Вежливая весна

Вежливая весна

Господи, неужели все закончилось?! Причем благополучно, притом — без единой капли человеческой крови (в Севастополе, по крайней мере)! И это в городе, в котором оружия больше, чем в целой армии какой-нибудь страны третьего мира! Мировая практика революций свидетельствует об обратном, и приятно осознавать, что Севастополь и в этом случае стал прецедентом и образцом для подражания. Наверняка совсем скоро в учебниках по истории появится раздел «Как совершать революцию эволюционным путем».Революцию готовят гении, делают романтики,

А плодами пользуются негодяи.

(«Железный канцлер» Отто фон Бисмарк).

* * *

А теперь давайте порассуждаем, почему нам так свезло. То ли мы действительно Богом избранный город, славянский Иерусалим, то ли до неприличия воспитанные, интеллигентные и вежливые люди?! А как любой воспитанный и вежливый человек, мы должны вспомнить и поблагодарить (не срываясь на крик) всех тех, кто «помог» нам обрести свободу.

Вся новейшая история Украины, в которой нас «забыли» в 1991 году, напоминает пролонгированный «голодомор», по недоумию предпринятый государством по отношению к собственным гражданам, а последние лет пять страна и вовсе стала напоминать быстрорастущую раковую опухоль, пожирающую тело, в котором она находилась. При этом «тело» дряхлело и изнемогало, в то время как все «злокачественные клетки» жили припеваючи, быстро множились и поражали метастазами еще относительно здоровые органы и ткани. Более того, эти «клетки» даже слышать не хотели ни о каком лечении, не говоря уже о радикальной операции. Так что Майдан — это вполне логичный бунт вконец одряхлевшего «тела» против нашествия самой опухоли и ее метастазов, своего рода принудительное лечение, как это бывает в случае опасных для окружающих симптомов наркомании или алкоголизма у отдельно взятого пациента. Любая опухоль изначально обречена, если не попытается искусно мимикрировать под здоровые ткани.

Выходит, что Майдан — это своего рода «химио- и радиотерапия» для попытки спасти весь организм. Но… Беда в том, что и лучевая терапия, и лекарственные препараты убивают не только раковые клетки, но и оставшиеся здоровые. Начинают выпадать волосы, зубы, снижается иммунитет, и любые, даже не очень опасные вирусы и бактерии становятся смертельными! Что, собственно, и произошло в Киеве, когда процесс «лечения» вступил в активную фазу. Даже изначально «здоровые ткани» под действием мощной дозы «гамма-излучения» тоже «заболели», но уже совсем другой болезнью. И этот процесс мутации стал слишком агрессивным, неуправляемым и быстро распространяющимся. Его, пожалуй, можно сравнить с газовой гангреной. Спросите у Николая Ивановича Пирогова, как он лечил гангрену во время первой обороны Севастополя. Высокая ампутация! Иного выхода сохранить больному жизнь нет: либо мучительная смерть в агонии и конвульсиях, либо жизнь без смертельно пораженных «органов и конечностей». Севастопольцы и крымчане выбрали, к счастью, второй вариант, хотя в такой ситуации очень трудно решиться на радикальную операцию. Все равно что волчице отгрызть свою лапу, попавшую в капкан. Больно? Да. Страшно? Еще как! Но выхода-то нет. Вот мы и «отгрызли» больную конечность по самый Перекоп.

Довольно медицинской терминологии, переходим на язык марксизма-ленинизма. Это учение еще никто не отменял. Помните про революционную ситуацию? Это когда «низы не хотят, а верхи не могут жить по-старому». «Низы», надо полагать, в данной ситуации мы с вами. Кто-нибудь из вас хотел бы вернуться в, скажем, 22 февраля 2014 года? Молчите?! А знаете, почему? Каждый из нас понял, что это — самое дно, ну или «девятый круг ада». Хуже уже не будет лишь потому, что хуже не бывает. А вот попытаться прорваться через «чистилище» к небесным сферам можно и нужно попробовать. Вот мы и попробовали 23 февраля, тем самым пройдя ту самую «точку невозврата». К тому же Бог послал нам самого настоящего Вергилия, который знал проход через чистилище. И мы пошли за ним, да так дружно и так быстро, что за неполный месяц без потерь выбрались из чистилища, а уже 16 марта узрели первую из девяти небесных сфер! У нас все получилось?! Так не бывает?! Почему-то вспомнился Коэльо: «Если ты чего-то по-настоящему хочешь, то вся Вселенная будет тебе в этом помогать»! Значит, мы этого очень хотели. В последние дни очень часто слышу от разных людей одну и ту же фразу: «Уже ради этого Дня Победы стоило жить»! Мне кажется, это не просто слова…

Итак, мы вежливо вернулись на Родину. Не совсем по-английски, но и не хлопая злобно дверью. И теперь возникают неприятные сюрпризы, связанные с оценкой произошедшего. Я и не думал, что большинство моих друзей из Киева, Одессы, Кировограда, Кривого Рога будут всерьез предлагать мне политическое убежище, пока не закончится «оккупация»! Я устал отшучиваться, что голосовал не «под дулами автоматов, а под стволом танка». Причем я сам выбирал марку, расцветку, пробег и тюнинг… Боюсь, что они поверили. Они верят во все, что о нас говорят «объективные» СМИ. Верят и… звонят мне все реже и реже. А как мне им объяснить, что нас не оккупировали, не присоединили, не аннексировали?.. Мы вернулись домой.

У меня в театре одна артистка — из Львова, другая — из Санкт-Петербурга с российским гражданством и паспортом соответственно. И они понимают друг дружку и в жизни, и на сцене. А еще ведущий артист — майор украинских ПВО, который десять дней и ночей не бросал свою часть, потому что не было приказа вышестоящего начальства. И спал в казарме в обнимку с «калашом». А еще он отвечал за жизнь двадцати пацанов с такими же автоматами, которыми они, к счастью, так и не научились пользоваться.

И вот этот артист-майор из рода потомственных казаков, правнук Георгиевского кавалера, давший однажды присягу своей стране и своему народу, без приказа не оставил расположение части. Прямо как в рассказе Алексея Пантелеева «Честное слово». Там мальчишку, «вооруженного» деревянным ружьем, под честное слово поставили охранять «пост» в парке на Васильевском острове. В шутку поставили. И он мужественно стоял, пока сердобольный прохожий не нашел на трамвайной остановке майора кавалерии, который и приказал ему покинуть пост. Происходило это в 1941 году! Сегодня — 2014 год, и на посту не мальчик, а майор. И в руках у него — настоящее оружие. А его командир даже не звонит и на звонки не отвечает. Часть его — на отшибе Феолента, и по периметру расставлены «вежливые люди», и в руках у них — не древки от лопат.

К счастью, все закончилось бескровно.

Как жить нашей семье, если брат с тетушкой и дядюшкой живут в Москве, а сестра с семьей — в Киеве?! Это — правда! И если москвичи плачут от радости за нас, то сестра… не звонит. Как жить дальше на одной лестничной площадке офицерам разных флотов разных государств? Как сохранять мир в смешанных семьях (а их в Севастополе — большинство), как теперь вместе учиться в одном классе детям, чьи отцы стояли этот месяц по разные стороны укреплений?..

Но за все в этой жизни надо платить, причем за возвращение домой и свободу платить придется по самым высоким счетам. Но нам-то не привыкать, ведь столько лет мы покорно терпели веерные отключения света, отсутствие горячей воды, ежемесячный рост цен, задержку выплат мизерных зарплат… Но тогда мы терпели не пойми для чего, а сейчас — за долгожданное воссоединение с Родиной. А ради этого можно еще раз затянуть пояса, повторяя как заклинание: «Хуже не будет, ведь хуже не бывает!» Как сказал один мой друг, «лучше затянуть пояс на животе, чем петлю на шее». По-моему, весьма убедительно. Ради этого можно снова оказаться в блокаде, ведь теперь сил нам добавляет лишь одна мысль: «Мы — дома!»

Любые напасти однажды проходят, даже землетрясения, наводнения и цунами, а тут — какая-то «блокада». Ну да, трудности с въездом-выездом, банковский коллапс, обвинения в коллаборационизме… Кстати, переводится как «сотрудничество с врагом». А вот это уже «клиника»! Получается, что все мы сотрудничаем и помогаем захватчикам. Но, если учесть, что мы сами себя «захватили», то нас обвиняют в сотрудничестве с самими собой! И нам грозят нешуточными тюремными сроками за то, что мы помогаем самим себе выжить в условиях блокады! Еще вот и «бабушка с косой» по телефону грозит превратить нашу землю в выжженную пустыню. Кстати, в русском языке — два значения слова «коса», но даже апокалиптический образ женщины с косой уже никого не испугает. Раз нам грозят, значит, мы все делаем правильно. Почему-то вспомнилась сказка про Красную Шапочку: в ней добрая девочка несла через лес лукошко с пирожками и печенюшками. Это я о западных политиках в лице Виктории Нуланд. Правда, в отличие от сказки, в нынешнем «лесу» живут не только Кролики и Лисы, но и МедведЕ! А еще есть Волк (по-украински — Вовк). Странные совпадения?!

В этом году библейский праздник Пурим выпал именно на 16 марта (в прошлом году — на 23 февраля!), и означает он годовщину вооруженного восстания и освобождения евреев от тирании персов, которые хотели их уничтожить. И еще: ровно семьдесят лет назад, 16 марта 1944 года, Сталин отдал приказ о начале освобождения Крыма! Так что сами звезды были за нас. И мы вернулись на Родину, как… Михаил Девятаев с товарищами из лагеря смерти Пенемюнде. Причем не с пустыми руками!..

А теперь самое главное — всем нам остаться такими же вежливыми и интеллигентными, какими мы были всегда. Причем не только с друзьями, но и с недоброжелателями. Знаю, это тяжело на волне революционной эйфории, но именно нам надлежит показать всей Европе, что такое на самом деле терпимость и мудрость. Ну а очень плохих людей накажет Тот — события в Ровно ярко это проиллюстрировали. Нам же необходимо сохранить «горячее сердце, светлую голову и чистые руки». Глупо не использовать уникальную возможность «обнулить» двадцатитрехлетнее прошлое и начать с чистого листа, когда власть понимает, что служит не абстрактному народу, а каждому конкретному человеку с именем, фамилией и адресом. Иначе… Читай с начала.

И даже если в домах не будет порой света, мы непременно узнаем, что «сегодня в городе родилось двенадцать детей: шесть девочек и шесть мальчиков». Так что самое «время жить в Севастополе»!

Фото Д. Метелкина.

Другие статьи этого номера