Александр Хибин с «водолазной» выслугой в 74 года

Александр Хибин с "водолазной" выслугой в 74 года

ХОТЕЛ В ИСТРЕБИТЕЛИ. ПОСЛАЛИ В ВОДОЛАЗЫ

Александр Михайлович Хибин родился 19 января 1938 года в семье сапожника и домохозяйки в Воронеже. В 1955 году там же окончил школу. И сразу после десятилетки был призван на флот ровно на 5 лет. Александр был рад. Служба на флоте для воронежских ребят тогда была предметом особой гордости. Моряков в Воронеже любили. Их воспринимали как сверхгероев в тельняшках, защищавших Родину в годы Великой Отечественной войны. Прошел медкомиссию и был признан годным для водолазной службы. В 1956 году с отличием окончил Школу водолазов в Балаклаве. В группе из 50 отличников получил распределение на Каспийскую Краснознаменную флотилию служить водолазом. Довелось побывать в командировках по всему Азербайджану. Бывал на электростанциях, на различных заводах. Работы выполнял с отличным качеством, и командование планировало отправить Александра на учебу в высшее учебное заведение.

Хибин давно хотел стать офицером. Еще в 1951 году посылал документы, чтобы стать летчиком-истребителем. В 1955 году пытался в Харьковское танковое высшее военное училище поступить. Но тогда получал отказ как сын человека, побывавшего в немецком плену.

И вот вызывает к себе командир аварийно-спасательной партии. Хибин ему объяснил причину отказа вновь испытывать судьбу. Командир выслушал, отпустил. Но через неделю вновь вызвал и зачитал письмо из КГБ. «Комитет не располагает данными, порочащими честь отца Хибина Александра Михайловича». Путь для учебы был открыт. В Севастополь с Каспия на учебу направили трех водолазов. Александр окончил с отличием в 1960 году офицерские курсы водолазных специалистов и получил воинское звание младший лейтенант с квалификацией «водолазный специалист».

В ПОРУ СОКРАЩЕНИЯ

На ту беду в 1960 году Хрущев затеял сокращение личного состава Вооруженных Сил на 1 миллион 200 тысяч человек. А тут выпуск курсов. Куда же выпускников девать? К Хибину и преподаватели, и курсанты (их 24 человека было) относились очень хорошо. В столовую курсов офицерского состава пришел отведать обед сам начальник АСС ВМФ СССР адмирал (Чикер). Староста группы Хибин предупредил своих товарищей и попытался привлечь высокого гостя в водолазный класс. Идет по коридору огромная свита. Младший лейтенант Хибин докладывает: «По вашему приказанию 24 выпускника-водолаза для встречи собраны в классе». Оказалось, что адмирал об этих курсах и не знал. Старшие офицеры ему не докладывали, сами переживали за свою судьбу в связи с сокращением кадров. Адмирал неожиданно для всех улыбнулся и приглашение принял, зашел в класс. Состоялась двухчасовая беседа с выпускниками. Все пожелания он записал. В дальнейшем все желающие получили назначения. А 7 человек по своему желанию уволились в запас и ушли на «гражданку», но были трудоустроены по специальности и в Москве, и в Волгограде, и на Севере. Хибину предложили должность старшего преподавателя Кировской академии в Ленинграде. И это — младшему лейтенанту! Александр отказался и выбрал на правах отличника Потийскую базу.

В ПОТИЙСКОЙ БАЗЕ

Сначала был помощником командира корабля и штурманом. Потом — преподавателем-специалистом в 10-м учебном центре, учил иностранцев военно-морским дисциплинам. Так что первые кубинские водолазы — все выпускники курсов Хибина. Был командиром аварийно-спасательной партии. А с 14 мая 1964 года — дивизионным (флагманским) водолазом-специалистом. Водолазы Потийской базы все задачи решали только с оценкой «отлично». В их обязанности также входили поиск и уничтожение взрывоопасных предметов. В Туапсе, Сочи, Сухуми, в Новоросийске с 1962-го по 1969 год водолазы Потийской базы обнаружили, подняли из воды и уничтожили 15809 взрывоопасных предметов. На личном счету 207 взрывоопасных предметов. Среди них глубинная бомба авиационная весом 500 килограммов, три немецкие донные магнитные акустические мины по 1000 килограммов с шестью ловушками каждая. С одной из таких мин у берегов Новороссийска Александр Хибин под водой работал 11 часов. А еще он поднял 127 минометных мин различного калибра. За подъем самолета с секретными документами и оружием Александр Хибин был представлен командованием к ордену Красной Звезды. Но в последний момент орден заменили Почетной грамотой Президиума Верховного Совета Грузинской ССР «За самоотверженность» — как руководителю водолазных работ.

В 1967 году в Поти прибыла из Москвы представительная комиссия для проверки готовности аварийно-спасательной службы и всей Потийской базы к действиям при оказании помощи терпящей бедствие подводной лодке. Комиссия работала долго, но ни одного замечания так и не сделала. В заключение глава комиссии вызвал к себе на беседу. Адмирал узнал, что Хибин в Поти уже 7 лет служит, но перспективы у старшего лейтенанта здесь нет. Вспомнили и ссылку Пушкина на Кавказ, и Грибоедова, и глашатаев, объявлявших Поти городом, и провалившихся по пояс в трясину. Адмирал выслушал внимательно и дал направление молодому офицеру на должность водолазного специалиста-спасателя на экспериментальную подводную лодку с «сатанинским» бортовым номером 666.

«ШАРИК» — НАДЕЖДА ПОДВОДНИКОВ

Уже давно встал вопрос о создании аппарата, который смог бы работать в качестве спасательного средства достаточно автономно. Еще в 30-е годы военные специалисты работали над переоборудованием подводной лодки типа «барс» или «щука» в подводный спасательный аппарат. Ожидаемого результата те работы не дали. Только в 1958 году к этой теме приступили очень серьезно. Вышло постановление Совета Министров СССР, в котором ЦКБ «Лазурит» предписывалось выполнить проект переоборудования подводной лодки С-63 (проекта 613) в экспериментальную спасательную подводную лодку проекта 666. Кто придумал такое название (или такой шифр для лодки) — сегодня неизвестно. Но серийную дизельную лодку перегнали в Горький, и 3 марта 1960 года она стала на переоборудование в СПЛ. Эта лодка проекта 613 уже отходила в Черном море почти 10 лет. Командовали ею Кузнецов, Маркелов, Скипидарников. Капитан 3 ранга Юрий Михайлович Лисичкин в качестве командира принял лодку от Скипидарникова уже в Горьком.

А в 1962 году лодка вернулась на Черное море, но уже в качестве экспериментальной спасательной (СПЛ). На заводе к этому времени изготовили управляемый подводный снаряд (УПС). Но флоте снаряд получил название «Шарик», где и стал служить специалистом экстра-класса Александр Хибин. «Шарик» имел ходовые двигатели для перемещения как в горизонтальной плоскости, так и по вертикали. Его экипаж — командир и техник (машинист трюмный). УПС располагался на комингс-площадке СПЛ. Он мог самостоятельно сняться с лодки-спасателя, по приборам обнаружения зависнуть над аварийной лодкой, сесть на ее комингс, присосаться, выравнять давление свое с давлением в лодке, забрать одного человека и самостоятельно найти СПЛ и вернуться на нее. А к тому времени на СПЛ-666 был уже создан настоящий водолазный комплекс с барокамерами и шлюзами.

«Шарик» на Черном море прошел огромный объем испытаний и экспериментов. Работа в нем оттачивалась до совершенства. Слишком велик был риск гибели и экипажа, и транспортируемого подводника. Командовал «Шариком» Борис Артемьевич Глушков. После окончания академии он командовал и всей СПЛ-666. Техником был мичман Анатолий Михайлович Романов. По окончании испытаний они оба были представлены к награждению боевыми орденами.

СОВЕРШЕНСТВО НЕ ЗНАЕТ ПРЕДЕЛА

В 1966 году лодку 666 вновь переоборудовали, оснастив ее комплексом длительного пребывания людей под водой. Эту новую технологию к тому моменту испытывали уже по всему миру. Задача крайне тяжелая. Нужны всевозможные датчики микроклимата и состава газовых смесей в барокамере. Нужны были приборы контроля состояния организма человека. Метод давал возможность работать под водой по 6-8 часов. И французы, и американцы ушли далеко вперед в области длительного пребывания под высоким давлением. И настало время их догонять и обгонять. Лодку 666 дооборудовали. И в 1969 году новый комплекс был сдан приемной комиссии. Вот в этот момент и пришел на лодку 666 Хибин в качестве заместителя начальника лаборатории. Иногда ему задавали вопрос коллеги-подводники: «Сколько спирта потребляла лаборатория?» Вопрос не праздный. Системы высокого давления требовали тщательного обезжиривания. Раз послали запрос в город Горький в ЦКБ с просьбой прислать дополнительный объем спирта-ректификата. Пришел ответ, что такого спирта в институте сейчас нет, но готовы выслать спирт класса «Прима», используемый для разлива водки «Столичной» на экспорт. Научные руководители обрадовались и отбили телеграмму о том, что готовы на такой вариант замены, но при увеличении объема поставки. И получили дополнительно 400 литров «Примы». Большая часть его пошла действительно на обезжиривание систем и механизмов. Меньшая, но тоже достаточная, — на дегустацию без экспорта. Но узлы и механизмы были под надежной защитой. Да и сама лаборатория обходилась государству в копеечку нешуточную. 10 дней пребывания водолаза на глубине 100 метров требовали затрат, равных стоимости 20 новеньких автомобилей «Волга».

…Девять лет ходил Хибин по морям в различных должностях на судах загранплавания. Посмотрел мир, побывал в 11 странах. Отдохнул на берегу, но море звало. Пошел на должность водолаза в 37-ю бригаду спасательных судов. Сам спускался под воду, молодых водолазов готовил. И так вплоть до 2009 года, когда окончательно ушел на отдых. Общий стаж работы — 57 лет, с выслугой «водолазной» — более 74 лет. Жизнью доволен. Сохраняет бодрость духа. О несбывшейся мечте стать летчиком-истребителем, а позже — инженером-танкистом, ничуть не жалеет.

Через школу Александра Хибина прошли все водолазы Черноморского флота. В качестве члена экзаменационной комиссии давал путевку в жизнь многим водолазам. В 2006 году, в день своего 70-летия, Александр Хибин купил желтые розы и спустился с ними на дно на 12 метров. Коллеги прикрыли букет полиэтиленовой пленкой. Теперь туда начинающих водолазов на экскурсию водят. Завершая рассказ, Александр Хибин сказал просто: «Я счастлив своей жизнью!»

Рассказ ветерана записал В. ИЛЛАРИОНОВ.

Другие статьи этого номера