Сценарист Рустам ИБРАГИМБЕКОВ: «Роль Сухова должен был играть Георгий Юматов,

Сценарист Рустам ИБРАГИМБЕКОВ: "Роль Сухова должен был играть Георгий Юматов,

НО НАКАНУНЕ СЪЕМОК ОН С КЕМ-ТО ПОДРАЛСЯ И БЫЛ В ТАКОМ НЕПРИГЛЯДНОМ ВИДЕ, ЧТО СНИМАТЬСЯ УЖЕ НЕ МОГ. И ТОГДА ПРИГЛАСИЛИ ТОЛЮ».
Анатолий Кузнецов снимался до последних дней жизни. Несмотря на преклонный возраст (31 декабря ему исполнилось 83 года), работать в кино не прекращал. Его последняя картина «Палач» выйдет на экраны уже после смерти актера. В прошлом году Кузнецов перенес инфаркт, затем у Анатолия Борисовича начались проблемы с желудком. Он ушел из жизни дома, в Москве, родом с ним до последних дней находились дочь Ирина и супруга Александра, с которой они прожили около 60(!) лет.
Роль, которая принесла Анатолию Кузнецову огромную славу и любовь зрителей, — товарищ Сухов в картине «Белое солнце пустыни». Хотя Кузнецов сыграл около ста киноролей, именно эта запомнилась навсегда, войдя в золотой фонд советского кинематографа. Анатолий Борисович и сам ее обожал. Говорил, что по характеру красноармеец Федор Сухов — его точная копия. Сейчас уже сложно себе представить, что этого героя мог сыграть кто-то другой, а ведь изначально все к тому шло…«МОТЫЛЬ ВЗЯЛСЯ ЗА «БЕЛОЕ СОЛНЦЕ ПУСТЫНИ» С БОЛЬШОЙ НЕОХОТОЙ. ЕГО, КАК Я МНОГИХ, НЕ УСТРАИВАЛ СЦЕНАРИЙ»

— К сожалению, картина «Белое солнце пустыни» стала единственным нашим с Анатолием Кузнецовым совместным художественным фильмом, — вспоминает известный сценарист Рустам Ибрагимбеков. — Хотя я знал Толю задолго до начала работы над этим кино. Еще с того времени, когда я вовсе не был вхож в кинематографическую семью.

Помню, как с друзьями смотрел замечательную, трогательную картину «Друг мой Колька!», а потом несколько раз ходил на фильм «Дайте жалобную книгу». Всегда удивлялся, как может актер так поразительно соответствовать характерам персонажей, которых играет. Надо признать, что во многом успех картины «Белое солнце пустыни» связан с личностью Кузнецова. Хотя, как и рождение человека, появление на свет любого фильма сопряжено с огромным количеством случайностей.

— Вы о том, что изначально роль Сухова должен был играть совершенно другой актер?

— И об этом тоже. Вообще было огромное количество чудесных совпадений, в результате которых и появился этот фильм. Предполагалось, что картину будет снимать Андрон Кончаловский. Я и замечательный сценарист Валентин Ежов за короткое время написали сценарий ленты, которая называлась «Пустыня». В последний момент, прочитав сценарий, Кончаловский от работы отказался. Рассказ был о красноармейце, возвращавшемся с Гражданской войны. По дороге он спасает гарем сбежавшего от советской власти бая. И продвигается дальше, верный идеям революции. Роль Верещагина, которого сыграл Павел Луспекаев, была прописана пунктирно, а знаменитых писем любви Сухова супруге Екатерине Матвеевне и вовсе не было. Фильм отдали в экспериментальное творческое объединение, которое возглавлял Григорий Чухрай. Он-то и пригласил в режиссеры Владимира Мотыля.

— К тому времени опального.

— Да, да. Мотыль до этого снял картину «Женя, Женечка и «катюша», очень не понравившуюся советским чиновникам, из-за чего и был отлучен от съемок. В общем, Чухрай взял Мотыля на свой страх и риск. Мотыль взялся за «Белое солнце…» с большой неохотой. Никого не устраивал наш сценарий, написанный довольно сложно. Это была не комедия, не драма и не революционная картина. Хотя теперь я думаю, что долголетие фильма связано именно с этим. Революция — лишь фон, на котором разворачиваются драматические события в жизни главного героя. Мне кажется, мало кто из актеров того времени смог бы так блестяще справиться с ролью Сухова, как это сделал Анатолий Кузнецов.

— Говорят, Георгий Юматов, который должен был стать Суховым, даже выезжал на первые съемочные дни.

— Тогда произошла очень неприятная история. Это было в Питере, съемочная группа собиралась в экспедицию. Накануне Юматова поселили в гостинице, а когда утром за ним заехал ассистент, то обнаружил актера в очень неприглядном виде. Известный своим вспыльчивым характером Юматов с кем-то повздорил, случилась драка. В общем, сниматься он уже не мог. Надо сказать, что фамилия Кузнецова обсуждалась в сценарных и режиссерских группах. Но худсовет студии Чухрая решил все же утвердить на главную роль Георгия Юматова, поскольку в то время он был более известным. Вот вам и ирония судьбы. Когда стало понятно, что Георгий не может начать съемки, позвонили в Москву Анатолию. Вернее, ему послали телеграмму, чтобы немедленно выезжал в Питер.

На следующий день Кузнецов уже приступил к работе. Обошлось без выяснений и обвинений. И в этом был весь Анатолий Борисович. Он был интеллигентным, мягким, тихим человеком. Не помню, чтобы когда-нибудь повышал голос. Кстати, Толя обладал очень приятным голосом. По вечерам после съемок любил посидеть в компании, взяв в руки гитару и напевая что-то из репертуара Булата Окуджавы.

— Анатолий Борисович никогда не скрывал того, что считает роль Сухова самой лучшей в своей карьере.

— Знаете, почему так случилось? Потому что в ней полное совпадение с внутренними качествами самого Кузнецова. До мельчайших деталей. У Анатолия Борисовича, как и у Сухова, было замечательное чувство юмора. Такое ненавязчивое, неоскорбительное. Актер мог произнести какую-то реплику, от которой вся съемочная группа просто заходилась хохотом, а потом передавала ее из уст в уста. Его яркие замечания в основном касались бытовых сложностей, с которыми столкнулась группа во время съемок. В то время в Туркмении стояла страшная жара, под 40 градусов. Я не ездил на съемки, но постоянно держал связь с режиссером и актерами.

Приехав в Москву, Толя ярко и в деталях описывал все, что с ними происходило. Больших денег на картину государство не выделило, поэтому приходилось на всем экономить. Актеры жили в очень скромных условиях в маленькой гостинице. Затем их переселили на территорию воинской части, где удобств не было практически никаких. После этой экспедиции он стал большим поклонником зеленого чая. Любовь эту пронес через всю жизнь.

— Рассказывают, что во время съемок Анатолий Борисович едва не утонул в Каспийском море.

— Это была сцена, где Сухов перестреливается с Абдуллой, которого играл Кахи Кавсадзе. Обоим нужно было держаться на воде, сжимая при этом оружие. И Толя, и Кахи плавали хорошо, но Кузнецов рассказал, что в какой-то момент схватился за бревно и рука его соскользнула. Актер ушел под воду. Правда, съемочная группа не успела даже испугаться, он быстро выплыл, хотя признавался, что за несколько секунд пережил сильный стресс.

Вообще всем актерам эти съемки дались непросто. Впрочем, и с самой картиной даже после окончания работы было много проблем. Фильм не понравился тогдашнему директору «Мосфильма», и он отказался пускать его в большое плавание. И тут опять вмешался случай. Леонид Брежнев любил на своей даче просматривать новые фильмы. Особенно ему нравились боевики. И когда нужно было отправлять очередную картину, дежурный по фильмохранилищу выбрал «Белое солнце пустыни» на свой страх и риск. И произошло удивительное: картина понравилась Брежневу. Уже через пару месяцев в Москве состоялась ее большая премьера. Тогда же красноармеец Федор Сухов стал всенародно любимым героем, а фразы «Восток — дело тонкое», «За державу обидно» — крылатыми. Знаете, о чем я сейчас, с уходом Толи, жалею больше всего? Что он слишком мало снимался.

В ФИЛЬМЕ «БЕРЕГИСЬ АВТОМОБИЛЯ» ТОЛЕ ПРЕДЛОЖИЛИ РОЛЬ СЛЕДОВАТЕЛЯ, НО ОН ХОТЕЛ ИГРАТЬ ДЕТОЧКИНА»

— Вы ведь написали сценарий продолжения «Белого солнца пустыни».

— Да, он был написан еще при жизни Спартака Мишулина, сыгравшего Саида. Я рассчитывал, что все главные герои перекочуют в новую картину. Но шло время, денег на фильм не давали. Сначала умер Спартак, теперь вот Толя. В живых остался лишь Абдулла — Кахи Кавсадзе. Толя очень хотел сниматься. Говорил, что эта роль для него словно глоток свежего воздуха. Он ждал, что мы найдем деньги. Сам стучался в двери чиновников, но, увы, никто не пошел нам навстречу. Конечно, сейчас в первую очередь всех интересуют деньги. Но Толя говорил: «Разве можно за них купить любовь зрителя?»

— Из более чем ста киноролей лишь одна у Анатолия Кузнецова была отрицательной — в картине «Утренние поезда».

— Ему самому это очень не нравилось. Помню, как Толя рассказывал, что ему предложили сниматься в картине Эльдара Рязанова «Берегись автомобиля». Режиссер приготовил ему роль следователя, которого потом сыграл Олег Ефремов. А Толя говорил, что ему хотелось бы воплотить образ Деточкина. Кстати, он отказывался от многих положительных ролей. Говорил: «Это мне уже неинтересно».

— Известность принесла Анатолию Борисовичу обеспеченную старость?

— Толя всегда говорил, что в советское время очень много снимался, но получал за это копейки. Теперь, мол, иначе: платили хорошо, но предложения о работе поступали редко. Он всегда был достаточно скромным человеком. Рассказывал, что мальчиком жил с родителями в крохотной 12-метровой комнате. Первая кровать в их семье появилась благодаря одной из киноработ Толи. Тогда Кузнецов подарил родителям спальный гарнитур. До этого в комнате имелся лишь большой матрас, лежавший на кирпичах. У Толи была машина, но за рулем часто сидела его супруга Александра Анатольевна. Она была дочерью советского полярного летчика Героя Советского Союза Анатолия Ляпидевского. Кузнецов и Александра прожили вместе около 60 лет. Признаюсь, более счастливой пары я, наверное, не встречал.

По материалам газеты «Факты» N 44 (4022) за 13 марта 2014 года.

Другие статьи этого номера