приходилось на приличной высоте ставить и убирать паруса, налегать на весла ялика. Большинство ребят, в их числе и Леонид Збрызкий, гордились первыми мозолями на ладонях. В то же время несколько курсантов, дрогнув, оставили училище. Некоторый их отток наблюдался и после второй производственной практики.

Она длилась восемь месяцев и проходила на кораблях китобойной флотилии «Советская Украина». Промысловики обогнули Антарктиду. Выручал юмор. Уже при прохождении китобойцев через Босфор «морские волки» разыгрывали новичков классическим образом. Кого-то из них посылали на расположенную на мачте марсовую площадку. Говорили: требуется, дескать, руками приподнимать переброшенные через пролив электропровода.

Программа обучения на третьем курсе включала и преддипломную практику, и полуторамесячную стажировку на крейсере Черноморского флота «Куйбышев». С него Леонид Збрызкий засмотрелся на стремительно вошедший в бухту под разгрузку транспортный рефрижератор «Ветер». «Как здорово было бы поработать на корабле такого типа», — подумал парень.

По заказу СССР западные немцы построили пяток транспортных рефрижераторов такого проекта: «Ветер», «Шквал», «Ураган», «Тайфун»… В шутку моряки называли их «флотилия хреновой погоды». Мысль материальна. Не прошло и полгода после успешного окончания мореходки, как Леонида Збрызкого направили четвертым помощником капитана, правда, не на «Ветер», а на его близнец — «Шквал».

— На нем я вырос до старшего помощника капитана, — сказал Леонид Федорович.

Молодой специалист работал и учился: в Одесском экономическом институте, в Новороссийской морской академии. Глубокие, академические, взаимодополняющие знания — большое дело. Но далеко не каждый их обладатель становится капитаном дальнего плавания. В биографии Леонида Федоровича отмечен вообще уникальный факт: в свой первый самостоятельный рейс он повел корабль, не будучи членом КПСС. Но вот стать капитаном дальнего плавания без поручительства «морских волков», старших коллег, не смог никто. Выходит, благословение «аксакалов» и в советском прошлом ставилось выше и образовательного ценза, и партийности, и чего-то еще. Доверие «дедов в фуражках с крабами» — святое. Его надлежало оправдывать.

На видном месте в домашнем кабинете Леонид Збрызкий хранит бинокль и секстант — немых свидетелей и помощников в скитаниях по морям и океанам. Приборы, ставшие реликвиями, напоминают о кульминационных моментах плаваний.

Однажды Леонид Федорович и его команда заканчивали работу у Канарских островов. Не успели поставить в делах точку, как по радиосвязи поступила команда срочно идти к острову Кергелен, где терпело бедствие керченское судно. Ближе к полуночи его взяли на буксир, но решили с выходом в море повременить до утра. И тут на Кергелен обрушился тайфун гигантской силы. Буксирная линия натянулась, как струна. Корабль то взлетал ввысь, то проваливался в водяную бездну. Из клюзов снопами летели искры. Выдержат ли два якоря? Леонид Збрызкий принимает решение поднять их, чтобы не стоять, а описывать круги по бухте и так спастись. Водная стихия неистовствовала. Она не могла угомониться в течение двух суток. И все это время суда не стояли на месте. Поединок со стихией наблюдал губернатор принадлежащего Франции острова. Он признался: такого проявления мужества и мастерства на воде он не видел никогда. Губернатор даже вручил нашему капитану памятную медаль.

Мировой океан постоянно испытывал Леонида Федоровича и его товарищей на прочность. Однажды обездвиженный корабль Леонида Збрызкого тащили в Севастополь, между прочим, через Панамский канал. В ином случае корабль под командой героя нашего рассказа буксировал судно из Южного полушария домой. Какими-то невероятными усилиями удалось предотвратить затор в Суэцком канале и тем самым отвести угрозу санкций к нашей стране за задержку иностранных судов. Выручал профессионализм. Как-никак Леониду Федоровичу приходилось водить и буксиры-спасатели.

В течение последнего десятилетия Леонид Збрызкий работает членом возглавляемого отличным организатором Виктором Алексеевым наблюдательного совета ПАО. Имеется ли предмет наблюдений? Где Черноморское пароходство, Азовское и прочие? А «Югрефтрансфлот» работает. Пару лет назад за счет банковского кредита заказали в Китае постройку двух мощных сухогрузов. Их назвали «Амурский залив» и «Таганрогский залив» — по именам списанных судов, на которых когда-то свои последние рейсы в качестве капитанов совершили нынешний президент ПАО «Югрефтрансфлот» Владимир Андреев и Леонид Збрызкий.

Сегодня Леонид Федорович отмечает свое 70-летие. При этом он подчеркивает знаковую дату — 23 февраля. Это вторая круглая дата в этом году, которая, конечно же, соберет за столом друзей и близких.

3.

Третий же юбилей не простой, а золотой. В далеком 1958 году в седьмой класс одной из шполянских средних школ, где учился Леонид Збрызкий, пришла новенькая, Лариса. С высоты нынешнего возраста Леонид Федорович говорит о пронизавшем их первом глубоком чувстве. После годичного обучения парня в мореходном училище в Одессу приехала Лариса. Она стала студенткой одного из институтов Южной Пальмиры. В ноябре 1964-го, то есть полвека назад, курсант мореходки Леонид и студентка Лариса сыграли свадьбу.

В положенный срок молодые стали счастливыми родителями дочери Светланы. Встав крепко на ноги, пара стала мечтать о сыне. С другом-гомеопатом Леонид Федорович сел за расчеты. И пришли в этот мир близняшки… дочери Ирина и Татьяна. Где-то гомеопат допустил промах. Но навсегда он остался другом. Дочери, а теперь еще пять внучек и внуков радуют Леонида Федоровича.

* * *

У Леонида Збрызкого были замечательные учителя: Евгений Алексеевич Алисов, Николай Васильевич Левченко, Александр Иванович Макеев. Приличному количеству севастопольцев многое могут сказать имена этих уже ушедших от нас людей. Но навсегда Леонид Федорович запомнил их жизненные уроки. Они, в частности, учили: мир держится только на добрых людях. Добро — это те семь футов под килем, которые способствуют счастливому плаванию людей по житейскому морю.

На снимке: Л.Ф. Збрызкий.

Другие статьи этого номера