Вьетнамский синдром

Этот термин появился в семидесятые годы среди американских психологов, занимавшихся реабилитацией вернувшихся с войны солдат. Позже он прописался и у нас, но только назывался уже по-другому: «афганский» и «чеченский». Заключается он в одном постулате — с войны никто и никогда не возвращается; она продолжается до самого последнего вздоха бывшего солдата!

Нечто подобное, хотя и в легкой форме, к сожалению, наблюдается в Севастополе после пресловутых «окаянных дней». Бескровное (к счастью) противостояние закончилось долгожданным возвращением на родину, но адреналин в крови участников третьей обороны Севастополя еще не снизился до исходного значения, поэтому вполне уместно прогнозировать «локальные войны» внутри, например, трудового коллектива, членов дачных кооператива, даже внутри обыкновенных севастопольских семей… Таких примеров более чем достаточно, увы! Нам бы не уподобиться радикалам и не открыть «охоту на ведьм», как это случается после любой революции. Вспомните первые годы после Великой Октябрьской, разделение общества на «красных» и «белых», раскулачивание, тотальный террор с одной и с другой стороны… Вспомните актуальный вопрос в далеком 1991 году: «А где вы были 19-21 августа?» И в зависимости от ответа, подтвержденного документально, решалась дальнейшая судьба людей. Не всегда адекватно, кстати.

Вот именно об этом разрушительном процессе и хотелось бы предупредить всех нас. Мы слишком вежливые, интеллигентные и терпеливые, чтобы опускаться до уровня дрязг и сведения мелочных счетов. Тем более что мы решили построить справедливое и честное общество, модель которого может вполне стать прообразом новой, другой, справедливой России. Такой шанс дается только избранному народу, да и то раз в тысячелетие. Так давайте используем его, проявив свойственные нам мудрость и умение прощать поверженного противника.

Я устал повторять, что мы в первую очередь севастопольцы. Мы с вами вместе пережили все тяготы двадцатитрехлетней «натурализации» и насильственной «украинизации по-киевски». Мы сохранили материнский язык, обычаи, традиции и культуру — это и есть самая главная победа! Наши дети знают правду о Великой Отечественной, а не о «второй мировой» войне. Нас много раз пытались «обнести колючей проволокой» и «поставить на колени», а в последнее время и вовсе грозили физическим уничтожением! Но мы выжили! Заметьте: я все время употребляю «мы» и «нас». А сейчас набирает обороты тенденция делить севастопольцев на «благонадежных» и «неблагонадежных». Очень опасная тенденция!

Лично мне становится не просто не смешно, а страшно, когда узнаю о конфликтах, возникающих в обыкновенных севастопольских семьях!.. А они у нас — сплошь смешанные. Одни хотят уехать на родину на Украину, другие считают, что только теперь они обрели эту самую родину. Кто прав? Офицер украинских ВМС, верный данной им присяге, с оружием и подчиненными покидает Крым, а его жена и дети остаются здесь… Кто из них неправ? Моя сестра из Киева не звонит уже третий месяц, а вот брат из Москвы восторженно звонит и пишет каждый день. Мне отказаться от сестры?! Но ведь она же — не фашистка и не радикалка; им просто внушили, что мы обязаны жить с ними в одной стране.

Меня трудно заподозрить в конъюнктуре: я ушел с СТВ, когда с авторами программ ввели обязательные занятия по украинскому языку. Я ни разу не поставил пьесу на мове, хотя мне неоднократно предлагали принять участие в программе грантов для севастопольских театров. Условие одно — «государственный» язык. Нет, я не шовинист, но до сих пор считаю, что родной язык — это своего рода код для каждого человека. Стоит изменить его — и кардинально поменяется сам человек. А лично мне бы этого не хотелось.

Теперь об «охоте на ведьм»… То, что всю нынешнюю власть необходимо «переформатировать», ни у кого сомнений не вызывает. У властей предержащих было достаточно времени, чтобы проявить себя на ниве заботы о простом народе и его чаяниях. Не смогли — лучше уйти самим, не дожидаясь очередных митингов и референдумов. Так будет справедливо и в какой-то степени благородно. Ну не цепляйтесь вы за насиженные места и сытные кормушки — народ обмануть невозможно. Не надо лавировать в новой политической ситуации и перебегать из одной партии власти в другую. Ну некрасиво это! Понимаю, что придется себе во многом отказать и расстаться с перспективой безбедного будущего для себя и своих внуков. Априори не может быть такое невероятное количество дорогущих автомобилей и замков на берегу моря в городе, где всем миром собирают копейки на лечение тяжелобольных детей и ветеранов. Ни в одной стране мира народный депутат городского или районного уровня не может получать столько же, сколько топ-менеджер брендовой корпорации! А стоянки личных авто перед зданиями силовых ведомств не должны напоминать престижный европейский автосалон! И это в то время, когда доведенные до отчаяния мамы на последние деньги покупают в государственной больнице своим детям бинты, йод и «капельницы» в частных аптечных ларьках!.. Интересно: это только мне кажется несправедливым?

Какой великий соблазн и какая редкая удача — всем нам начать с чистого листа. Будто прожить еще одну жизнь! Когда власть перестанет нас обманывать. Когда не надо будет записывать своего ребенка на прием к специалистам детского комплекса, отстояв очередь с восьми утра! Какая дикость и глупость! Похоже, что двадцать первый век в некоторых вопросах обошел Севастополь стороной. Когда не надо будет платить врачам приличное вознаграждение за плановую операцию в муниципальной больнице. Ну не может врач по нищему городу передвигаться в роскошной «Тойоте»! Хотя бы из этических соображений. Хотя… Наше сознание извратили за эти двадцать три года. Мы научились спокойно смотреть на чьи-то многомиллионные яхты у причалов, купаться только в строго отведенных для нас — людей второго сорта, да еще и с «русским акцентом» — местах.

Да, я презирал руководство той страны все эти двадцать три года. Лишь потому, что единственное, к чему они меня (как и остальных) подталкивали, так это к аферам с недвижимостью, «челночному» промыслу, изготовлению и подпольной продаже «паленых» спиртных напитков или к полулегальному экспорту цветных металлов — только так я смог бы стать «как все», «средним классом» и зарабатывать на более-менее достойную жизнь. Но я этого, к счастью, не сделал. А вот на поддержку искусства, театра, кинематографа, литературы та страна денег не выделяла — для этих бесполезных, с ее точки зрения, вещей бюджет был всегда пуст. Всегда! Двадцать три года практически впустую! А это — на секундочку! — половина жизни. Причем не у меня одного. Может, вспомним, как врачи и учителя в одночасье превратились в рыночных торговцев, а молодые люди мечтали о красивой жизни путан и бандитов! Или как флотские офицеры по ночам подрабатывали грузчиками и охранниками, чтобы прокормить свои семьи!.. Как объявлялись банкротами и скупались по дешевке высокотехнологичные предприятия и заводы, а их рабочие и инженеры пополняли армию деклассированных люмпенов. Когда количество развлекательных и торговых центров, ночных клубов и ресторанов становилось сопоставимым с населением города… Я презираю лидеров той страны за то, что они извратили вседозволенностью сознание наших горожан, которые стали жить «по понятиям», а не по закону, когда «телефонное право» было более действенным, чем УК. Когда городские чиновники перекрашивались каждые четыре года и считали своей победой выклянчивание денег в столице на дыры в нашем бюджете… Все изменилось в одночасье: «мать-волчица» вернулась в свое «логово» за своими «волчатами». И очень на то похоже, что они уже никогда не расстанутся!

Но… Давайте «перезагружаться» вместе! Полжизни упущено, надо успеть наверстать. Поэтому не стоит устраивать «суды Линча» и «охоту на ведьм», тратя на это драгоценное время. Это нерационально. Ведь даже «нашкодивших» в прошлом чиновников можно эффективно использовать для восстановления всего того, что ими же было разрушено или доведено до упадка. Вот пусть они и чистят авгиевы конюшни и снимают «мины», которые сами же и «ставили» все эти годы. Общественные принудительные работы, но не на руководящих должностях, а например, в качестве… рядовых сотрудников ЖКХ, природоохранных и социальных служб — работы хватит всем и надолго!

Вот и давайте созидать — «война» закончилась, время восстанавливать народное хозяйство ударными темпами, чтобы еще самим успеть насладиться жизнью в «городе-солнце». Страстная неделя непременно закончится светлым праздником Воскресения Христова, и наступит время… «Время жить в Севастополе»!

Другие статьи этого номера